Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 207 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"Я ЕМУ ДОВЕРЯЛ…"

Печать

Исаак СТЕНЛИ-БЕКЕР

 

doverie svyash«Он — священник. Я ему доверял», — рассказывает одна из 1000 жертв сексуального насилия со стороны священников в Пенсильвании

 

Джим Ван Сикл (Jim VanSickle) поступил в первый класс Центральной христианской средней школы Брэдфорда осенью 1979 года. Там он узнал, что у него будет новый учитель английского языка — молодой священник по имени Дэвид Поулсон (David Poulson), который недавно был посвящен в духовный сан католической церкви.

В жизни 16-летнего подростка это был неспокойный период. Его бабушка умерла, а отец заболел и не мог работать. «Я был растерянным мальчишкой», — сказал он в интервью.

В том учителе, который был на 10 лет старше его, он нашел наставника. Поулсон благословил его, сделав капитаном шахматной команды, которая ездила из их города в северной Пенсильвании через границу в Нью-Йорк на соревнования. И после объявления шаха и мата они весело проводили время за ужином.

Джим отдает должное священнику — тот поддержал его, помог ему окончить среднюю школу и поступить в колледж. «Он перевернул мою жизнь, — говорит Джим. — Он был моим духовным наставником. Он был моим другом».

Но Джим, которому сейчас 55 лет, винит Поулсона в том, что тот сломал ему жизнь, оставив в ней пустоту — «пустоту, которая никогда не будет заполнена». Он говорит, что священник подвергал его физическому и эмоциональному насилию, «обхаживая» его, пользуясь тем, насколько сильна была связь между ними. «Я рассказывал ему о себе то, чего не знал ни один другой человек», — утверждает Джим.

Поулсон является одним из 300 с лишним римско-католических священников в Пенсильвании, фигурирующих в опубликованном во вторник докладе коллегии присяжных, которая обвиняет церковных лидеров в сокрытии повсеместного сексуального насилия над детьми на протяжении 70 лет. В ходе самого масштабного в США расследования властями сексуальных преступлений духовенства коллегия присяжных смогла выявить более тысячи жертв, сообщив, что, число таких жертв, вероятно, в разы больше.

Доклад является показателем ужасающего физического и психологического насилия. В нем подробно говорится о том, как один священник якобы надругался над пятью сестрами из одной семьи; о том, как другой признался в изнасиловании 15 мальчиков в возрасте семи лет; о том, как одну из жертв связывали и избивали кожаными ремнями; и о том, как одна из жертв умерла от передозировки обезболивающих средств, принятых из-за травмы спины, нанесенной во время особо жестоких насильственных действий. Большинство жертв, по мнению суда, никогда не смогут возбудить дела против своих предполагаемых насильников из-за срока исковой давности, поскольку по закону штата жертвы сексуального насилия над детьми могут подавать гражданские иски и предъявлять уголовные обвинения до достижения ими соответственно 30 летнего и 50-летнего возраста.

История Джима Ван Сикла, которую он рассказал газете «Вашингтон пост» (The Washington Post), не только раскрывает характер сексуальных преступлений, которые, как считает коллегия присяжных, руководители церкви давно покрывают. Его рассказ также свидетельствует о бесконечных попытках жертв вновь начать полноценную жизнь. Хотя большинство священников вряд ли будут нести ответственность по новым уголовным обвинениям, педофил, предположительно совершавший сексуальное насилие в отношении Ван Сикла — один из двух, которые должны предстать перед обвинением. В начале этого года Поулсона обвинили в растлении двух мальчиков в период с 2002 по 2010 годы. На предъявленные обвинения он пока не ответил.

Джим Ван Сикл, который работает в Питтсбурге тренером и дает психологические консультации, теперь слишком стар, чтобы принять участие в деле. Но он выступил перед следственным жюри со свидетельскими показаниями о насильственных действиях со стороны Поулсона и сейчас призывает других высказаться откровенно и выступить за внесение изменений в закон штата о сроке исковой давности, чтобы можно было добиться справедливости.

Он назвал публикацию доклада коллегии присяжных «победой» в «еще только начинающейся войне» против католической иерархии. Он собирается воспользоваться списком священников, упомянутых в докладе, чтобы найти их предполагаемых жертв и заставить епископов нести ответственность. Его цель — не дать утихнуть скандалу, который разразился в 2002 году в связи с разоблачениями в Бостоне (и с тех пор прокатился от Австралии до Гуама, Ирландии, Гондураса и обратно до США в связи с недавней отставкой вашингтонского кардинала, архиепископа Теодора Маккэррика [Theodore McCarrick]).

Но по признанию Джима, в отношении своего предполагаемого насильника, он по-прежнему в замешательстве. По его словам, он до сих пор испытывает к Поулсону теплые чувства, потому, что те ненадлежащие действия, которые тот совершал по отношению к нему, были, как он считает, очень «впечатляющими» и возымели свое действие.

«Он стал для меня тем человеком, кому можно доверять, и поэтому все это меня очень смущает и сбивает с толку, — говорит Джим. — Когда люди видят его в кандалах и оранжевой робе, они меня спрашивают: „Почему ты не испытываешь к нему ненависти? Почему ты не хочешь заставить его страдать?″. Что тут скажешь, я, конечно же, хочу. Но в то же время меня раздирают противоречивые чувства. Не так уж и сложно любить того человека, каким он был до того, как сделал то, что сделал».

Постепенно ужины школьных шахматных команд стали проходить один на один. Джим вспоминает, как Поулсон возил его в кино и держал руку на его колене, когда они сидели в машине. У себя в доме священник обычно пытался щекотать его, и Джим всегда вырывался. Но он все равно был предан своему учителю. «Я смотрел на парня — ведь он священник. Я ему доверял», — говорит Джим.

Вскоре, говорит он, священник стал использовать в их отношениях алкоголь. Он брал Джима в длительные поездки, прихватив упаковку пива. Вместо щекотания теперь была борьба, вспоминает Джим. Это происходило в доме священника или перед алтарем и между скамьями в церкви, где его учитель набрасывался на него и пытался щупать.

«Ему постоянно хотелось физического контакта», — говорит он.

Священник приказал Джиму бросить свою подругу, сказав подростку, что она «противная». Если он не подчинялся, рассказывает Джим, Поулсон становился замкнутым, «изображая, что он на меня обижен, ревнует меня, и я искал, добивался этих отношений, что лишь усиливало это обхаживание, эти домогательства».

Незадолго до того, как Джим окончил школу, пара отправилась в Огайо в святилище Фатимской Божьей Матери. В обшарпанном отеле, утверждает Джим Ван Сикл, «он набрасывается на меня, и через его одежду я чувствую, что он возбужден». Когда Джим оттолкнул своего учителя, Поулсон пошел в ванную и переоделся в пижаму. Когда он снова появился, говорит Джим, «я увидел выглядывавший из-под его одежды возбужденный член».

«И тогда он напал на меня, и я впервые почувствовал ужас и страх от того, что у него, как мне показалось, было восемь или девять рук против моих двух, которыми я пытался отбиться от него», — рассказывает он.

Ван Сиклу удалось вырваться, и с этого момента, по его словам, он больше ничего не помнил. Он помнит лишь то, как они ехали в машине домой. «Мы ехали семь часов и не разговаривали, он только остановился, чтобы купить упаковку пива, и передал ее мне, — вспоминает он. — Он так и не извинился, и мы никогда это не обсуждали».

Джим уехал на учебу в Бенедиктинский колледж недалеко от Питтсбурга, а Поулсон переехал в Католический университет в Эри, штат Пенсильвания. «Мне казалось, что он, наверное, все понял», — говорит Джим. Но священник начал без предупреждения навещать своего бывшего ученика, предлагая ему деньги, и однажды купил ему машину. Когда он появился в последний раз, он привез с собой другого ученика — «свою новую игрушку», предположил Ван Сикл.

«Из-за того, что я не сохранил с ним отношения, я, если честно, ревновал и злился, — говорит он. Но я прогнал его и заставил его уйти. И до предварительного слушания в этом году я больше его не видел».

О случившемся Джим Ван Сикл рассказал отцу лишь через год, а матери — через 10 лет. Вообще-то, он в основном хранил молчание, поскольку Поулсон переезжал из прихода в приход по всей Пенсильвании и со временем вернулся в Эри.

В феврале мать Ван Сикла прочитала в церковном вестнике, что Полусона обвинили в сексуальном насилии над детьми. Целую неделю Джим Ван Сикл был в смятении, терзаясь сомнениями и размышляя, как ему быть.

«Я решил, что если я не расскажу об этом, я не смогу с этим жить», — говорит он.

По его словам, в итоге он подробно рассказал о своей травме в «Фейсбуке», который он с тех пор использует как площадку для связи с теми, кто стал жертвой сексуального насилия со стороны священнослужителей во всех 50 штатах и 11 странах. Джим говорит, что общение с другими жертвами помогло ему понять, почему он живет, испытывая тревогу, боль и возмущения.

«Причиной является эмоциональная травма. И потеря тех отношений, которые все еще преследуют меня, и во власти которых я в некоторых ситуациях все еще нахожусь», — говорит он.

На протяжении многих лет его не отпускало чувство страха, что его 33-летняя жена уйдет от него. Когда четыре года назад Джим Ван Сикл начал курс психотерапии, он узнал, что у него «пограничное расстройство личности». «Я испытывал только два настоящих чувства — злость или страх, и оба эти чувства делали меня жестоким». Сейчас они с женой дают психологические консультации, и приступы ярости больше не угрожают его семейным отношениям.

Помогает и религия — несмотря на болезненные ассоциации. С тех пор, как Джим подвергся насилию, он, как католик, не принимает активного участия в религиозной жизни, но считает себя христианином, утвердившимся в вере после испытаний.

«Теперь у меня личные отношения с Господом, — говорит он. — Со временем моя вера окрепла. Церковь больше не была вопросом выбора, поэтому я сам стал очень убежденным христианином. Мне надо был это сделать, иначе я потерял бы свою семью».

Хотя собственный план действий Джима Ван Сикла стал яснее, он понял, что увлечь за собой других и убедить их рассказать свои истории будет нелегко. В минувшие выходные один человек так испугался, что его узнают, что согласился встретиться за торговым центром после закрытия.

«Он был до смерти напуган — как когда-то я», — сказал Ван Сикл.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100