Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 471 гостей и 5 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВТОРОЕ СЕВАСТОПОЛЬСКОЕ

Печать

 

isl krym prigovorВторое севастопольское дело «Хизб ут-тахрир»: Абдуллаев получил 15 лет, Исроилов - 13

 

Коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда в Ростове-на-Дону в составе Валерия Опанасенко (председательствующий), Станислава Жидкова и Вячеслава Корсакова вынесла приговор по второму севастопольскому делу «Хизб ут-тахрир», назначив Акрамджону Абдуллаеву 15, а Нематджону Исроилову - 13 лет строгого режима. Об этом сообщает корреспондент «Граней» из зала суда.

42-летний Абдуллаев и 50-летний Исроилов объявлены виновными по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации) и части 1 статьи 205.1 российского УК (вовлечение в террористическую деятельность). Согласно фабуле дела, приехав в Севастополь «под видом трудовых мигрантов», осужденные с ноября 2014 по 25 августа 2016 года - то есть до дня задержания - «умышленно осуществляли скрытую антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения», направленной на создание всемирного исламского халифата.

Суммарные сроки политзекам назначены путем частичного сложения сроков по каждой из вмененных им статей. Абдуллаеву дали 12 лет по первому из названных обвинений и 6 с половиной по второму; Исроилову - соответственно 11 и 6 лет.

В случае Исроилова судьи назвали смягчающим обстоятельством «способствование раскрытию преступления». Хотя этот фигурант, так же как и Абдуллаев, не признал вину, в деле присутствует некий протокол проверки показаний на месте с его участием. Ранее, в прениях, Исроилов указывал, что, не зная русского языка, «не понимал обвинение». На следствии он подавал ходатайство о переводе постановления о привлечении в качестве обвиняемого на родной для него таджикский, однако следователь УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю -заявление проигнорировал. «Я не думал, что дело примет такой оборот, поэтому сидел и молчал», - отмечал политзек.

Судебные издержки на оплату работы адвокатов и переводчика судейская коллегия отнесла на счет бюджета, хотя прокурор в прениях требовал взыскать их с подсудимых.

Часть дисков, приобщенных в качестве вещдоков, оставлено в деле до конца его хранения; другую судьи постановили передать в крымский главк ФСБ для уничтожения.

Мотивировочная часть приговора оглашена не была - Опанасенко зачитал лишь вводную и резолютивную части решения.

Выслушав приговор, оба политзека заявили, что с ним не согласны. Абдуллаев выступил по-русски, Исроилов сделал заявление через переводчика.

Слушания по существу дела продолжались с 24 мая. Разбирательство заняло около полутора заседаний.

Обвинение в процессе поддерживали прокуроры Владислав Кузнецов и Игорь Надолинский. В прениях сторон 19 октября Кузнецов запрашивал для Абдуллаева 16 лет строгого режима, а для Исроилова - 15 лет.

Защищали подсудимых адвокаты по назначению: Абдуллаева - Александр Ярошенко, Исроилова - Никита Абрамов. Оба юриста настаивали на оправдательном приговоре.

Абдуллаев в прениях подчеркнул: «Все материалы уголовного дела - сфабрикованы и сфальсифицированы. Меня преследуют за мои религиозные взгляды». Исроилов, в свою очередь, указал: «Мы не выступали против государственного строя и против общественности ничего не делали».

Фигуранты дела - граждане Киргизии. Абдуллаев - этнический узбек, Исроилов - таджик. Как утверждается в деле, в Севастополе оба фигуранта поселились уже после аннексии полуострова: первый из обвиняемых в мае 2014 года, второй - примерно в ноябре. Между тем в Крым Абдуллаев прибыл еще до аннексии - в 2013 году.

Обвинительное заключение перед началом разбирательства было переведено на узбекский язык. Исроилов ходатайствовал о переводе документа на таджикский, поясняя, что узбекские юридические термины ему не знакомы. Судьи ответили отказом, обвинив политзека в злоупотреблении правом. Адвокат Абрамов в прениях указывал на это нарушение, как и на то, что на следствии политзеку не предоставляли переводчика.

Исроилов страдает тугоухостью III степени. В этой связи все участники процесса говорили в микрофон, а к стеклянной камере подсудимых была поставлена колонка.

Все трое судей, рассматривавших дело, причастны к вынесению целого ряда заведомо неправосудных приговоров. В частности, эта же самая тройка, в которой также председательствовал Опанасенко, 15 октября приговорила кабардинца Ислама Гугова, вернувшегося из Сирии под гарантии властей, к 16 годам строгого режима.

