Регистрация / Вход



СИЛА УБЕЖДЕНИЯ

Печать

 

 

Мария СТАРЦЕВА, Ирина ШАБАЛИНА

 

 

ginekologПро способы повысить рождаемость и право выбора

 

В Минздраве Кировской области решили финансово мотивировать врачей, чтобы они активнее убеждали своих пациенток не прерывать беременность. Сотрудникам кризисных центров будут доплачивать по 4 тыс. руб. за каждую отказавшуюся от аборта и вставшую на учет в консультацию женщину. Поможет ли эта мера решить демографическую проблему и не нарушает ли она права женщин — «7х7» узнал мнение экспертов по этому поводу.

 

 

По тарифу

О новых мерах для повышения рождаемости в Кировской области 31 июля сообщили в пресс-центре регионального Минздрава. С 1 августа сотрудники кризисных центров, где оказывают медико-социальную помощь беременным и женщинам в трудной жизненной ситуации, будут получать дополнительные выплаты за решение женщины сохранить беременность.

В Минздраве «7х7» сообщили, что работники кризисных центров будут получать по 4 тыс. руб. за каждую пациентку, которая передумает делать аборт и встанет на учет по беременности в женскую консультацию. Эти выплаты — из фонда обязательного медицинского страхования. В ведомстве пояснили, что сумма определена «исходя из анализа тарифов законченных случаев оказания медицинской помощи в системе ОМС».

Из пресс-релиза Минздрава следует, что профилактика и снижение числа абортов ― политика государства, а увеличение рождаемости — «стратегически важный целевой показатель» при реализации нацпроектов «Здравоохранение» и «Демография».

― Наша задача ― сделать все необходимое, чтобы у женщин было желание рожать первого, второго и третьего ребенка. Создать условия для уверенности людей в своем будущем, в том, что они смогут родить и воспитать детей, при этом рассчитывая на нормальную работу и, в определенных случаях, на поддержку государства, ― цитирует пресс-центр зампреда правительства Дмитрия Курдюмова.

Доплаты за отказ от аборта — не единственные в Кировской области. С 1 декабря 2018 года врачам доплачивают и за выявление онкологических заболеваний. По информации пресс-центра правительства региона, надбавка к зарплате составляет 5 тыс. руб. и устанавливается ежемесячно. За первые полгода 2019 года было 855 выплат. Также есть надбавки за снижение смертности от болезней системы кровообращения, а с июля 2018 года участковым врачам, врачам общей практики или семейным врачам могут доплачивать 5–10 тыс. руб. ежемесячно за снижение уровня смертности на прикрепленном участке.

 

  • Аргументы за

Председатель кризисного центра защиты материнства и детства «Моя семья» (помогает женщинам вещами, продуктами, ремонтом, оказывает психологическую помощь) Ольга Устюжанина считает, что введение стимулирующих выплат ― вынужденная мера, «потому что по-другому вопрос абортов не решается». Но, по ее словам, сама она доплачивала бы «не за просто спасенную жизнь, а за прирост рождаемости»:

Сейчас очень много гинекологов, которые своим поведением подталкивают женщину к аборту. Сама сталкивалась с такой практикой гинекологов, которые спокойно реагируют на факт аборта: «На аборт? Заходите!» И они не разбираются, не предлагают другого варианта. Фактически предлагают сделать аборт. Когда гинеколог будет замотивирован на другое, может быть, это изменит ситуацию.

— Когда женщине в кабинете будут говорить: «О! Беременная! О! Поздравляем! Вы уже мама, знаете об этом?», когда женщину будут поздравлять с тем, что она уже мама, а не с легкостью допускать до аборта, то это будет другая ситуация. Нужно понимать, что для нас [женщин] гинеколог ― это авторитет, и очень важно, что она говорит на приеме. Он формирует окончательное решение по поводу беременности, — считает Устюжанина.

Психолог этого же центра Светлана Бельская подтвердила: совсем немного женщин приходит к ним «с четко взвешенным решением»:

― Так срабатывает психика, что женщина думает, что аборт ― это выход. Задача психолога ― рассмотреть настоящую причину желания аборта. Чаще всего девушки говорят о материальном положении, об отсутствии партнера или его нежелании иметь ребенка. Мы помогаем понять, действительно ли женщина не хочет иметь именно ребенка или она видит какие-то другие причины. Если дело в этих причинах, мы начинаем рассматривать варианты, что может помочь сохранить ребенка.

