Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 443 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОГИ СМЕРТИ

Печать

Екатерина НОВГОРОДЦЕВА

 

smert kult mexikСтрах перед непродолжительностью бытия или утраченные нами ныне знания тому причиной, но абсолютное большинство народов, населяющих планету, свято верят в то, что жизнь вовсе не заканчивается со смертью, а продолжается в иных, загробных мирах. В каждой языческой религии царство мёртвых описывают по-своему, но в чем-то эти описания поразительно схожи.

 

Во владениях Чёрной Погибели

Известный всем сказочный Кощей Бессмертный, оказывается, вовсе не был холостяком. Его законной супругой числилась владычица смерти и зимы, царица ночи, грозная славянская богиня Морана (она же Марена, Мара, Моржана, Тёмная Богородица, Чёрная Погибель). В преданиях она описывается по-разному: то черноволосой молодой красавицей в расшитом драгоценными камнями платье, то уродливой старухой в нищенских отрепьях. Наружность Мораны напрямую зависела от времени года. Когда богиня только вступала в мир людей, ведя за собой зиму, она была ещё в полной силе, а на исходе тёмного времени года дряхлела и не могла противостоять могучему Солнцу — Яриле, вместе с которым к людям приходила весна. Символами Тёмной Богородицы традиционно считались черепа, серп и ворон. Птица возвещала приближение своей госпожи, черепа напоминали о том, что все живое когда-нибудь обратится в прах, а серпом Морана собирала смертную жатву — перерезала нити жизни тех, кому приходило время умирать. Владения богини простирались от берега речки Смородины. Чтобы попасть гуда, следовало перейти Калинов мост, соединяющий Явь (мир живых) и Навь (царство мёртвых).

Постоянных капищ в честь Мораны не возводили, поскольку считалось, что лучше всего оказывать ей почести поблизости от мест, где человеческие души отправлялись в царство мёртвых, — возле крады (погребального костра) или рядом с поминальными курганами. В дар Чёрной Погибели несли цветы, солому, фрукты и овощи. Лишь иногда, в случае крайней нужды обрести её благосклонность, в жертву приносили животных, забивая их прямо у алтаря. По окончании требы полагалось разобрать капище Мораны, а её идола сжечь либо выбросить в реку, чтобы вода или огонь очистили округу от присутствия смерти. Прибегали к помощи богини и в случае эпидемий среди домашних животных или членов общины, а также при угрозе нападения врагов или начала войны. Тогда с идолом хозяйки Нави обходили селение, прося у неё защиты от болезней.

Хотя Морана и числилась самым мрачным и опасным для человека божеством, ей воздавали должное как участнице непрерывного круга бытия. Наши предки верили, что без увядания и смерти не может быть ни обретения свободы в ином мире, ни перехода к новой жизни, ведь за ледяной зимой всегда приходит весна, возрождающая все живое.

 

Холод девятого мира

Доблестные скандинавские воины, с честью павшие в бою, попадали в чертоги Вальхаллы, где их ждали нескончаемые пиры и новые подвиги в битвах. А что же происходило с прочими усопшими? Они отправлялись в самый нижний из девяти миров — Хельхейм, царство мрачной Хель, дочери хитроумного Локи и великанши Ангрбоды. Какое занятие предначертано их дочурке, родители узнали рано: однажды в детстве будущая хозяйка мёртвых предстала им в виде разлагающегося трупа. Родители сочли это знаком её судьбы.

Впоследствии Хель являлась людям либо в образе огромной бледнокожей красавицы с очень светлыми голубыми глазами, либо в виде полутрупа (одна её половина оставалась все так же прекрасна, а другая выглядела как скелет с клочьями сгнившей плоти). Скандинавы полагали, что её наружность зависит от того, как относился к смерти человек, которому она явилась. Если он считал смерть ужасной, не верил в потустороннюю жизнь, Хель оборачивалась к нему той стороной, что представляла собой скелет. Но если человек воспринимал смерть как часть естественного хода жизни, она показывала умирающему свой прекрасный облик.

Отношение к смерти как к логическому продолжению земного существования считалось в Скандинавских странах более правильным, ведь всё равно рано или поздно каждому придётся встретиться с ней лицом к лицу, так пусть же это лицо окажется прекрасным. Впрочем, в последний из девяти миров, как гласит легенда, Хель забирала умерших младенцев, а также тех, кто скончался «от хворей и старости», погибших в бою без славы и чести.

В отличие от некоторых других загробных царств, во владениях северной богини не было ни адского огня, ни вечных мук. Ведь на севере смерть отождествлялась с холодом, и оказавшиеся в Хельхейме страдали от вечной тьмы и стужи. Попасть в нижний мир без приглашения хозяйки не могли не только смертные, но даже могущественные боги. Когда в Хельхейм попал бог весны и света прекрасный Бальдр, его великий отец — глава скандинавского пантеона Один — не смог вызволить юношу.

Согласно поверью, обращаться к Хель за советом и помощью людям следовало лишь в самом крайнем случае, если не оставалось другого выхода. Советы «матери мертвецов» часто были жёсткими, хотя и вели к благу вопрошающего, выполнять их следовало в точности, иначе ослушнику грозило наказание.

Летописи сообщают, что иногда Хель являлась к людям и начинала страшную жатву. Во время средневековой эпидемии чумы она бродила по селениям в чёрном плаще, с метлой и граблями в руках. Там, где она пускала в ход грабли, кое-кто оставался в живых, но в тех местах, где Хель пользовалась метлой, вымирали целые общины от мала до велика.

 

Аид, «гостеприимный и щедрый»

Самым известным из богов смерти, безусловно, следует считать Аида, или Гадеса, которому поклонялись обитатели Древней Эллады (Греции). После победы над титанами молодые боги Олимпа разделили между собой сферы влияния: Зевсу досталась земля, Посейдону — морская пучина, а Аид получил подземные чертоги царства мёртвых, названного по его имени. С той поры именно владыка загробного мира решал, обретёт покой душа усопшего или будет мучиться целую вечность. Изображали хозяина царства мёртвых обычно в облике зрелого мужчины, холодного и бесстрастного, словно сама смерть. Среди атрибутов Аида чаще всего упоминаются волшебный шлем, дарующий своему владельцу способность становиться невидимым, и рог изобилия, наполненный либо разными плодами, либо самоцветами и драгоценными металлами. Последнее неудивительно, ведь древнеримское имя Аида — Плутон (с латыни — «богатство», «изобилие»). Так что помимо страха обитатели Древнего мира испытывали к богу мёртвых почтение и даже любовь за его способность наградить богатством того, кого он считал достойным.

Подземное царство Аида находилось, по преданию, на крайнем западе, на самом берегу Океана. Чтобы попасть в него, следовало заплатить Харону, перевозящему души мёртвых через реку Стикс, из-за которой не было возврата к жизни. Вход в Аид охранял трёхголовый пёс Цербер, бдительно следящий, чтобы мимо него не пробрался ни один живой человек. Некоторым, однако, это удавалось. Мифы повествуют об отважном певце Орфее, отправившемся в загробные чертоги за своей возлюбленной Эв-ридикой. А царь Итаки Одиссей навещал Аид ради того, чтобы находившийся там прорицатель Тиресий указал ему дорогу на родной остров.

Самый же известный из мифов об Аиде повествует о том, как он влюбился в Персефону, дочь Зевса и богини плодородия Деметры, похитил девушку и унёс под землю, чтобы сделать своей женой. Де-метра так горевала по дочери, что земля перестала плодоносить, людям угрожала голодная смерть. Тогда Зевс договорился с Аидом, что тот станет отпускать супругу на две трети года наверх, к родителям, и лишь треть года будет проводить вместе с ней в подземном мире. В Древней Греции считали, что из-за этого и чередуются времена года.

 

Вечно живой хранитель Миктлана

Высадившиеся на берега Америки христианские миссионеры, услышав о девяти кругах смертного пути ацтеков, были совершенно убеждены, что речь идёт о языческом аде. Возможно, отчасти они были правы, но индейцы не боялись путешествия в царство мёртвых, поскольку знали, что для большинства из них оно неизбежно (ведь туда попадали все, кроме воинов, утопленников и женщин, скончавшихся в тяжёлых родах). Путь в главный загробный мир ацтеков — Миктлан — был необыкновенно труден и тернист. Он располагался под землёй где-то далеко на севере, а чтобы попасть туда, нужно было одолеть целых девять кругов испытаний — от горы, усеянной острыми, словно бритва, камнями, до ягуара, пожиравшего сердца тех, кто навсегда покинул мир живых. Путь в Миктлан длился целых четыре года, и за это время усопшие полностью забывали, что когда-то были людьми.

Хозяин Миктлана — бог Миктлантекутли — представал обычно в виде залитого кровью скелета, украшенного повязкой из совиных перьев и ожерельем из человеческих глаз. На рисунках его иногда можно увидеть с разинутым ртом: индейцы верили, что днём он пожирает звезды и луну, а затем возвращает их обратно на небосклон. Супруга Миктлантекутли — Миктлансиуатль — выглядела как скелет, облачённый в дорогие украшения и юбку из ядовитых змей. Сопровождали мрачную чету их посланницы совы, чей крик над домом означал неминуемую смерть кого-то из семьи.

Боги смерти у ацтеков были жестокими и требовали обильных кровавых жертв. Частью ритуала для хозяев Миктлана был даже каннибализм. Лучших пленников убивали на их алтарях и разделывали, затем часть мяса отдавали богам, а остальное раздавали в пищу самым уважаемым членам общины. Кости тоже шли в дело: из черепов в честь Миктлантекутли и его жены возводили целые стены и пирамиды.

 

Илл: культ смерти в современной Мексике

 

Тайны религий

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100