Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 420 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕБОЛЬШОЙ КОММЕНТАРИЙ

Печать

Михаил СМИРНОВ

 

smirnov konf theologНебольшой комментарий по свежим наблюдениям, как участника II Всероссийской научной конференции «Теология в современном научно-образовательном пространстве».

Общее впечатление – какая-то неявная, но всё-таки присутствовавшая атмосфера усталости от дискуссий по предмету, извиняюсь, «теологизации всея Руси». Полемизировавшие стороны остались при своём, но одна из них вдохновлена официальной поддержкой и поэтому уже не находит необходимым особо доказывать свои притязания – дескать, поле боя захвачено, победители начинают распределять добычу. Собственно, на конференции собрались в подавляющем большинстве стратегические единомышленники. В тактике и степени радикальности расхождения, однако, имелись. На мой взгляд, обозначились, как минимум, три «тренда». 

Первый – явно выраженный корпоративный интерес конфессиональных организаций русского православия на лидирующую роль в ценностной ориентации населения, воспитании и прочих «духовно-нравственных» заботах. Следствий из этого «тренда» много, в диапазоне от мелочного вытеснения из образовательного пространства якобы конкурента в лице религиоведения, до неявных, но подразумеваемых инфраструктурных притязаний, усиливающих влияние православной церковности во всех сферах жизни. Вслух об этом, само собой, не говорится. Напротив, звучит снисходительное допущение наличия, словами ПМиВР, «отвлеченного религиоведения», но без конкретизации формата (ясно, что с конфессиональной точки зрения формат этот маргинален). Зато для «теологии» формат декларируется предельно широким – образование, воспитание, формирование и проч. 

Второй «тренд» – диверсификация образов теологии. Само слово «теология» как общее понятие звучало во многих выступлениях. Но уже различались «области присутствия». 

Одно дело, теология как профессиональное конфессиональное образование, призванное поднять качество подготовки церковных кадров. Вроде бы это задача само собой разумеющаяся, остаётся только саму теологию развивать, актуализировать тематику и т.д. Однако выявилась внутренняя напряжённость между сторонниками интеллектуального наполнения теологического образования (условно говоря, «философской теологии») и их церковными же оппонентами, ориентированными на, словами ПМиВР, «полевую работу». 

Другой «ипостасью» теологии предстала её включенность в образовательный процесс светской школы – от начальной до высшей. Причём, образовательный ракурс уточнён – если год назад, во времена I-й конференции, о теологии часто говорилось как о цельной учебной дисциплине (или как о комплексе связанных между собой дисциплин), внесение которой(ых) будет способствовать тому и сему, то нынче явно зазвучала тема «теологических знаний», которые должны быть инкорпорированы во все образовательные программы любых направлений и профилей профессиональной подготовки (от агрономов до ядерщиков). То есть предполагается повсеместное внесение теологического фермента, что, в свою очередь, потребует изменений в деятельности государственных образовательных организаций под «теологический проект».

Ещё одни делом стало предъявление теологии как научной отрасли, закрепленное ВАКовской специальностью и разными нормативными документами. Не всё в этом деле и по сию пору ясно, о чём свидетельствует затянувшаяся эпопея с паспортом (паспортами) специальности «Теология». Сколько могу судить, консультируясь у причастных коллег, созидание «православного» паспорта не в последнюю очередь упирается в расхождения вокруг того, что относить к предметной области теологии и как это формулировать.

Третий «тренд» – уже совершенно неприкрытая идеологизация теологии, восприятие её (без внутреннего различения), если пользоваться советским лексиконом, как инструмента идейно-воспитательной, массово-политической работы. Сейчас такая работа называется «духовно-нравственной», с добавлением этого фразеологизма то к ценностям, то к культуре, то ещё к чему-либо. Можно понять растерянность вузовских и прочих образовательных кадров перед неоднозначным мировоззренческим состоянием «обучающихся», которое, действительно, содержит массу мотиваций, непредсказуемых стандартными моделями воспитания. И возникает явный соблазн – списать проблемность настроений молодёжи на происки враждебных, преимущественно внешних, сил; найти «противоядие» в апелляции к «традиционным ценностям»; назначить на роль этих ценностей религию; избрать из религиозного спектра наиболее знакомые и распространенные традиции – главным образом, православие и ислам; и вносить теологическими средствами эти традиции в молодёжное сознание. Когда в таком ключе звучали рассуждения конфессиональных выступающих это было вполне органично, странно было бы из их среды видеть носителей других убеждений. Но вот аналогичная риторика представителей государственных вузов вызывала либо недоумение, либо сочувствие – здесь всё время звучало какое-то доморощенное представление о теологии, смешивающее научные, образовательные, воспитательные и политико-идеологические упования на неё, да ещё и в собственной редакции светских коллег.

Вот такие впечатления вынес я от содержания услышанного в течение дня. Специально не персонифицирую приведённые положения, чтобы не было претензий, будто не то или не так услышал. Если не то и не так – значит, произносить надо более внятно. Кстати, по словесной эквилибристике, чтобы говорить, не называя напрямую своими именами, многие выступающие превзошли главных спикеров конференции – Владимира Михайловича и Григория Валерьевича, те оба говорили почти прямо, не считая необходимым вуалировать свои «месседжи». 

Естественно, немалое присутствие компетентных в своих областях людей на пленарных и секционных заседаниях наверняка способствовало хорошему уровню высказанных мнений и рекомендаций. Во всяком случае, для себя я извлёк пользу из слушания выступлений и наблюдения за реакцией на них. Порадовало и выступление ректора МИФИ – если в прошлом году он сообщил что-то странное (про чуть не случившийся контроль за тысячами физиками-ядерщиками со стороны некой «секты»), то в этот раз высказывания были ближе к его научной компетентности и прозвучала обоснованная критика в адрес компанейщины по дигитализации/цифровизации. 

Собственное моё выступление на круглом столе «Теология и высшая школа» не могу считать удачным – в восьмом часу вечера, когда в актовом зале МИФИ на сей круглый стол остался от силы десяток участников, уже никакого энтузиазма произносить убедительные речи не было. Хотя всё равно говорил в полемической тональности, вызвав замечания двух конфессиональных ведущих, в снисходительной манере сообщивших мне, что я недостаточно мол осведомлён о реальном положении дел, и с теологией в государственной высшей школе всё налаживается замечательно, а будет ещё лучше… Мне осталось только выразить соболезнование по поводу грядущей возможной перспективы превращения теологии в аналог научного коммунизма. Но такие суждения сейчас игнорируют.

 

Илл: фото автора.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100