Регистрация / Вход



СТРАХ НЕ БОЖИЙ

Печать

 

Платон ПРОХОРОВ

 

 

...Представления о таком глубинно эмоциональном состоянии, как «страх», у среднего обывателя чаще всего расплывчаты. Испытывая внезапные потрясения от угрозы чего-либо люди склонны признавать, что это их напугало, и тогда за страх принимается стресс от испуга. Часто встречается страх ожидания чего-то неприятного, связанный с переживаниями о нежелательном для человека развитии событий. Не говоря уже о боязни мышей, жуков или пауков, что больше относится к области психиатрии.

Кроме того, разнообразные страхи бывают маленькими и большими, но как-то классифицировать их для себя – то есть, осознать и подвергнуть какой-то разумной градации, человек часто не способен. Тогда маленькие страхи могут полностью заслонить для него серьезные и действительно реальные угрозы, перед которыми он не испытывает страха лишь потому, что за малыми страхами их уже видит.

Присущий религиозности «страх Божий» от всего многообразия других страхов отличается принципиально. Он состоит в том, чтобы не нарушать неких правил, следуя которым человек верит в большую вероятность, а то и гарантию для себя лично самой что ни на есть позитивной перспективы. Такого рода страх может присутствовать в религиозном сознании приверженцев авраамических религий – иудаизма, христианства и ислама, либо ряда архаических культов, которые в нашей цивилизации чаще именуются языческими.

Страхи ребенка, связанные с конкретными раздражителями больше похожи на тренировку адаптирующегося к окружающим условиям сознания. Причины их могут быть до смешного незначительными и заведомо несущественными. С возрастом, по мере обретения опыта и развития человеческого сознания, такие причины исчезают, но ощущение состояния страха, меняющего свою мотивацию, все равно остается. При этом, сами мотивации этого состояния в подавляющем большинстве случаев теряют свою конкретику и размываются, погружаясь в подсознание.

Эти элементарные вещи хорошо известны исторически сформировавшемуся институту манипулирования людьми, развитие которого совершенно не зависит от эволюции человека и человечества со всеми его социальными достижениями и потрясениями. Организации этого института возникают, развиваются, крепнут, стареют и уходят в небытие, но на неизбывности самого института на данный момент это никак не сказывалось.

Должно быть понятно, что речь идет об институте власти, подразделяемой на светскую и религиозную, где одним из основных факторов воздействия на многие миллионы людей является их подсознательный страх.

Существование такого дуумвирата власти, как свидетельствует история, на определенном ее этапе было вполне оправданно, что привело к достижению, несомненно, позитивных для человечества результатов. Среди таковых можно назвать широкое понимание в наше время общности всего населения планеты, появление осознанного гуманизма, эволюцию знания и науки, зарождение и развитие синтезированной духовности, не ограниченной лишь религиозными представлениями. Одновременно, по мере старения ряда традиционных принципов института власти, существование ее дуумвирата обернулось и существенным негативом. Основные угрозы общеизвестны: это использование достижений науки и техники в военно-промышленных целях с пренебрежением к состоянию экологии планеты, что привело ее на грань катастрофы. Добавим к тому манипулирование массовым сознанием населения в целях продления срока жизни исчерпавшего свою конструктивность принципа власти, что касается всех без исключения ее традиционных организаций. Разница может наблюдаться лишь в различных стадиях старения таких институций – от начала «дряхления» до явного «впадения в маразм».

Проблемы, неизбежно ведущие к возникновению названных угроз, существовали давно. Особенностью настоящего времени можно считать лишь более глубокое понимание глобальности происходящего широким кругом людей. При этом, исторически привычная граница или «трещина» между людьми и «дуумвиратом власти» становится все больше похожей на пропасть. Это свидетельствует не только о драматичности происходящего, но и о близости разрешения кризиса, который пока едва ли не каждый день продолжает «пробивать очередное дно».

Каким же может видеться это разрешение грандиозного клубка проблем, стоящих сегодня и перед «двуглавой властью», и перед людьми?

Конечно же, в том, что оно не может оказаться безболезненным – для всех или для какого-то одного из этих субъектов, сомнений не остается. Однако понятно, что пока еще для всех нас равно сосуществуют две наиболее вероятные перспективы. Первая, это общая катастрофа, допускающая виток другой, уже не нашей истории. Вторая – катарсис, который стал бы вне всяких сомнений драматичным, но реализовал бы умозрительно обретенные идеалы в нашу действительность.

В связи с этим уместно вернуться к упомянутому вначале состоянию подсознательного страха, которое до сих пор помогает усугубляться риску негативной перспективы разрешения нашего общего кризиса. В отличие от «страха Божьего», что предполагает вполне осознанное следование определенным правилам, как и в отличие от следования нормам внерелигиозной нравственности гуманизма, подсознательный страх – явление, искусственно насаждаемое во всех и каждого «ветхим принципом власти». Следствия этого обнаруживается в широко распространенной лояльности множества людей, проявляемой к нанесению им очевидного – опосредованного или непосредственного вреда. Такое явление нельзя считать локализованным в каком-то одном регионе планеты: оно касается всех стран и континентов, где действует такой принцип.

Неконтролируемый страх перемен, который в сознании нашего соотечественника, например, часто выражается в убеждении «лучше не будет – не было бы хуже», заставляет закрывать глаза на любое зло, которое не коснулось его непосредственно.

Наиболее предприимчивые из таковых в своей готовности приспосабливаться к чему угодно пополняют ряды легальных, пусть и деструктивных партий и движений или нанимаются в прорежимные структуры, что создает видимость гарантий стабильного благополучия. Более эмоциональным, а значит энергичнее реагирующим на неблагополучие бытия, свойственно искать способы канализировать свои недовольства и претензии в различных конспирологичных формах – например, антисемитизма, нацизма или религиозного фундаментализма. В результате кто-то оказывается во всевозможных «союзах меча и орала», кто-то нанимается в частные вооруженные формирования, кто-то обретает комфорт в пространстве неформального «сектантства» под крышей традиционных религий.

В итоге, сохранение такой ситуации означает поддержание той ментальной, а значит и социальной атмосферы, которая пригодна для продления срока жизни медленно агонизирующих принципов манипулирования людьми.

Однако рано или поздно становится очевидным, что участники «дуумвирата власти», формально озвучивая осуждения каждого отдельного проявления человеческой и общественной дезориентации, в реальности просто поддерживают существующий «статус-кво». Понимание этого позволяет нивелировать невидимый подсознательный страх, переводить его на уровень осознаваемого, а значит и преодолимого.

Примером локального процесса, практически аналогичного нынешнему глобальному, можно считать «ненасильственную революцию Ганди», решавшую несколько другие проблемы, но продемонстрировавшую мощь акта преодоления страха.

При этом, страха далеко не Божьего, что и вообще являет собой дело достойное и спасительное...

 

 Илл: храм Космы и Дамиана в Шубине, 27 июля 2019

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал