Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 395 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



УБИЙСТВЕННАЯ СВЯТОСТЬ

Печать

Людмила МАКАРОВА

 

irina svЭту женщину историки подозревают в убийстве мужа, византийского императора Льва IV, и обвиняют в уничтожении с особым садизмом единственного сына Константина VI. Но при этом ее почитают по сей день как святую Ирину Византийскую.

 

Осенью 768 года от Рождества Христова из Константинополя в Афины отправилась необычная флотилия. Корабли, обтянутые шелком и украшенные цветами, плыли за невестой для сына императора Византии Константина V. Столица Восточной Римской империи готовилась к свадебным торжествам…

 

 

 

Скромница из Афин

Восседая на золотом троне, Константин приоткрыл вуаль, скрывавшую точеное лицо 16-летней невесты. Когда же Ирина показалась народу в окружении многочисленной свиты патрициев, византийцы восторженно ее приветствовали…

Император, возлагая царскую диадему на голову снохи, и подумать не мог, что сирота, воспитанная в религиозной строгости, уничтожит в будущем его сына и внука, а также положит конец всей династии. Правда, набожность Ирины первое время казалась византийцам чересчур пылкой. Но ведь она была еще так молода, к тому же родом из провинциальных Афин с их уходящей в прошлое натурой — пафосом античных поэтов и философов и замшелыми традициями. К тому же перед свадьбой она поклялась венценосному свекру, что не будет молиться перед ликами святых, как привыкла делать на родине. Старый император, конечно, поверил. Ведь он не мог знать, что Ирина привезла из Афин две иконы и хитро спрятала их в своих покоях, что считалось тогда в Восточной Римской империи серьезным государственным преступлением…

 

Иконоборчество

Со II века иконы заменяли народу священные книги, ведь мало кто вообще умел читать. В храмах простые люди в первую очередь шли целовать лики святых в золоченых окладах. Они верили, что если к иконе приложить святое причастие, то вроде как получаешь его из рук мученика с благословением. Некоторые, бывало, норовили соскрести с изображения чудотворца кусочек краски, опустить его в евхаристическое вино и так выпить для большей благости. Властям же все эти незатейливые народные обычаи казались отголосками язычества. Император Лев III вообще счел чрезмерное «почитание икон» виновником всех бед и в 726 году издал иконоборческий указ. И тут началось… «Иконы ввергались — одни в болото, другие — в море, третьи — в огонь, а иные были рассекаемы и раздробляемы секирами. А те иконы, которые находились на церковных стенах, — одни сострагивались железом, другие замазываемы были краскою», — так было описано иконоборчество в житии Стефана Нового. Народу внушали: «Не делай себе кумира и никакого изображения… не поклоняйся им и не служи им…» Мол, так гласит библейская заповедь, а вы, грешники, о ней позабыли…

На самом деле тут была чистая политика с экономикой или, попросту говоря, шаг вперед для сближения с соседями — иудеями и мусульманами, в храмах которых, как известно, нет живописи или скульптур с изображениями святых. Через иконоборчество византийские императоры хотели сгладить религиозное противостояние, а в дальнейшем подчинить народы нехристианских вероисповеданий.

Была и еще одна причина. Это обогащение и усиление церкви Византии. Священники все чаще получали места госчиновников и претендовали на власть. Иконоборчество больно по ним ударило. Число монастырей сократилось, монахи спасались бегством, священники оказались в изгнании. Но простым людям все это было чуждо и не очень-то понятно. Да и не только простым. Сноха византийского императора Ирина решению собора и не собиралась подчиняться. Она истово молилась перед своими афинскими иконами о рождении долгожданного сына тайно ото всех обитателей царского дворца. Мальчик, появившийся на свет в 771 году, был назван в честь деда Константином. Пяти лет от роду он был коронован как Константин VI, что лишь усугубило его печальную участь…

 

Что скрывалось под подушкой

Ирина умела ждать. Целых 12 лет — при жизни старого императора, яростного иконоборца Константина V, и после его смерти — ей удавалось скрывать свои настоящие мысли и чувства. А иконы свои она прятала под подушкой, где их однажды и обнаружил ее супруг-император Лев IV. Собственно, до этого момента она была тихой верующей женщиной, никого не трогала, ни на кого не покушалась, и ее святость (не случись этой находки) была бы по-человечески понятна (как могла, боролась за свою веру). Но находка случилась, и вышел скандал, императрице грозила опала. Тут-то и пошла череда кровавых событий.