Второе севастопольское дело «Хизб ут-тахрир» крымский главк ФСБ возбудил 23 августа 2016 года. Два дня спустя Абдуллаева и Исроилова задержали, а 26-го числа отправили под арест. Во время следствия они пребывали в симферопольском СИЗО-1, а для участия в суде были этапированы в СИЗО-1 в Ростове. Там они согласно приговору останутся до вступления решения в силу.

Дело, как утверждалось, было открыто по доносу, который 15 августа 2016 года подал в крымское УФСБ некто Ергашев (в материалах фигурирует под псевдонимом Горбинов), якобы добровольно прекративший членство в «Хизб ут-тахрир». Через семь дней после задержания Абдуллаева и Исроилова Ергашев умер, заявлял на слушаниях прокурор Кузнецов. В суде были зачитаны показания этого свидетеля, данные на следствии.

Однако сведения о том, что Ергашев добровольно вышел из «Хизб ут-тахрир» и подал донос, а по делу проходил лишь как свидетель, вызывают серьезные сомнения. Первую публикацию о деле Абдуллаева - Исроилова поместил в конце октября 2016-го, через два месяца после ареста фигурантов, крымскотатарский активист Заир Смедляев. В своем посте он также сообщал, что, по неподтвержденной информации, в симферопольский СИЗО-1 отправили некоего пожилого мусульманина, страдающего онкологическим заболеванием, и он умер в заключении.

Еще одним свидетелем обвинения был Дмитрий Шультяев - оперативник севастопольского управления СБУ, после аннексии Крыма изменивший присяге и перешедший на службу в ФСБ. На континентальной Украине против него открыто дело о дезертирстве; украинский суд санкционировал его задержание.

Также в деле есть показания некоего имама Эскендера Меметова, который охарактеризовал «Хизб ут-тахрир» как организацию, «призванную дестабилизировать отношения между верующими, представляющую угрозу для мусульман». Как можно предположить, речь идет о крымскотатарском коллаборанте, занимающем пост главного имама Евпаторийского и Сакского регионов. Абдуллаев в прениях указывал, что Меметов ему и Исроилову не знаком.

Одним же из ключевых свидетелей обвинения был Аднан Масри, этнический араб. Хотя в суде Масри допросили очно, после его выступления прокурор огласил и показания, данные этим свидетелем на следствии, поскольку информация, сообщенная им в суде, существенно расходилась с той, которую он излагал на следствии.

Известно, что в первом севастопольском деле «Хизб ут-тахрир» одним из свидетелей обвинения был араб по имени Аднан. Сами осужденные и их защита высказывали уверенность, что это провокатор, завербованный ФСБ. «Грани» пытались уточнить у адвокатов Эмиля Курбединова и Эдема Семедляева, защищавших фигурантов этого дела, фамилию Аднана, однако оба юриста затруднились ответить, пояснив, что ее не помнят.

В ходе судебного следствия Абдуллаев и Исроилов безуспешно добивались исключения показаний Масри из материалов дела.

В заключениях лингвистических экспертиз утверждалось, что в беседах, зафиксированных на аудио, Абдуллаев и Исроилов выступали с «высказываниями, направленными на вовлечение людей в «Хизб ут-тахрир». Хотя Абдуллаев лишь отвечал на вопросы Масри, авторы исследования сделали вывод, что он «выступает в роли коммуникативного лидера, а Масри является вовлеченным». Кроме того, эксперты заявили, что в проанализированных высказываниях «содержится негативная оценка к президентам Путину и Асаду» (синтаксис оригинала).

«Масри задавал явно направленные вопросы и клещами вытягивал из Исроилова ответы, - указывал в прениях адвокат Абрамов. - Скорее, Масри допрашивал Исроилова... Из материалов дела видно, что показания, скорее всего, написаны под диктовку следователя: Масри излагает показания на великолепном русском языке».

Утверждалось также, что Абдуллаев вел под псевдонимом страницу в «Одноклассниках», и этот аккаунт был включен в «группу сторонников «Хизб ут-тахрир».

Сам Абдуллаев в прениях подчеркнул, что не хранил дома тех дисков и литературы, якобы изъятых у него при обыске (ранее сообщалось, что в числе прочего у него была обнаружена «Крепость мусульманина» - сборник молитв, который не содержит каких бы то ни было агрессивных призывов, однако в России включен в список экстремистских материалов).

За два с лишним года второе севастопольское дело «Хизб ут-тахрир» так и не привлекло широкого внимания крымской общественности. В отличие от других дел международной исламской партии, сфабрикованных после аннексии Крыма Россией, оно почти не освещалось в СМИ. Как можно предположить, ситуация объясняется тем, что Абдуллаев и Исроилов - не крымские татары и не граждане Украины. Из СМИ на оглашении приговора присутствовали только «Грани».

 

Илл: Акрамджон Абдуллаев (слева) и Нематджон Исроилов после оглашения приговора. Фото Владислава Рязанцева для «Граней»

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100