Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 299 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРАВОСЛАВИЕ ОСТАЕТСЯ ЕДИНЫМ

Печать

Андрей КУРАЕВ

 

 Kuraev18 4«Ни одна поместная Церковь не разорвет своего общения с Варфоломеем». 

 

Вы давно не приезжали в Украину, где остается немало Ваших почитателей. Что препятствует?

Я бы с радостью приехал в Киев, это один из моих любимых городов. Вопрос только в том, чтобы была организована рабочая площадка. Чтобы не просто туристом пройтись по Киевским горам, а чтобы поездка была осмысленной.

Уже после событий 2014 года один раз я спокойно приезжал в Киев. На границе меня спросили, куда и почему я еду. Я ответил – «В Киево-Печерскую лавру». Этого было достаточно, и меня пропустили.

 

Как Вы думаете, была ли у РПЦ за минувшие 30 лет возможность предоставить автокефалию Украинской Церкви? Или этот вопрос изначально был недоступен пониманию московским церковным сознанием?

Насколько я понимал позицию Патриарха Алексия II в начале 90-х годов, то он был не против автокефалии. Не потому, что он сторонник украинской идеи, а потому, что он считал: когда рушится все (а это было время распада СССР), нет смысла вести арьергардные бои по поводу Церкви. Тем более так единодушно митрополит Филарет провел Собор – все проголосовали за автокефалию, поэтому отчего же не отпустить их в свободное плаванье. Переубедил его все-таки, скорее всего, митрополит Кирилл. Я не думаю, что тогда были какие-то иные центры силы, которые могли бы в этом вопросе влиять на Патриарха. Ельцинскому государству тогда было это весьма безразлично, поэтому вряд ли было государственное давление.

Есть очень четкое отличие между позициями Патриарха Алексия II и Патриарха Кирилла. Во время Патриарха Алексия II перед носом украинцев, желающих автокефалии, держали морковку. То есть официальные лидеры и спикеры Московской патриархии говорили: «Сейчас не время, но придет время благоприятно, вот-вот, уже скоро это произойдет, тем более что есть официальное решение Архиерейского Собора 1992 года, что следующий Поместный Собор несомненно это рассмотрит, потому что это вопрос величайшей церковной важности». И это была причина, по которой Поместный Собор, вопреки Уставу РПЦ, не созывали весь понтификат Алексия II. А когда в конце концов созвали, то там был только один вопрос в повестке дня – выборы [нового патриарха], и уже не до Украины.

За это время, надо сказать, и УПЦ обвыклась с таким своим статусом реальной автономии. В общем, это было не очень обременительно, и не надо было особо объясняться с прихожанами, то есть им как-то особо не натирало. После первого откола, первого оттока потом было лет 20 относительной стабильности и даже хорошего роста – открывались храмы, монастыри и так далее. В этом смысле их темпы развития были ничуть не хуже, чем в России. И храмы строились довольно приличные – нашлись и спонсоры, и губернаторы, и политики, в том числе высшего уровня, которые спокойно помогали УПЦ. А неуютно им стало только с началом Майдана, особенно после 2014 года. И здесь время для реакции было упущено – казалось, что все это не всерьез, ненадолго, что сейчас очередные перевыборы состоятся и придут «правильные» люди, промосковские. А самое печальное то, что сами церковные аналитики избрали наихудший из вариантов объяснения избранной ими модели. «Госдеп порчу навел на Украину». И наш телевизор в этом же ключе работает. Нет ни попытки понять собственный вклад в появление и нарастание кризисной ситуации, ни объективные процессы, скажем, этногенеза, рождения новой нации. Любые роды, помимо радости и счастья, это довольно грязный процесс – неслучайно по церковному правило 40 дней очищения полагается после родов. Рождение новой нации – не исключение, это тоже грязь, тоже много насилия, неправды, мести, передергиваний и так далее…

 

Вы имеете в виду рождение политической нации? В этническом смысле украинцы давно уже родились…

Я имею в виду гражданскую нацию. Все вышеперечисленное и происходит на наших глазах на Украине. Но важно понять, что это не просто происки австро-венгерского генштаба или Госдепа, а есть уже некая объективная востребованность этого у людей, которая возрастает по мере активного сопротивления с московской стороны. По сути говоря, Путину надо золотой памятник ставить в центре Киева на средства галичан, потому что он им подарил Киев.

 

Осенью прошлого года подумалось, что в Москве нашли какой-то выход из ситуации с украинской автокефалией, видимым плодом чего стало письмо Патриарха Филарета Патриарху Кириллу и Архиерейскому Собору РПЦ. Была даже создана комиссия по переговорам Московского патриархата с Киевским. Кто, по Вашему мнению, торпедировал этот процесс и обрек «мировое православие» на раскол?

Мне кажется, это была очень раздутая история. Надо помнить, что Патриарх Филарет живет определенной ностальгией по Московской патриархии. Кроме того, важно учитывать, что Филарет тогда, год назад, ничего нового не сказал. Для журналистов это некая сенсация, но на самом деле он традиционно, к каждому Собору обращается с каким-то письмом. Кроме того, как и сейчас с Константинополем, наши анафемы Филарету односторонние. Мы его всячески проклинали, а он никогда в ответ не говорил о «ереси Московской патриархии» и никогда не отказывался признавать Алексия или Кирилла законными Московскими Патриархами.

Поэтому письмо Филарета – это была скорее попытка признания его статуса: то есть, «давайте простим друг друга и признаем статус кво». По большому счету, предлагалось то, что Константинополь сейчас и сделал. Как бы покаяние, но в стиле «Кому я должен, всем прощаю».

 

Вы думаете, что инициатива письма исходила от Патриарха Филарета?

Я не думаю, что им можно настолько управлять. Неважно, кто подал идею, но он ее принял. Более того, я думаю, он понимал, что реакции не будет. Вряд ли он был настолько наивен, чтобы ожидать другого. Так что, никакой сенсации я в этом не вижу.

 

Может быть, сенсация была в реакции Архиерейского Собора, который благосклонно принял это письмо и даже создал комиссию по переговорам с Киевским патриархатом?

Это препарирование информации в удобной для московской пропаганды форме. В ее подаче публике были изрядные передержки.

А что касается комиссии, то это известный прием Московской патриархии: хочешь похоронить проблему – создай комиссию. Вспомним комиссию по расследованию контактов иерархов с КГБ, созданную на Архиерейском Соборе еще 1992 года во главе с самым молодым тогда епископом РПЦ Александром Костромским. Естественно, ни одного заседания даже не было. Так же и здесь.

 

Будет ли на практике исполняться решение Синода РПЦ о разрыве общения с Константинопольским патриархатом? Не столкнемся ли мы с массовым саботажем этого решения – например, в виде продолжения паломничеств на Афон?

Мне кажется, не столкнемся, потому что между нами и Грецией опустился финансовый занавес. Поэтому я написал в своем блоге: дайте мне возможность исполнить решение Синода не молиться с греками, оплатите мне дорогу в Грецию, в Салоники, и я обязуюсь ближайшее воскресенье провести на пляже и специально не ходить в храм, где поминают Патриарха Варфоломея. Так что это высосанная из пальца журналистами проблема: «Ах, на Афон не пустят!». Да кого это волнует?!

Конечно, с точки зрения знаковой, это удар по определенными мифологемам нашего церковного сознания. А в реальности туда ездила небольшая горстка людей, тем паче что женщины и так этого делать не могли. Для того, чтобы из этого запрета произошло что-то болезненное, нужно потрясающее совпадение факторов: нужно быть богатым паломником, который приедет на Афон, там найдет себе духовника, при этом будет считать это общение грехом и будет иметь глупость об этом исповедаться где-то в России и при этом попасть на такого дурака в рясе, который тоже считал бы это грехом и, во исполнение решения Синода, начал бы за это раздавать епитимии. Я считаю, что вероятность таких совпадений ничтожно маленькая.

 

Если это так, то уровень поддержки Синода и его решения среди духовенства Московского патриархата приближается к нулю?

Значительная часть духовенства от этого решения не в восторге, но нарываться не будет. Мало ли стукачей, мы свою среду хорошо знаем: кто-то сфотографирует, в Фейсбуке случайно мелькнет, отмониторят, настучат и так далее. Зачем это?

 

Среди упомянутой Вами «горстки людей», паломничающих на Афон, есть VIP-персоны, вложившие не один десяток миллионов долларов в Святую гору. Не будут ли их инвестиции притягивать их туда, вопреки всяким решениям Синода?

