Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 295 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОКЛЕВЕТАННЫЙ ЦЕСАРЕВИЧ

Печать

Александр СМИРНОВ

 

alexei petrovichСтарший сын царя Петра царевич Алексей, которого сыграл в фильме «Петр Первый» выдающийся актёр Николай Черкасов, был представлен как неврастеник, бездарь, трусливый интриган, мечтавший вернуть Русь в допотопные времена. Но архивные документы, которые почему-то прошли мимо внимания профессиональных историков, доказывают, что царевич Алексей Петрович Романов был образованным, волевым и умным человеком. Его просто оклеветали! Но кто и зачем?

 

 

Из рук в руки…

Был ли царевич Алексей психически неуравновешенным человеком? Ответить на этот вопрос вряд ли возможно. Никаких медицинских документов до нас не дошло. Могли, конечно, сказаться последствия детской психологической травмы. Его в восьмилетнем возрасте силой оторвали от матери, которую отец, вернувшийся из Великого посольства, не заезжая домой, повелел сослать в монастырь.

В шесть лет Алексея Петровича начал учить грамоте наставник — Никифор Кондратьевич Вяземский. Пётр же планировал отправить своего отпрыска обучаться в Европу, точнее, в немецкую Саксонию, под надзором саксонского генерала Карловича. Но будущий воспитатель внезапно скончался, а потом началась Северная война. И царский сын остался на родине.

С 13 лет его обучал иноземец Мартин Нейгебауэр. В бумагах начала XVIII века так и записано — «иноземец». Современники сего педагога сами не могли точно назвать его происхождение и национальность. Его сменил барон Генрих Гюйссен. Правда, камердинером при юном Алексее всегда оставался его «дядька» — Никифор Вяземский, имевший право лично писать царю об итогах воспитания и обучения наследника. Чему же и как его учили?

 

Ученье — свет!

При аресте опального князя Александра Меншикова в его бумагах нашли любопытный документ — «Уведомление Его Пресветлости Государя Цесаревича обучения наукам и какой ещё далее будет». В этом «Уведомлении» расписан учебный план занятий царского сына. Юный Алексей Петрович занимался ежедневно, кроме праздничных дней и воскресений, по три часа в день. Его обучали немецкому и французскому языкам, арифметике и геометрии, истории, географии, философии… Обучали основам кораблестроения, знакомили с уставами армии и флота — «науками о воинском деле водою и сухим путём» и «делом артиллерийским». А последняя наука бессмысленна без знакомства с основами баллистики и химии. Алексей Петрович читал «жития», то есть биографии французских королей, изучал генеалогию и науку о королевских печатях (то есть знакомился с межгосударственным дипломатическим делопроизводством). С царевичем, уже в виде застольных бесед и на прогулке, наставники толковали Библию и Евангелие на немецком языке и знакомили с Ветхим Заветом, представленным ему на языке французском. Размышляли «о вежливости французской», то есть обучали галантным манерам. Он был знаком с премудростями рисования, фехтования, верховой езды и европейских танцев. Алексей Петрович знал и любил европейскую музыку.

По всем предметам царевич делал успехи. В своём письме царю Петру от 17 марта 1708 годаНикифор Вяземский докладывал: «Сын твой, Государь, в учении и в умножении четырёх частей арифметики имеет твёрдость». А в письме от 14 ноября 1708 года опять радовал отца: «Сын твой в учении немецкого языка отличен и ныне начал к тому учиться по-французски».

 

Дружба с Бироном

Ко времени победы царя-батюшки под Полтавой 19-летний юноша — наследник престола — был уже по-европейски образован, воспитан и к тому, чтобы взойти на трон, был готов. У него, особенно после женитьбы, появилась своя свита. И в числе её были вовсе не «брадатые староверы» в армяках, только и мечтавшие вновь зажить «по-старому», да безграмотные попы. Известный позже в истории России Эрнст Бирон, недоучка-студент Кёнигсбергского университета, сын курляндского дворянина, пытался начать свою карьеру в 1714 году при дворе цесаревича Алексея Петровича, а с воцарением племянницы Петра — императрицы Анны Иоанновны — вернулся в Россию уже навсегда. Эрнст Бирон — фигура никак не «старомосковская».

Но если всё так, то почему царевич сбежал от своего отца в Италию и Австрию, а позже позволил вовлечь себя в заговор против Петра? И вообще, был ли заговор и участвовал ли в нём цесаревич? Или это все выдумка «советского графа» Алексея Толстого, автора талантливого, но почти полностью лживого романа «Пётр I»?

 

Заговор без заговорщика

Мог ли Пётр I всерьёз опасаться сына как соперника в борьбе за власть? Безусловно! Немало было сподвижников у «царя-плотника», которые устали от его безудержных пьяных кутежей, открытого разврата, от его «Всепьянейших Соборов» и бывшей горничной немецкого пастора, которую велено было величать матушкой-государыней. А тут уже готовый взрослый наследник — почти государь Алексей Петрович. В отличие от своего отца, он не увлекался хмельным и был верен супруге, которая к тому времени подарила ему сына — будущего государя Петра II. Так что русская династия имела продолжение и без победителя под Полтавой. И во многих головах зрела тайная мысль: а нельзя ли Отечеству обойтись без Петра? Пусть отправляется в монастырь! Европейские короли — отцы, сыновья и племянники — в многовековой схватке за престол травили друг друга ядом, закалывали и обезглавливали. А тут группа умных государственных мужей задумала избавиться от неугодного им человека на русском троне… Изменники Отечества!

Цесаревич Алексей Петрович, вероятнее всего, послушался этих умных людей, советовавших ему на время уехать с семьёй из России. А когда придёт час, он, законный наследник престола, под колокольный звон вернётся в Москву. Царствовать по праву. Когда вернётся? Это зависит от обстоятельств. Сложилась ситуация подобно той, которая случилась в марте 1801 года в Михайловском замке Петербурга. Только царевич Алексей Петрович сидел в Италии и ждал известия о том, что его батюшка, например, скончался от апоплексического удара. Что могло случиться и без посторонней помощи, ибо Пётр был большим поклонником Бахуса.

Но вместо этого царевич Алексей дождался прибытия петровского посла графа Петра Толстого, одного из предков автора романа «Пётр I». Тот поклялся на Библии, что если царевич вернётся в Россию, никаким репрессиям ни он, ни его семья не подвергнутся. Тот же Никифор Вяземский доносил ранее Петру, что сын его замечен в «тайном чтении славянских духовных книг». Хотя молодой Романов учился библейским законам по французско-немецким протестантским законам, православие чтил и не забывал. Был искренне верующим и слишком доверчивым для монарха. Впрочем, человеку начала XVIII века трудно было поверить, что можно сознательно лгать, держа руку на Библии. И царевич поверил. Он приехал на родину, в отчий дом. Как оказалось, — в каземат Петропавловской крепости и на эшафот.

 

Изъяты при аресте

Арест и опись бумаг цесаревича производил сам Александр Меншиков. Кому-то другому Пётр I доверить подобное не рискнул. Сохранилась «Опись письмам и бумагам, взятым в 1718 году февраля 28-го дня по приказу князя Меншикова из дому царевича Алексея Петровича у подьячего его Никифора Богданова по описи». В перечне указаны книги по кораблестроению, географический атлас карт, Библия на немецком языке. Письма на немецком и французском языках из Адрианополя и письма петровского дипломата Шафирова от 16 июня 1713 года о заключении мира с Оттоманской Портой. В общем, плана захвата домика Петра I и списка заговорщиков не обнаружили.

Денег при наследнике престола было удивительно мало. Всего насчитали наличности 2 рубля 11 алтын да 6 серебряных полуефимок. Заслуживают внимания два интересных документа. Первый — расписка самого Алексея Петровича в получении в долг от купца Строганова суммы в размере 200 рублей золотом. По тем временам сумма огромная! При царевиче её не нашли. Второй — письмо на русском языке от графа Матвеева, докладывающего об успешной вербовке людей в немецком городке Карлсбаде. Для чего? И не за эти ли золотые, полученные от Строганова, шла вербовка? Интересно, когда и чем благородный царевич Алексей Петрович рассчитывал расплатиться со Строгановым?

Похоже, заговор против Петра I всё-таки был. И царевич если не во главе него стоял, то был о нём осведомлён.

 

Загадка романа «Пётр I»

Цесаревич Алексей Петрович — образованный и благородный человек, законный наследник престола был оклевётан в истории. Кем? Прежде всего автором романа «Пётр I» графом Толстым. Примечательно, что автор романа «Война и мир» граф Лев Николаевич Толстой, предком которого был клятвопреступник-дипломат, этой темы не касался. А ведь знал, что перед казнью царевич проклял весь род Толстых. «Советский граф» пытался оклеветать саму жертву вероломства. Дескать, таким уж был сын Петра I — моральным уродом, что казнить его можно и нужно было обязательно. И надо признать, у Алексея Толстого это получилось. Почти.

 

Илл: Кристоф Бернард Франке. Портрет царевича Алексея (фрагмент), сын Петра I, отец Петра II. Нач.18 в.

 

Загадки истории

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100