Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 400 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ГОЛОВА КРЕСТОМ

Печать

Николай КОТОМКИН

 

jude litvaПару веков назад в каком-нибудь маленьком местечке на западе огромной Российской империи можно было увидеть, как за бедно одетым человеком в долгополом лапсердаке и шляпе бежит стая ребятишек. И кричит эта малолетняя толпа хулиганов, и улюлюкает вслед: «Литвак, литвак, целем коп, голова крестом!» Кто такой литвак? Почему у него голова крестом?

 

Литовские иудеи

В древности собственных, коренных евреев на территории Литвы не было. Жили там литва, земгалы, жемайты, курши, систематически вторгались славянские племена, делали набеги немцы.

В очень небольшом количестве еврейские переселенцы появились там только после крестовых походов. А в значительном — в XIV веке, когда уже образовалось Великое княжество Литовское. Его первые правители разрешили эмиграцию евреев из соседних немецких земель. По легенде, великий князь Гедимин даровал им привилегии в 1323 году — в год основания Вильнюса. Его политику продолжил и князь Витовт в 1388 году, предоставив евреям земли в Брест-Литовске, Тракае, Паневежисе. С тех пор и вплоть до XVIII века еврейское население Литвы постоянно возрастало.

При первых князьях переселенцы в основном были сосредоточены в городах, их даже называли третьим сословием, поскольку это были отнюдь не бедные люди. Позже появились и бедняки. Те оседали в местечках, где первым делом строили синагогу. Переселенцы контактировали с соседями, но стремились жить достаточно изолированно, чтобы сохранить свою веру, культуру и язык. Сами про себя они знали, что они ашкенази. Соседи называли их литваками. В этом названии не было ничего уничижительного — просто евреи, которые живут в Литве. Литвой считались тогда и украинские, Волынские, подольские земли.

Но в 1569 году эти земли отошли к Польше, а Литва вошла в состав объединённого государства — Речи Посполитой. Разумеется, иудеев из польской части государства литваками называть перестали. Это название закрепилось только за выходцами из литовских и белорусских земель.

 

Ортодоксы

Ассимилироваться с соседями литваки не желали. Они очень строго придерживались религиозных обычаев, соблюдали их даже в мелочах. Мужчинам вменялось в обязанность знать кроме разговорного идиш два священных языка — арамейский и иврит. Ведь на иврите написаны книги, которые должен знать каждый грамотный иудей, — Танах и Талмуд. Тяга к чтению и знаниям была у них в крови. Недаром более равнодушные к изучению наук иудаисты считали, что у всех литваков «целем коп», то есть в дословном переводе «голова крестом» — проще говоря, им нравится изучать даже то, что богобоязненному иудею знать не положено.

Вся территория Литвы делилась на полтора десятка кехиллов, которым подчинялись более мелкие местные общины. В общинах были свой суд, администрация, сборщики налогов. Общины вели религиозную и просветительскую деятельность, занимались благотворительностью, содержали бани, бойни и кладбища. Управлялась община группой наиболее авторитетных членов сообщества — кагалом.

Такое строгое следование обычаям литваки сохранили и в XVIII веке, когда в Литву пришло с Запада новое веяние — хасидизм. Хасиды выступали за переосмысливание постижения Бога. Начало движению положил каббалист и целитель Бешт из подольского местечка Меджибож. Он учил, что постичь Бога можно только через личное переживание, что Бог, на самом деле, находится во всём, что окружает человека. Его нужно воспринимать с радостью, открытой душой, вести с Ним молитвенный разговор. А если не можешь сам — уповай на цадика, то есть праведника, который способен передать тебе слова Бога. По всей территории Речи Посполитой стали появляться объединения хасидов. Движение быстро стало популярным. Главное — все было подано очень понятно: не нужно утруждать ум и изучать священные книги, если можно постичь Бога с помощью молитвы. Цадики давали наставления и советы. Число цадиков множилось. В села, где они жили, стекались толпы паломников. Все жаждали получить благословение цадиков.

