Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 455 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОГОСЛОВ ИЗ ПОКРОВА

Печать

Николай КОТОМКИН

 

fudel sXX век пополнил сокровищницу русской философской мысли такими именами, как Сергей Булгаков, Николай Бердяев, Лев Шестов, Павел Флоренский. После революции кто-то из них оказался в эмиграции и выжил. Кто-то попал в жернова «чрезвычайки» и погиб. Но всем им повезло: они встретили революцию уже взрослыми, сложившимися людьми. Успели сформироваться как богословы и получить известность. Сергей Иосифович Фудель — не успел.

 

Сергей Фудель сберёг христианскую веру, но так и не стал священником

Он появился на свет 31 декабря 1900 года (по старому стилю) и вскорости был крещён в тюремной церкви Бутырской тюрьмы. Нет, родители не были заключёнными. Просто его отец, из натурализовавшихся в Российской империи немцев, служил в этой церкви священником. Он и думать не думал, что, крестив ребёнка в своём храме, отмечает его каким-то тайным знаком. Однако и само назначение церкви, и принадлежность её к тюремному ведомству, и её название — Покрова Пресвятой Богородицы — точно предопределили будущую судьбу младенца мужского пола, наречённого Сергеем. Половину из отпущенных ему 76 лет Фудель сидел в тюрьме. А последние свободные годы жизни провёл в Покрове (Владимирская область).

 

Против обновления!

Хотя нам имя бутырского священника Иосифа Фуделя ничего не говорит, в Москве конца XIX века он был хорошо известен в богословских кругах. В ранней молодости он, сын равнодушного к религии отца и принявшей католичество матери, вдруг, к ужасу обоих родителей, стал ездить по монастырям и особо полюбил Оптину пустынь со старцем Амвросием. А ведь подающий надежды юрист только что выпустился из Московского университета, женился и служил уже в Московском окружном суде. Казалось бы, хорошее начало будущей карьеры.

Однако Иосиф вдруг объявил, что старец благословил его принять духовный сан. Новоиспечённого православного батюшку отправили на окраину — в Белосток, где он с трудом продержался пару лет. Там к православию относились так же, как в его семье, — без интереса. Вот после Белостока он и оказался в московской церкви при тюрьме.

Служение в таком специфическом храме его не угнетало — напротив, отец Иосиф заботился о заключённых, собирал для них пожертвования, прослеживал их судьбы при переводе в другие исправительные учреждения или после освобождения. И не замыкался на своей непосредственной работе, а общался с другими ищущими священниками и московской интеллигенцией. К нему часто приходили отечественные богословы и философы. Василий Розанов, Лев Тихомиров, Павел Флоренский, Константин Леонтьев — эти имена подрастающий Сергей Фудель знал с детства. Неудивительно, что после окончания гимназии юноша собирался заняться философией. Шёл 1918 год.

И для страны, и для самого Фуделя это был страшный год. Только что к власти пришли большевики. Только что от прокатившейся по Москве эпидемии испанки умер отец. Обахобытия слились в единое несчастье. Ко всему прочему университет пришлось оставить: Сергей неожиданно тяжело заболел. Оказалось — открытая форма туберкулёза. В то время это было распространённое заболевание. Хорошо ещё, что болезнь удалось остановить. В 1918 году Фудель поступил в Московский университет на философское отделение историко-филологического факультета, где проучился два года.

Отношение к церкви резко переменилось. Религия стала опиумом для народа. Да и внутри не было единства. Из церковной среды выдвинулись живоцерковники, которые хотели отменить все, что было дорого Сергею в православии, и сделать церковь похожей на совет народных депутатов. Вместе с другими верующими студентами Фудель стал выступать против такого обновления церкви. Молодые люди расклеивали по Москве листовки с призывами против извращения православных устоев. В этой религиозной борьбе их наставлял и поддерживал старец Нектарий. Сергею он обещал славное церковное будущее и благословил его принять духовный сан. Даже пригрозил, что если молодой человек откажется от своего предназначения, то испытает в жизни большие страдания.

