Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 269 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ХРИСТИАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ

Печать

Алексей МИНЯЙЛО

 

muzhch svechiПять причин, по которым я не буду исполнять решение синода РПЦ о разрыве евхаристического общения с Константинополем

 

Для начала два слова о том, как я вижу ситуацию.

Поступок патриарха Варфоломея мне видится политически мотивированным и нечестным. Полагаю, Украине нужна автокефалия, но появиться она должна более цивилизованным путём. Ответные действия РПЦ я считаю несоразмерными и политизированными, да синод этого и не скрывает: «Нынешнее деяние Константинопольского Патриархата — попытка похитить то, что никогда ему не принадлежало».

Не хочу разбираться в политических нюансах, а вот выработать личное отношение к христианской части этого конфликта совесть меня призывает.

Выработал. Исполнять решение синода РПЦ я не буду, и вот почему.

Во-первых, я не хочу устранять заповедь Божию преданием старцев (Мф 15:3-9). Христос заповедовал приобщаться Его Святых Таин (Лк 22:19). Как я откажусь, оказавшись в Стамбуле или доехав наконец до Афона? «Господи, между РПЦ и КП идёт борьба за власть и территории, а распоряжение синода для меня важнее Твоей заповеди, так что я не могу причаститься здесь, давай потерпим, пока я в Россию не вернусь?» Звучит, как абсурд? Так и есть!

Это абсурд, эталонный, дистиллированный. Можно накрыть куполом и передать в палату мер и весов.

Во-вторых, у людей нет власти разрывать евхаристическое общение. Она, возможно, есть у Христа, и Он её, насколько мне известно, никому не передавал. Может быть, кто-то считает, что эту власть можно присвоить, проведя совещание и приняв документ, но в моих глазах такой человек в лучшем случае сошёл с ума. Единственный способ разорвать с кем-то евхаристическое единство — перестать причащаться самому. «Я, Господи, настолько с этими людьми не согласен, что причащаться вместе с ними из Твоей Чаши не могу» — эта позиция мне кажется безумной, но по крайней мере честной.

Честнее, чем игра в то, что можно выгнать Христа из чьей-то Чаши, или что разрыв евхаристического общения — мера сугубо дипломатическая или юридическая (ведь при этом пытаются запретить прихожанам причащаться Святых Таин в другой церкви и даже грозят наказать).

В-третьих, РПЦ, КП и так далее — не более чем искусственные административные границы, установленные для удобства управления церквями на местах. Мы верим в одно и то же вплоть до мельчайших нюансов. Мы — одна Церковь. В Символе веры мы говорим о единой, святой, соборной и апостольской Церкви, а не о Кифиной, Аполлосовой (1 Кор 1:10-13), Кирилловой или Варфаломеевой. И я член ровно этой Церкви, единой, святой, соборной и апостольской. Я крестился во Христа (Гал 3:27), а не в Кирилла, Варфоломея или ещё кого-то. Искусственные административные границы не могут отделить меня от братьев и сестёр во Христе, пребывающих по другую сторону этих границ. Духовных границ между нами нет, разве что в чьём-то воспалённом воображении.

В-четвёртых, у синода нет власти указывать мне, что делать, а что не делать. Я — чадо Церкви Христовой, а не подданный РПЦ. Если кто-то считает иначе — это «попытка похитить то, что никогда ему не принадлежало». Христос такой власти, насколько мне известно, не давал ни синоду, ни патриарху, я — тоже. Когда я крестился, в числе обетов об исполнении решений священноначалия ничего не было, в Символе веры тоже нет. Отвечать перед Богом мне придётся самому и кивать на то, что какие-то малоизвестные мне люди что-то решили на неизвестных мне основаниях, а я их почему-то послушался — это детский сад.

В-пятых, я готов прислушиваться к людям, обладающим в моих глазах моральным и духовным авторитетом, но в синоде РПЦ таких людей нет. Назначить духовный авторитет нельзя, им можно только стать. 12 лет назад, когда я крестился, у священноначалия РПЦ был большой кредит доверия, но они его промотали. Часы за 30 тысяч евро, фешенебельные яхты на Валааме, роскошные дворцы на черноморском побережье, обслуживание интересов президента и пропутинские митинги, замаскированные под молитвенные стояния в защиту веры, суды с соседями за пыль, изъятие территорий у больниц и детских домов, дикие поборы с настоятелей храмов, которые неизвестно на что тратятся, репрессии против инакомыслящих священников и мирян, покровительство откровенным гопникам вроде «Сорока сороков» — и это лишь начало списка. А сейчас они ещё и уходят в раскол по политическим мотивам.

Но это не самое страшное. Ошибаются все. Самое страшное, что они всегда правы.

За все эти годы я не увидел ни слова раскаяния или извинения. «Слушайте, мы погорячились, конечно, отнимать территорию у детского дома — это ад. Ксения Чернега уволена» — нет, на территорию детского дома у РПЦ непоколебимые права. «Я не знал, сколько стоят эти часы. Я поручил их продать, а деньги отдать на социальное служение Церкви» — нет, лучше замазать фото часов в фотошопе (понимают же, что нехорошо, раз замазывают).

Воистину, когда соль теряет силу, она становится ядом. Совесть не позволяет мне исполнять предписания людей, являющихся в моих глазах моральными банкротами.

Поэтому если мне случится оказаться на Афоне, в Стамбуле или ещё где — я буду молиться и причащаться Святых Христовых Таин с чистой совестью, отвечая за своё решение перед Богом. Верность Церкви очень важна, и сейчас есть именно такая возможность — сохранить верность Церкви Христовой, а не группе политиков с сомнительной репутацией.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100