Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 469 гостей и 5 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВРЕМЯ РАЗБРАСЫВАТЬ...

Печать

Андрей ШИШКОВ

 

  • Несколько субъективных размышлений на полях II Всероссийской теологической конференции, которая прошла в минувшую пятницу в НИЯУ МИФИ.

 

teolog2 03 11 18Главное впечатление – никто до сих пор не смог сформулировать, что же такое теология в светских вузах, или «светская теология» (назовем ее так для краткости, хотя это не совсем корректное, на мой взгляд, словосочетание). Разговоры о содержании «светской теологии» пока что ограничиваются общими декларациями, это содержание не проясняющими.

Неопределенность в отношении сущности и задач «светской теологии» и неспособность со стороны ответственных за это институтов их сформулировать создает уникальную ситуацию, в которой роль индивидуальных теологов значительно повышается. Любая внятно сформулированная стратегия понимания и развития теологии на этом фоне становится конкурентноспособной и может быть принята за основную.

Если пользоваться классификацией Мартина Марти, которую развил Кевин Ванхузер, теолог работает в трех публичных пространствах: обществе, церкви и академии. Для каждого из пространств он адаптирует свою теологическую программу, которая в самой своей сути остается неизменной, но различается по форме подачи. В нашей российской ситуации к этим трем пространствам следует добавить еще и государство – то есть сообщество чиновников, контролирующих и распределяющих государственные ресурсы. Сегодня ни у государства, ни у общества, ни у церкви, ни у академии нет ясного понимания того, что же такое «светская теология». Но формируя образ теологии необходимо учитывать сразу все четыре сферы.

Государство пока что видит в теологах своего рода идеологических работников, которые будут отвечать за духовно-нравственное воспитание (как это следует из речей чиновников на конференции). Но здесь мы сталкиваемся скорее с инерцией советского подхода к образованию, нежели с реальным запросом. Идеологические работники не могут существовать без государственной идеологии, которой у нас как раз нет. То есть все страхи (или надежды), что теологи станут новыми политруками, – совершенно необоснованны. При любом раскладе это будет профанация идеологической работы. Возможно ли предложить государству иное представление о назначении «светской теологии»? Да, конечно. Не обязательно все время скатываться в эту «советскую колею». Каким должно быть это предложение – вопрос пока открытый.

Церковь ещё понимает «светскую теологию» как продолжение сферы духовного образования, не учитывая специфики нового для нее пространства. При этом церковь продолжает отделять духовное образование от «светской теологии», отдавая явное предпочтение первому. Последняя не способна готовить священнослужителей и должна сосредоточиться на подготовке учителей религиозной культуры в школах и специалистов по межрелигиозному диалогу (об этом говорил Патриарх Кирилл). Задача «светской теологии» в обоих случаях – «формировать ценностное мировоззрение и культурные коды». Опасность здесь – в «культурологизации» теологии, которая есть ни что иное как секуляризация теологического знания. Именно такая «культур-теология» вступает в конкуренцию с религиоведением, потому что становится от него практически неотличимой. Другая причина, по которой церковь не может дать понятного образа теологии для светских вузов, связана с низкой ценностью теологического знания в самом церковном сообществе. Для иерархии (епископов и священников) теология выполняет чисто утилитарную роль, которая сводится к обоснованию властного дискурса, задаваемого проповедью. Причем важно понимать, что не теология формирует этот властный дискурс, а властный дискурс подстраивает теологию под свои нужды. А среди так называемых «ревнителей православия» работа теолога постоянно ставится под сомнение как «вредный модернизм» и «разрушение традиции». Теолог должен суметь обосновать верующим ценность своей работы.

В обществе нет ясного представления о ценности теологии, потому что оно не видит от нее общественной пользы как элемента общего блага. Общество часто путает теологию с (совершенно нетеологической) прямой речью священнослужителей, которая в последнее время в публичном пространстве становится все более и более эпатажной. Академия тоже пока что находится в замешательстве и не может четко определить место теологии в комплексе научного знания. Более того, часть научного сообщества отказывает теологии в праве на это место и идет с ней на конфликт.

Все эти проблемы связаны с тем, что никто пока не может ясно сформулировать, что же такое «светская теология». И тот, кто предложит привлекательный образ теологии одновременно для государства, общества, церкви и академии, – определит характер её развития в России на десятилетия вперёд.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100