По мнению Устюжаниной, система доплат не будет провоцировать врача давить на пациентку и убеждать ее отказаться от аборта. Как заявила женщина, специалисты их центра «не давят, не настаивают, просто информируют, насколько развился ребенок».

― Как правило, четыре тысячи женщин, которые через нас прошли, не знают, когда формируется голова, ручки, ноги, глаза. Многие думают, что пять недель ― это не пять месяцев. Когда они делают медикаментозный аборт, то они думают, что там сгусток крови. Но они не понимают, что это — уже частично сформированный человек. Мы говорим о том, как он будет выглядеть через неделю, месяц, три месяца и далее. А также рассказываем им о духовном аспекте, о том бумеранге, который в жизни работает. Если ты отнимаешь что-то, то и у тебя отнимут тоже. Это все последствия неправильного выбора, ― рассказала Ольга Устюжанина.

Она убеждена, что врачи не станут давить еще и потому, что в таком случае женщины смогут подать на них в суд, а разбирательства специалистам ни к чему. Бельская считает, что выплаты «настолько смешные», что никто не станет давить на пациентов ради «такого финансирования».

 

  • Аргументы против

«Каждый раз мне промывали мозги»

Политика государства поощрила практику «репродуктивного насилия», когда желающих сделать аборт запугивают сами врачи, давят на них психологически, обращаются пренебрежительно из-за их намерения прервать беременность. Несколько историй таких женщин публиковал «Сноб».

Корреспондент «7х7» поговорил с 19-летней кировчанкой, которая попросила сохранить полную ее анонимность. Она рассказала, с какими сложностями столкнулась при попытке сделать аборт в государственной больнице. Девушка решила прервать беременность, поскольку у нее нет средств на содержание ребенка.

― Да и рожать в 19 лет как-то не хотелось. Поэтому это был осознанный выбор, который я приняла, и другого выхода я не видела. В кризисные центры я не обращалась. Ходила к психотерапевту, обсуждала это с ним. Угрызений совести у меня не было. Я понимала, что так лучше для меня, для ребенка, если бы он был. В перинатальном центре мне сказали, что аборты не разрешены в России, если нет медицинских показаний. На самом деле право самостоятельно решать вопрос о материнстве остается за женщиной. Сейчас любая гражданка России старше 18 лет имеет право искусственно прервать беременность на сроке до 12 недель. В платную клинику пришла не сразу, сначала попыталась сделать аборт бесплатно. В поликлинике меня пытались отговорить, говорили, что я убиваю малыша, что это уже человек и что так нельзя. Я несколько раз посещала эти государственные больницы, и каждый раз мне промывали мозги вместо того, чтобы я спокойно сдавала анализы. Сначала промывали мозги, а потом уже отдавали результаты. Не было никаких конструктивных диалогов, без объяснений. Только критика о возрасте и что мне пора рожать. Я ушла в платную клинику. Платишь деньги, и тебе делают аборт. Мне предлагали посетить кризисный центр, но я отказалась, так как не видела в этом необходимости.

На стимулирующие выплаты врачам девушка реагирует негативно: она считает, что специалисты начнут давить на беременных еще сильнее.

 

«Есть продавец и задача продать»

Активистка Софья Шиманская, которая занимается вопросами репродуктивного здоровья, сказала «7х7», что решение доплачивать врачам «вполне вписывается в искаженную систему стимулирования рождаемости в России». По ее оценке, женщину принуждают сохранить беременность, а потом оставляют без помощи, считая, что дальше она как-нибудь сама справится.

― Никого не заботит, как сложится ее жизнь и жизнь ее ребенка. Где она будет жить, где работать, что есть, никому не интересно, хочет она быть матерью или нет. Никого не волнует, будут ли у ребенка любящие адекватные родители, готовые посвящать ему время и силы, или он тоже окажется никому не нужен, ведь ребенок здесь — тоже объект. Работник кризисного центра получит свои четыре тысячи, а беременная женщина не получит ничего, кроме проблем, которые ей придется решать самой, ― заявила активистка. — Даже то, что кризисные центры помогают женщинам и после родов, концептуально общей ситуации не меняет. Эти четыре тысячи уместнее было бы отдавать матерям в качестве дополнительной поддержки, а не сотрудникам центров.

Еще одна проблема, по мнению активистки, в том, что с таким подходом часть ответственности за решение женщины о сохранении или отказе от ребенка человек, который ее консультирует, берет на себя — и этот подход «в корне порочен», потому что психолог «ничего и никогда клиенту не советует и тем более не навязывает».