 

Из ссылки в ссылку

Однако Сергей Фудель священником стать не успел: 23 июф 1922 года его арестовали и отправили в хорошо знакомую Бутырскую тюрьму. За листовки, за неосторожные разговоры, за борьбу с обновленчеством. Власть по тем временам обошлась с бутырским сидельцем мягко. В декабре его отправили в ссылку в каторжный Зырянский край. В Москве у молодого человека оставалась невеста, барышня из хорошей православной семьи Вера Сытина. Она не побоялась никаких тягот и поехала вслед за женихом. В июле 1923 года там же, в ссылке, в Усть-Сысольске, на квартире ссыльного епископа Ковровского Афанасия, их повенчали. Два года молодая семья провела сперва в Усть-Сысольске, потом — в Княж-Погосте.

В 1925 году Фудели вернулись в Москву. Церковь к тому времени была практически разгромлена. Сергею удалось пристроиться на незаметную работу — научным сотрудником в Институт плодоовощной промышленности. Казалось бы, занятие очень далёкое от церковной деятельности, Однако после первого ареста Фудель жил «под колпаком» — любое неосторожное слово, и его могли взять без всяких объяснений.

1 января 1933 года, когда по всей стране началась волна репрессий инородцев (а Фудель замечательно вписывался в эту схему), за ним снова пришли. Поскольку обвинить было не в чем, ему инкриминировали антисоветскую агитацию и недонесение о контрреволюционном преступлении. На этот раз арестанта отправили отбывать трёхлетнюю ссылку. Сначала в Явенгу, потом в Вельск и наконец (все за полгода!) — в Вологду.

После освобождения семья Фуделей обосновалась в подмосковном Загорске. Работал Сергей там бухгалтером в артели, а когда артель упразднили — на местном заводе. С одной стороны, Фудель вёл тихую жизнь, с другой — у него постоянно собирались верующие люди и проводили тайные богослужения. В стране, где религия находилась под запретом, приходилось использовать опыт раннехристианских общин.

Когда началась Великая Отечественная война, Фудель был отправлен на Волховский фронт, потом — под Сталинград. Непосредственного участия в военных действиях он не принимал, служил в железнодорожных войсках и охранял воинские грузы. Демобилизовали его только в августе 1945 года, когда закончилась Вторая мировая война. Он вернулся в Загорск. Жизнь вроде бы стала налаживаться. Государственное отношение к церкви после войны стало меняться. В надежде на перемены Фудель даже перебрался в Москву. Там-то в мае 1946 года его и взяли в третий раз.

Поскольку он жил в столице нелегально и общался со строителями новой катакомбной церкви, то Фуделя провели по делу священника Алексея Габрияника. На этот раз его приговорили к пяти годам ссылки за участие в антисоветском церковном подполье. И срок был больше, и место ссылки дальше: Красноярский край. Сначала Минусинск, потом Большой Улуй. Здоровье Фуделя было основательно подорвано. В краю вечной мерзлоты он, как и в Загорске, трудился бухгалтером и счетоводом.

Освободили его лишь летом 1951 года, но отныне жить вблизи столицы ему было запрещено. Так семья Фуделей обосновалась в Усмани, а потом перебралась в Покров.

 

Послание в будущее

Писать Фудель стал лишь на склоне лет. Он успел за это время отбыть три ссылки, вырастить трёх детей. Никаких собеседников, кроме семьи, у него не было. С церковной кафедры выступать он тоже не мог. Оставалось доверить все, что он хотел сказать людям о сути истинной веры, о церковной морали, чистому листу бумаги.

Простыми и понятными словами он объяснял, что такое вера, как должна быть устроена церковь. Почему то, что сейчас считается церковью, только отвращает ищущие души и превращает людей в атеистов. За 20 лет Сергей Фудель написал несколько книг — рассуждения о Достоевском, заметки о священнике Голубцове, личные воспоминания, мысли о значении и устройстве современной церкви.

Всё, что он написал, было опубликовано лишь после его смерти. Набралось три тома сочинений («Моим детям и друзьям», «Воспоминания», «Путь отцов», «Наследство Достоевского», «Воспоминания об о. Николае Голубцове», «Начало познания Церкви», «Записки о литургии и Церкви», «У стен Церкви», «Церковь верных» и так далее).

Умер Сергей Фудель 7 марта 1977 года от кровоизлияния в мозг. В последние годы практически всё время он проводил за письменным столом, боялся не успеть записать всего, что так хочется сказать людям. Фудель понимал, что рассуждения его крамольны для существующей церкви, знал, что опубликовать их невозможно. На это он даже и не рассчитывал. Он писал для потомков.

 

Загадки истории

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100