Внезапно скончался муж Ирины. А в народ запущена была несуразная легенда о том, что Лев якобы велел достать корону из могилы императора Ираклия, водрузил эту сакральную древность себе на голову и, получив порцию трупного яда, покрылся смертельными язвами.

Едва ли этому поверили бы врачи. А вот на отравление рассказы о язвах намекали.

Хотя, конечно, не только у Ирины были и возможность, и мотив. Однако совпадение невероятное: роковая находка — скандал — смерть супруга.

В итоге вдова, расправившись с прочими претендентами на престол из числа мужниной родни, начинает править в качестве регентши при девятилетием сыне-императоре. Вскоре открываются монастыри, возвращаются изгнанники-монахи, верующие прикладываются к иконам и поют псалмы во славу Ирины.

Меж тем юному императору уже 12 лет. Мать-регентша находит ему невесту. Это восьмилетняя дочь Карла Великого по имени Ротруда. Ее привозят в Константинополь, учат греческому, обручают с Константином…

Ирина созывает Вселенский собор. Но не успевает его начать, как в храме Святых Апостолов появляются бойцы-иконоборцы… Однако она умеет ждать. И год спустя в присутствии 3 тысяч епископов на следующий собор торжественно доставили икону! Иконоборцев официально предали анафеме, а над воротами Константинополя воссиял образ Спасителя…

 

Казнить, нельзя помиловать

И тут в государстве Византийском начинают происходить странные вещи. Ирина ликвидирует помолвку сына с дочерью короля Карла. Константин в отчаянии, он любит французскую принцессу Ротруду, а мамочка навязывает ему другую невесту! И это при том, что Карл, покровитель духовенства, распространитель христианства, основатель школ при церквях и монастырях, и главное — ну никак не иконоборец. Такой родственник пылкую христианку непременно поддержал бы! Но дело на этот раз вовсе не в вере. Проигрыш Византии в Северной Италии и победы там Карла показали, что она, Ирина, слаба и беззащитна перед этим королем. Выходит, власть ей дороже и важнее счастья сына, а «религия была более средством, чем целью» (немецкий историк XVIII века Фридрих Шлоссер).

Константин между тем готовит заговор против матери, но проигрывает ей. 18-летнего законного императора наказывают, как нашкодившего мальчишку, сидением безвылазно в темной комнате дворца и, униженного, выпускают на свет божий через недельку-другую. Но, услышав, что Ирина не передаст ему полноты власти до своей гробовой доски, он вновь строит планы по ее свержению. Солдаты его поддерживают, отказавшись на присяге ставить имя регентши впереди имени Константина. Ирина сослана в отдаленный дворец на два года. После ее возвращения они с сыном правят вместе, но тесно ей с ним на одном троне. В результате Ирина приказывает ослепить Константина! Это происходит 15 августа 797 года в Порфировой спальне, где 26 лет тому назад сын ее появился на свет!

Похоже, искалеченного императора быстро забыли. Даже хроникеры толком не знают, что было дальше. То ли слепец вскоре гибнет от полученных увечий в темнице, то ли, сосланный в монастырь, живет еще восемь лет с возлюбленной Феодотой, единственной живой душой в целой империи, не бросившей его в одиночестве… Зато Ирину предали все. Правда, не сразу. Она правит еще 5 лет, но, в конечном счете, вчерашние сторонники отправляют ее куда подальше. По легенде, на острове Лесбос изгнанница кается и орошает слезами дерево, посаженное в память о Константине. И делает это до самой своей смерти, «более любя Бога и Его правду, чем своего собственного сына…»Так гласит житие Ирины — ведь она по сей день считается святой, боровшейся «за истинную веру» «мученически». Правда, чисто по-человечески выходит, что эта женщина все-таки больше мучила других.

 

Загадки истории

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100