― По моему мнению, принципиально ситуация [после введения стимулирующих выплат] не изменится. Грубо говоря, есть продавец в магазине, и его задача — продать. Если ввести ему мотивирующие премии за продажи, его задача кардинально не изменится, он может начать продавать чуть более активно. И более грязно. В репродуктивной сфере и так очень много грязных методов: запугивание, давление, апелляция к стыду. Если доплачивать работникам за «желательный» результат, это поощряет давление на женщин, которые и так находятся в тяжелой ситуации, ― считает Шиманская. — Секс не является согласием на роды, и делать или не делать аборт — исключительно выбор женщины.

Система стимулирования рождаемости в России выстроена ужасно, и работать нужно с проблемой «невовлеченного отцовства», поощрять декретные отпуска для отцов, контролировать работодателей, которые не нанимают женщин детородного возраста и с детьми на работу, менять восприятие матерей-одиночек в обществе.

 

Как в России борются с абортами

Вопрос абортов в России ― один из самых острых. В правительство России в 2017 году утвердило проект «Формирование здорового образа жизни», чтобы снизить количества абортов с 20,5 случаев на тысячу человек до 16 к 2025 году. Президент российского общества акушеров-гинекологов Владимир Серов рассказал в 2018 году «Известиям», что в России число абортов снизилось с 5 млн до 600 тыс. в год.

Активистка Софья Шиманская на баркемпе «7х7» рассказывала, что, после «довольно нейтрального» отношения к абортам в позднем СССР и нулевых, в современной России взяли курс на повышение рождаемости. Из-за этого, по ее мнению, насаждаются семейные ценности, а повышение рождаемости предполагается достигать «пропагандистскими методами и навязыванием»:

Социальная защищенность молодых родителей все еще находится на крайне низком уровне, а большая часть населения живет в бедственном положении. Логика «дал бог зайку — даст и лужайку» приводит к росту числа многодетных семей за чертой бедности, в которых дети не получают ни надлежащего ухода, ни образования.

Государство стимулирует не только самих беременных, но и врачей, которые с ними работают. Например, в 2016 году российских гинекологов наградили в конкурсе «Святость материнства» за «сохранение беременности у женщин, обратившихся за направлением на аборт», общий призовой фонд составил 1 млн руб. Гинекологи, получившие по 60–100 тыс. руб., рассказывали «Снобу», как уговаривают женщин рожать: кто-то считает, что «женщина создана для того, чтобы рожать», кто-то просто отказывает в аборте, «а потом муж ее забирает уже из роддома». В 2017 году благотворительный фонд охраны женского здоровья «Мы вместе» получил 1,3 млн руб. на борьбу с абортами в рамках поддержки семьи, материнства, отцовства и детства.

Применяются и меры устрашения. Например, в Пензенской области губернатор Иван Белозерцев обязал глав муниципальных образований встречаться с женщинами, которые хотят сделать аборт, и отговаривать их от этого шага. Он считает, что с каждой должны поговорить главврач, глава муниципалитета, психолог, руководители соцслужбы, представители женских общественных организаций. Если же женщина не отказалась от аборта, «значит, власти с ней просто плохо работали» ― за это губернатор пообещал увольнять.

В июне 2019 года РПЦ предложила законодательно наделить эмбрион правами человеческой личности. В опубликованном документе аборт назван убийством, РПЦ предлагает гарантировать право медработников отказаться делать аборты «по соображениям христианской совести». Использование абортивных контрацептивов названо «недопустимым с православной точки зрения».

В Кировской области для повышения рождаемости предусмотрены меры финансовой поддержки, «активными темпами идет строительство школ и детских садов, внедряются современные вспомогательные репродуктивные технологии, предоставляется возможность профессионального роста мамам, находящимся в декретном отпуске».

В Кировском областном перинатальном центре в 2011 году создали единый центр с тридцатью кабинетами медико-социальной помощи пациенткам женских консультаций. Через них в обязательном порядке должна пройти каждая женщина, не желающая сохранять беременность. С ними работают акушеры-гинекологи, психологи, социальные работники, юристы. В Минздраве «7х7» сообщили, что с момента открытия центра здесь проконсультировали более 40 тыс. женщин, с начала 2019 года ― 2,5 тыс.

По словам председателя кризисного центра защиты материнства и детства «Моя семья» Ольги Устюжаниной, к соцработникам и психологам девушку направляет гинеколог, так как чаще всего сами пациентки не знают о таких специалистах. Некоторые гинекологи могут дать совет самостоятельно.

 

Источник

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал