Регистрация / Вход



ДОМ НЕ ДЛЯ МОЛИТВЫ?

Печать

 

 

Карина САВВИНА

 

KS petrКонституционный Суд обсудил жертвоприношения и право на «домовые церкви»

Конституционный суд РФ 8 октября рассмотрел дело о «домовых церквях», поводом к чему стала жалоба жительницы Ростовской области. Ее оштрафовали за то, что она пускала на четыре часа в неделю в собственный дом религиозную организацию для богослужений. Власти не считают, что этим штрафом были нарушены права собственника дома на вероисповедание, а Совет по правам человека при президенте, напротив, отметил «тревожную тенденцию» по всей стране.

 

Прихожанка «Церкви христиан-адвентистов седьмого дня» из поселка Веселый Ростовской области Ольга Гламоздинова владеет дачей на участке в 13 соток. Земля предназначена для ведения подсобного хозяйства. Она разрешала своей «Церкви христиан-адвентистов седьмого дня» проводить в доме богослужения раз в неделю. В январе 2017 года по требованию властей она заключила с организацией договор безвозмездного пользования имуществом.

Кроме того, Гламоздинова также согласилась внести в ЕГРЮЛ адрес этого дома в качестве юридического адреса религиозной организации. В сентябре 2017 года райотдел Управления Росреестра по Ростовской области привлек ее к административной ответственности и оштрафовал на 10 тыс. рублей за нецелевое использование земельного участка. Суды законность этого решения подтвердили.

Теперь Гламоздинова требует признать неконституционными статью 42 Земельного кодекса РФ и часть 1 статьи 8.8 КоАП РФ. Она убеждена, что они не соответствуют статьям 28, 35 (часть 2) и 55 (часть 3) Основного закона, так как приводят к нарушению ее конституционного права свободно владеть и распоряжаться своим имуществом, а также права на свободу совести и вероисповедания.

«Мы уловили некую тревожную тенденцию. Получается так, что в разных концах страны правоприменители стали использовать категории целевого назначения земли и зданий для ограничения прав граждан. Речь идет о свободе вероисповедания. В разных концах страны. Есть определенная практика, в том числе арбитражная, она накапливается. Это действительно серьезный вопрос. К нам обращаются с жалобами. Последний пример — в апреле этого года не то что оштрафовали, а лишили здания храма небольшую религиозную организацию «Православная церковь Божьей Матери», — заявил на заседании представитель Совета по правам человека при президенте Иван Шаблинский.

В упомянутом случае организация выстроила небольшой храм, он был зарегистрирован как здание для совершения богослужений.

«Но основанием (для привлечения к ответственности) было то, что в свое время в 1996 году та разваленная котельная, которая была передана организации, не имела такого статуса, — пояснил Шаблинский. — Правильное оформление статуса здания эту организацию не спасло. То есть причина какая-то другая в этой тенденции. Я оценивать не возьмусь, но это факт. Больше десяти случаев таких. А по стране тысячи квартир, десятки тысяч используются разными, небольшими религиозными организациями для богослужений. Это реальная практика».

Эту тенденцию заметили и представители заявительницы, которые включили в материалы для КС десять похожих историй, но список этот не исчерпывающий. Например, по словам адвоката Владимира Ряховского, сегодня в Свердловской области также рассматривают дело, где гражданина могут привлечь к ответственности, так как в его доме 10−15 человек проводили какие-то религиозные обряды. Адвокат считает, что подобной правоприменительной практикой ситуацию просто «загоняют в тупик».

«В большинстве случаев «богослужение» для таких религиозных организаций — это собрание 5−10 человек. Получается, что, по мнению правоприменителя, такое использование жилого дома — это противозаконно», — сказал адвокат Сергей Чугунов.

Он решил вспомнить о «вековой русской традиции» — домовых церквях. Практика эта фактически продолжается, и список субъектов федерации, где граждан наказывают за богослужения у себя дома, достаточно обширен. Это происходит, по мнению Чугунова, вопреки закону о свободе совести, а именно статье 16. Кроме того, он указал, что совершенно спокойно службы проводят и в других зданиях, например больницах, домах престарелых, часовни есть и на территории различных госучреждений.

«Ни в одном из этих случаев нет земли религиозного назначения. Не может быть земли религиозного назначения под Московским городским судом», — заявил он.

Согласно упомянутой статье 16, религиозные организации могут не только основывать и содержать культовые объекты для богослужений, но и «беспрепятственно совершать богослужения, иные церемонии и обряды в жилых помещениях». Как подчеркнул Ряховский, жилые помещения не могут по определению располагаться на земле религиозного назначения, поэтому ситуация, на его взгляд, более чем очевидна. «Эта норма что, мертвая что ли?» — недоумевал он.

Тем не менее представители Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции, Государственной думы и президента не согласились, что оспариваемые нормы неконституционны. Так, Минюст особо подчеркивает, что когда Ольга Гламоздинова предоставила общине свой дом для богослужения, она автоматически предоставила и участок под ним. Который, конечно, по закону может использоваться лишь для огорода.

Совет по правам человека высказал прямо противоположное мнение: то, что происходит внутри дома, не нарушает целевое назначение земли вокруг него. Даже статья КоАП, по которой привлекли заявительницу, относится к природоохранному разделу о вреде экологии. Но религиозные обряды никак не вредят окружающей среде, настаивает Шаблинский. «Подобная ситуация у нас вызывает тревогу», — признал он.

СПЧ просит КС РФ раскрыть конституционно-правовой смысл оспариваемых положений. По мнению членов Совета, сами нормы не мешают использовать жилые дома согласно с волей собственников, но разъяснения суда должны помочь прекратить использовать эти нормы для нарушения конституционных прав граждан.

Представитель Госдумы в КС Марина Беспалова тоже отказалась считать нормы неконституционными. Она обратила внимание на договор, подписанный заявительницей в январе 2017 года, когда она разрешила своей церкви пользоваться ее адресом в юридических целях. Согласно документам, организации передали полностью весь дом, а не одну комнату, причем в пункте 1.4 прописано, что заявительница предоставляет свое жилье для «адреса местонахождения постоянно действующего руководящего органа местной религиозной организации».

На взгляд Беспаловой, это подразумевает фактическое нахождение по этому юрадресу религиозной организации, а не только периодические богослужения там. Тем более, что в том же договоре прописаны обязательства обеспечить пожарную безопасность для юрлица, ведение журнала, оборудование запасных выходов и «обучение персонала».

«Договор подписан юридическим лицом, руководителем. Здесь поставлена печать. У меня одна только реплика: перевести помещение из жилого в нежилое — это небольшая процедура, и никаких больше проблем. Процедура упрощена. <…> Да, для этого нужны публичные слушания. Но для культовых, религиозных организаций тоже процедура упрощена. Ничего не мешало. Просто или по незнанию, а незнание закона не освобождает от ответственности, или какая-то другая причина», — предположила Беспалова.

Однако ей возразил адвокат Чугунов. Он согласился, что договор «юридически неграмотные люди просто скачали из интернета» и предоставили по требованию Минюста, не предполагая споры между собой, им он был не нужен. Никакая административная деятельность в здании не велась. Да и в решениях судов, признавших Гламоздинову правонарушителем, сказано, что земля была не по назначению использована «для проведения богослужений, обрядов и церемоний».

«Именно за это она была привлечена к ответственности, а не за предоставление адреса, который в реестр внесен, еще за какие-то положения договора», — подчеркнул юрист.

Представитель президента в КС Михаил Кротов не усмотрел противоречия между Основным законом и оспариваемыми нормами. Более того, они нужны в том числе и для обеспечения свободы вероисповедания, так как свобода, как известно, заканчивается там, где начинается свобода другого. А другой вполне может оказаться последователем иной конфессии.

Кротов напомнил, что собственники участков по Земельному кодексу обязаны использовать их в соответствии с их целевым назначением, кроме того, на землю и объекты капстроительства распространяется еще и Градостроительный регламент, а жилой дом должен использоваться без нарушения разрешенного использования для земли. При желании и соблюдении технических регламентов можно изменить статус и участка, и здания. Жилой дом, возведенный на участке для подсобного хозяйства, по классификатору можно использовать только для «удовлетворения бытовых и иных нужд, связанных с проживанием в нем».

«И, естественно, проживающая в доме семья в праве использовать жилище для богослужения», — признал Кротов, сославшись на ту же статью 16 Закона о свободе совести.

«Однако рассматриваемое сегодня дело представляется достаточно спорным, сделать однозначный вывод о нарушении законных прав и интересов третьих лиц — соседских прав. Если проведение религиозных обрядов и церемоний осуществляется на регулярной основе с участием лиц, не зарегистрированных в этом доме и не принадлежащих к обычному кругу семьи», — добавил он.

Он предложил представить ситуацию, когда на двух соседних земельных участках по шесть соток расположены мусульманская и христианская общины.

«И где начинается право на отправление богослужения? Например, у мусульман принято приносить жертвоприношения. Это не нарушает права и законные интересы других представителей, соседей? Наверное, всё-таки не случайно классификатор определяет, что если этот участок предназначен для религиозного использования, то этот вопрос тоже будет разрешен с тем, чтобы не было конфликтной ситуации, чтоб она не возникала», — убежден Кротов.

Не лучше выглядят и регулярные богослужения в многоквартирном жилом доме, полагает представитель президента.

«В квартиру придет человек 15−20, и начнем… Мы уже видели подобное, кинематограф нам прекрасно показал, как это происходит, правда, не на примере религиозных организаций, но у Булгакова это описано», — сослался Кротов на сцену хорового пения в доме профессора Преображенского из фильма Владимира Бортко «Собачье сердце».

Михаил Кротов еще допускает, что отдельная семья могла бы дома «помолиться сама» или провести обряд «разовый» — «не дай бог, отпевание, или крещение». Закон, уточнил Кротов, ничего подобного не запрещает. Другое дело — дать доступ в дом или квартиру постоянно действующей религиозной организации, куда приходят в том числе и не проживающие по адресу люди. «Конечно, это вызывает большие сомнения», — считает представитель президента.

Кротов заключил, что предоставление дома или участка для регулярных ритуальных церемоний для неограниченного круга лиц приобретает публичный характер, на это указывает и размещенная на доме вывеска, и сведения в ЕГРЮЛ. «Как представляется, когда в случае фактического размещения в зданиях и сооружениях молельных домов имеет место явная подмена одного вида разрешенного использования земельных участков другим», — сказал Кротов.

На отсылки к семейным молитвам обратил внимание адвокат Сергей Чугунов и в ответ Кротову привел другой случай из практики, который также присовокуплен к рассматриваемой жалобе.

«Помимо административного дела, также было прокурором вынесено предостережение о недопустимости использования жилого помещения для религиозных целей. На что пастор той религиозной организации ему сказал: «Я человек многодетный. И если мои дети со своими семьями и детьми придут в гости, нас уже будет более 50 человек, и мы все — прихожане одной церкви. Я что, теперь не могу семью собрать, отпраздновать праздник, помолиться вместе?» На что ему был дан ответ: собрать можете, праздновать можете, будете свои песни петь — привлечем за неисполнение. Вот она, практика применения оспариваемых норм», — заметил юрист.

Теперь стороны процесса по делу Ольги Гламоздиновой должны дождаться решения Конституционного суда.

 

Источник

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал