Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 250 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПАРТИЗАНСКИЙ ПОП

Печать

Николай КОТОМКИН

 

fedor puzanovОн родился в 1888 году, умер в 1965-м. Иными словами, большую часть жизни прожил при советской власти. В графе «Происхождение» писал: «Из духовенства». В графе «Профессия»: «Священник». В графе «Образование»: «Начальное». Писал с ошибками. Но прихожане его любили, хотя за глаза называли партизанским попом.

 

С детства Федю Пузанова окружала страшная нищета. Он родился в тогдашней Самарской губернии, недалеко от Бугуруслана, в маленьком селе Алферовка. Его отец был в местной церкви псаломщиком. Псаломщик мог полагаться только на доброту священника да на пожертвования прихожан.

 

Псаломщик, сын псаломщика

Обычно пожертвования делали не деньгами, а чем придётся — яйцами, овощами, зерном, холстом, так что детям псаломщика приходилось с ранних лет учиться крестьянскому труду. О хорошем образовании и речи не шло. Правда, кое-какие знания Федя получил в школе, организованной при земстве уже в другом селе — Каменке (Уфимская губерния), куда его отца перевели на ту же должность. Эту земскую школу он посещал целых два года. Научился читать, писать, считать — вот и всё образование. Ему было уже 7 лет, считалось, что он взрослый. Теперь он мог помогать в церкви и работать по хозяйству. А в 17 лет его женили. Прямо там, в родной церкви и повенчали с Федосьей Красильниковой. Шёл 1905 год. Далеко, в Москве да Петербурге, бушевала Первая русская революция, потом Дума объявила о свободе вероисповедания, но отзвуки революционных событий почти не доходили до Уральских гор и Поволжья. Для Фёдора Пузанова ничего не изменилось. А потом пошли дети — Федя, Миша, Наташа, Маша. Нужно было думать, как их прокормить. Пузанов отошёл от духовной стези, не пошёл по стопам отца. Он здраво рассудил, что крестьянский труд прокормит лучше, и превратился в крестьянина. Тут-то его и застала Первая мировая война. И, как крестьянин, он попал под военный призыв. Не армейским священником, а простым солдатом. Оказалось, что солдат Пузанов — отличный воин. Он был молод, крепок телом и отважен. За несколько лет военной кампании Фёдор Андреевич Пузанов получил три Георгиевских креста второй, третьей и четвёртой степени и Георгиевскую медаль второй степени, которую давали за мужество и отвагу. Четыре года он не видел родной Каменки и вернулся домой только в 1918 году, после революции и Октябрьского переворота. В самое пекло Гражданской войны. К жене Федосье, детям и церкви, в которой венчался и в которую теперь его взяли псаломщиком…

В Каменке он отслужил два года, а потом был переведён в другое село — Новоспасское Самарской губернии, где проработал ещё два года. И хотя у него не было образования, видя усердие и честность псаломщика, бугурусланский епископ Алексий рукоположил его в сан дьякона. Это, конечно, было приятно, если бы не один нюанс: епископ симпатизировал обновленцам и скоро полностью к ним перешёл. Поэтому на дьякона Пузанова смотрели тоже как на последователя обновленцев. А на дворе был 1923 год. Патриарх Тихон предал обновленцев анафеме и попал под арест. Среди священников ходили тёмные слухи. Патриарха вдруг освободили. Слухи стали ещё тревожнее. Пузанов в церковную политику не вникал. Он радовался новой должности. Его перевели в село Борискино, в 1926 году вдруг рукоположили в священники. И в том же 1926 году он вдруг получил собственный приход в станице Становая. И все бы хорошо, но в иереи его рукоположил епископ Петропавловский Иоанн Проянский), над которым сгущались тучи — он хоть и покаялся, и отрёкся от мёртвого уже патриарха, а все считался человеком неблагонадёжным. Пузанов же недолго радовался новому назначению. Тучи вскоре сгустились и над ним. В 1928 году его вдруг арестовали, а в 1929 году приговорили по 108-й статье УК СССР к 3 годам лагерей. Освободился Пузанов только в^932 году, после чего перебрался подальше от Урала — в город Чудово, где устроился простым рабочим на производство. Ни о какой духовной стезе и речи не было.

 

Под властью оккупантов

В Чудово и застала его война. Отец Фёдор оказался в оккупации. Тут-то ему и удалось вернуться в церковь — те, кто его посадил, срочно эвакуировались, а церковной жизнью оставленных областей стала заниматься так называемая Псковская православная миссия. Создана она была в августе 1941 года по решению немецкого командования на занятых противником землях северо-запада СССР — в Ленинградской, Псковской и Новгородской областях. Летом 1941 года, когда началась война, на этой территории действовало всего с десяток церквей. Миссия надеялась открыть закрытые советской властью храмы и вернуть в них священников. Недавний рабочий Пузанов с радостью согласился вернуться. В составе миссии он около года был священником в новгородских сёлах, а в 1942 году принял под свою руку церковь Грузинской иконы Божьей Матери в Хохловых Горках — в Порховском районе Псковской области, — где окормлял приход практически до снятия оккупации в 1944 году. Впрочем, настоятель не только окормлял приход. Он нашёл способ, как можно, будучи священником, заниматься подрывной партизанской работой. Ему, как лицу духовному, немецкие власти не чинили никаких препон. Он мог ходить, куда ему вздумается, и наблюдать. Взгляд у батюшки был острый, а память крепкая. Все сведения, которые он таким способом получал, отец Фёдор тут же переправлял в партизанский отряд, с которым вёл тесное сотрудничество. И сведения о размещении оккупантов, и маршрут немецкого патруля, и ставшие ему вдруг известными фамилии жителей, которых подозревают в связи с партизанами. Более того, он постоянно снабжал партизан едой, одеждой, даже отдал им собственную корову, а при необходимости укрывал и переправлял в лес людей. По местной легенде, распространяемой потом партизанами, батюшке удалось собрать полмиллиона советских рублей для постройки танковой колонны «Дмитрий Донской» (так вроде бы он хотел эту колонну назвать). Правда, в документах того времени нет ни единого упоминания ни о такой колонне, ни о собранных Пузановым средствах Но вот человеческие жизни священник действительно спас. В последние дни оккупации немцы решили увести на работы в Германию около 300 крестьян. Забрали несчастных из их домов, построили в колонну и повели. Пошёл с колонной и Пузанов. Немцы доверили пастырю вести колонну на станцию. А конвой километра через два отослали для более важных дел. Батюшка осмотрелся по сторонам, убедился в безопасности и увёл всю колонну прямо к партизанам. В 1944-м, когда захваченные области были освобождены, командир 5-й Партизанской бригады Карицкий вручил отважному священнику медаль «Партизану Отечественной войны» второй степени. Люди в деревне Хохловы Горки любили своего настоятеля и ласково называли партизанским попом. Даже церковные власти Московской Патриархии, сменившие миссию, относились к нему пока что уважительно: сразу назначили благочинным шести районов Псковской области.

 

После войны

Кажется, заслуги на страшной войне были оценены по справедливости? Как бы не так. Наступил 1945 год, война наконец-то кончилась. И вскоре Пузанова вернули в Хохловы Горки, а от должности освободили. Церковные чиновники поясняли: пишет с ошибками, необразованный и, ко всему прочему, партизан. Проще говоря: был в оккупации, под немцами, а прежде сидел. Выражение «партизанский поп» звучало в их устах совершенно презрительно. По поводу Пузанова они составляли бумагу за бумагой. А Пузанову приходилось объясняться и писать, что он делал для своей Родины всё, что мог, — воевал, задания командира партизанского отряда выполнял, людей спасал. Только все его ответы игнорировались. И когда в Ленинград приехал с визитом митрополит гор Ливанских Илия Карам, а шёл 1947 год Пузанова вызвали из его села телеграммой на церковный банкет. Приехал он, его усадили за стол. Фёдор потерял бдительность, решил вдруг ответить на вопрос митрополита, как жилось людям во время войны. Попросил слова. А протоирей Тарасов, давний враг, который в глаза ему говорил, что «партизан нам не нужно», тут же велел его вывести из-за стола и вытолкать за дверь — и не просто, а пинком под зад и при свидетелях.

И отправили его из Хохловых Горок, где его любили, сперва в новгородские Углы, а потом под Сольцы в деревню Молочково. Свою жизнь он закончил в должности настоятеля Казанской церкви города Чудово в 1965 году.

 

Загадки истории

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100