Это их проблемы. Я пока еще не достиг той высоты христианского смирения, чтобы сочувствовать нашим олигархам. Но я полагаю, что российский суперпатриотизм этих людей перевесит их финансовые интересы. В рамках идеологии «все остается Богу, и со временем Афон наш тоже будет». В конце концов, операцию Черноморского флота можно устроить…

 

Но и Афон ведь тоже не захочет отказываться от российских паломников и пожертвований…

Разрыв ведь односторонний, все прещения только с нашей стороны, а Константинополь и его часть – Афон – естественно ни перед кем не собираются захлопывать двери. Поэтому я полагаю, что все-таки где-то в недрах Московской патриархии был изготовлен этот фейк, подхваченный некоторыми медиа, что афонский Кинот заявил: «Мы не очень Константинополь, поэтому приезжайте все равно к нам, мы самостоятельная церковная единица». В общем, это несомненный фейк, но интересно его звучание в современных условиях: «Все равно деньги везите». Это было сделано у нас, чтобы успокоить болевые ощущения этого «афонского круга».

 

Недавно представитель РПЦ пригрозил разорвать общение и с Иерусалимским патриархатом, если он будет сослужить с клириками Константинопольского. Ждете ли Вы «цепной реакции», будет ли расширение действия решения Синода РПЦ от 15 октября на другие поместные Церкви?

Есть логика канонов, которая этого требует. Например, недавно Патриарх Кирилл заявил, что поскольку Варфоломей признал раскольников, то и сам, по правилам, стал раскольником. Это правда, такое Апостольское правило есть. Но дальше что начинается? Мы фиксируем, что Варфоломей «токсичен», и прикосновение к нему заражает. Но дальше ведь ни одна поместная Церковь не разорвет своего общения с Варфоломеем, а он уже объявлен раскольником, даже еретиком. Получается, что Варфоломей укусил всех остальных, и они теперь тоже еретики и раскольники. А дальше начинается самое смешное. Поскольку мы все равно со всеми не порвем, то получается, что и мы сослужим с раскольниками. Типичная змея, кусающая свой хвост. Поэтому в интересах Москвы следовать своей же логике: вот, есть канон, который они решили реанимировать, поэтому будет волевое решение.

Вопрос о Иерусалиме, конечно, наиболее интересен, потому что если туда приедет делегация Константинопольского патриархата, в составе которой будет духовенство, и их допустят к сослужению, то тогда, конечно, как минимум появится повод для ноты протеста с нашей стороны. Будет ли такое развитие или это просто некий шантаж со стороны игумена Никона, секретаря нашей духовной миссии? Не ему же принимать решение!

 

Вернемся к началу нашего разговора. Вот понятно, что Московская патриархия сейчас недовольна, рвет все контакты, угрожает и т.п. А есть ли у нее какая-то позитивная повестка по преодолению «украинского раскола»? Константинополь вот нашел какой-то вариант возвращения «украинских раскольников» в «каноническое поле». А Москва что, вообще против их возвращения? Не может же православная Церковь, какой бы она ни была, целенаправленно желать погибели миллионам людей?

Раньше сценарий мыслился только так, что со временем действительно УПЦ МП докажет свою независимость, и тогда под ее знамена, что называется, «не западло» будет раскольникам вернуться. Но с приходом Патриарха Кирилла тренд переменился на противоположный, то есть стало демонстрироваться, что это всего лишь законная часть Русской Церкви и не более того.

Один человек из патриаршего окружения мне рассказывал, что однажды Патриарх с одним из доверенных архиереев здесь, в Москве, беседовал в 2013 году и сказал ему: «Странное дело. Вот я сейчас чаще стараюсь ездить на Украину, а ощущение такое, что пропасть увеличивается, а не сокращается, напряжение растет». Тогда этот архиерей отвечает ему: «Ваше Святейшество, а вспомните, когда Вы были Смоленским архиереем, и вот, к Вам приехал Патриарх Алексий с визитом. Для Вас это радостное событие?» — «Да, визит Патриарха – это грандиозное событие!» — «Замечательно! А представьте себе, что Патриарх повадился к Вам несколько раз в год ездить…». Тот признал: «Катастрофа…». Ну вот так и здесь: правка Устава УПЦ, прежде всего, на Соборе 2013 года. Ясно было всем, кто в теме, что идет стремление сократить пространство самостоятельности Украинской Церкви.

Опять же, сам монашеский лик Онуфрия – для многих людей очень привлекателен, но с другой стороны, своим монашеским смирением он убедил всех в том, что никогда не пойдет против повеления из Москвы. Для него послушание – это вполне искренняя потребность.

Беседовал Александр Солдатов, Москва.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100