Проник хасидизм и в Литву. Но тут у него нашлось мало последователей. Сам быт и культура литваков оказались совершенно противоположны хасидизму. В этой среде знание священных книг считалось главнейшим занятием в жизни. Причём до такой степени важным, что мужчина-литвак скорее согласился бы жить на подаяние, чем отказаться от учёных занятий.

И против хасидских цадиков выступил Виленский Гаон, то есть Виленский гений, рабби Элияху бен Шломо Залман.

 

Виленский гений против цадиков

Гением его называли неслучайно: в семь лет он уже знал текст Торы наизусть и вёл учёные беседы. Но, как все литваки, рабби был сдержан в своих чувствах, считал, что лучшее средство постижения Бога — священные тексты и что без изучения книг нельзя постичь не то что Бога, но и самого себя. Ему претило и то, каким образом цадики и их последователи общаются с Богом: они не воздерживаются от спиртных напитков, наоборот, любят застолья, во время молитвы ведут себя неподобающе — раскачиваются, как пьяные, впадают в экстаз, не соблюдают скромность в одежде. Рабби был возмущён. Такое общение с Богом он назвал неподобающим.

Бешт по этому поводу всегда отвечал такой притчей: «Глухой шёл мимо зала, где праздновали свадьбу. Когда он заглянул в окно, то увидел людей, радостно и увлечённо танцующих. Но поскольку не слышал музыки, то принял их за сумасшедших». Гаон притчей не был впечатлён. Для него это были только слова. Цадиков он называл дикарями. Обвинял их в том, что они наживаются на невежестве других, одеваются в шелка, сытно едят, без стыда берут подарки, то есть ведут себя совершенно неприлично. Настоящий учёный не подвержен мирским соблазнам, он живёт в бедности, ест не каждый день, но у него есть то, ради чего стоит забыть об удовольствиях: великая цель — постижение священных книг. Хасиды пытались наладить с Гаоном отношения — он предал их иудейской анафеме, херему. В пылу полемики он даже призвал: «Пусть везде преследуют и угнетают хасидов, пусть рассеивают их сборища, чтобы истребить идолов с лица земли. Тот же, кто поспешит в этом добром деле, удостоится жизни вечной». Полный херем. Ортодоксальные евреи приняли сторону своего рабби. Хасиды в Литве не прижились. А противников хасидизма с той поры стали называть миснагдим (то есть «протестующими») или попросту литваками.

 

Трудный XX век

Со временем, конечно, херем с хасидов был снят. Враждующие стороны примирились. Но литваки так и остались изолированной группой. В конце XVIII века, после всех разделов Польши, Литва оказалась в составе Российской империи. Неожиданно литовские евреи попали в совершенно другой климат. Если при прежних властителях к ним относились сравнительно гуманно, то при новой власти они узнали, как выглядит на практике государственный антисемитизм. Практически вся Литва оказалась за чертой осёдлости. И неудивительно, ведь в Литве жило 1,5 миллиона евреев, а в одном только Вильнюсе половина жителей исповедовала иудаизм! Впрочем, таких погромов, как на Украине, в Литве не было. И можно сказать, до кровавых событий первой половины XX века литваки прожили в относительной безопасности.

Им повезло уцелеть в горниле революции и Гражданской войны и очень не повезло во время Второй мировой. После оккупации Литвы фашистской Германией, расстрелов и концлагерей в живых осталось всего около 40 тысяч человек. Некоторым литвакам удалось эмигрировать в Шанхай во время короткого окна свободы, когда по приказу Молотова им было разрешено уехать из Литвы на Дальний Восток. Так спаслась единственная литвакская ешива Мир. Те, кто решил остаться, закончили свои дни в крематорских печах и расстрельных рвах.

После войны выжившим удалось эмигрировать в только что созданное государство Израиль. Сегодня они живут в этой стране и считаются там ортодоксами наряду с хасидами. Так же, как и века назад, они старательно изучают Тору, ходят в тёмных костюмах и белых рубашках, надевают шляпу-кнейч с продольным заломом или мафтиргитл, и у всех у них «целем коп» — «голова крестом».

 

Загадки истории

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100