Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 267 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЭСТОНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Печать

...Острые противоречия в церкви Эстонии нуждаются в решении

 

Несмотря на то, что православные церкви Эстонии мечтают о единстве, обе пребывают в ожидании шага доброй воли с противоположной стороны. ЭАПЦ, так же, как и ЭПЦ МП считают, что одна из них должна признать автономию другой.

Расположенный в таллиннском районе Нымме храм Иоанна Предтечи — одно из 18 зданий, которое Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата (ЭПЦ МП), подчиняющаяся Москве, использует за символическую плату, находится в собственности эстонского государства. Это обстоятельство приводит референта Митрополита Корнилия — протоиерея Тоомаса Хирвоя в негодование.

Используемые ЭПЦ МП 18 зданий принадлежат эс­тонскому государству по той причине, что во времена Первой республики официальный преемник ЭАПЦ не стал ходатайствовать о передаче этих зданий в собственность и оставил их государству с условием, что церкви не будут проданы конкурирующей ЭПЦ МП.

Некоторое время назад государство продало частной фирме часть участка земли рядом с подсобным помещением храма Иоанна предтечи, где пишут иконы. Как арендатор ЭПЦ МП не имела особых возможностей воспрепятствовать осуществлению сделки. Теперь на священной земле появилось вполне земное учреждение — глазная клиника, а церковь лишилась участка.

В сентябре 2010 года пред­седатель Отдела внешних цер­ковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, посещающий Эстонию по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, поднял неразрешенный вопрос имущества.

Но это только верхушка айсберга. Несмотря на то, что острые выступления завершились видимым затишьем, ссора между двумя церквями отнюдь не разрешилась — угли продолжают тлеть, поскольку обе церкви считают себя правопреемницами времен первой Эстонской Республики.

 

Глубокая обида
Протоиерей ЭПЦ МП Хирвоя высмеивает ЭАПЦ, утверждая, что в свое время их переход от Московского Патриархата под начало Константинополя можно сравнить с такой ситуацией, если бы по просьбе местного населения Ида-Вирумаа Россия объявила этот уезд своей автономной областью.

Протоиерей ЭАПЦ Матфий (Мадис) Палли считает, что ЭПЦ МП так же свободна в своих решениях, как Карельская республика в России. Несмотря на то, что ссора имеет множество нюансов, в корне проблемы лежит различное отношение к истории. Когда Эстония впервые стала независимой, Московский патриарх Тихон в 1920 году дал местным приходам (ЭАПЦ) автономию, и сейчас это не оспаривается ни одной из сторон.

«Московская церковь до сих пор признает это основанием для автономии», — подтвердил Хирвоя. Споры двух церквей начались в 1923 году из-за отношения к происходящему, когда ЭАПЦ вышла из подчинения Мос­ковского Патриархата, сменив его на Константинополь­ский.

По оценке протоиерея  ЭПЦ МП Хирвоя, это было сделано тайно, с нарушением канонов, без необходимых процедур, а просто используя то обстоятельство, что советская власть отправила в тюрьму Московского патриарха Тихона.

«Давление большинства на церковь усиливалось, а по­скольку патриарх был в тюрьме, многие процедуры, требующие согласования, остались невыполненными. Ог­раниченная автономия ЭАПЦ не могла функционировать, — сказал Палли. — Тихон дал епископам право на формирование местных структур в том случае, если не будет функционировать центральное управление церкви».

По утверждению протоиерея ЭАПЦ Палли, в 1922 году их церкви принадлежало около 20 процентов населения, и если бы церковью управляли преимущественно из России, это было бы опасно. Поэтому ЭАПЦ так и осталась автономией под эгидой Константинопольского патриархата.

Когда наступил период советской оккупации, митрополит ЭАПЦ Александр раскаялся и церковь вновь оказалась в руках Москвы. Для нынешней ЭПЦ МП это исключает значение смены патриархата в 1923 году.

Палли придерживается мнения, что раскаяние митрополита и вторичное объединение церкви было таким же добровольным, как и вхождение Эстонии в Советский Союз, однако Хирвоя убежден, что покаяние митрополита было искренним.

В период немецкой оккупации митрополит Александр вновь отказался от Русской Церкви. Хирвоя полагает, что происходящее в 1942–1945 годах послужило для церкви расколом, или Схизмой. По словам Хирвоя, ЭАПЦ была ликвидирована еще в 1941 году при объединении с Русской Церковью.
В ЭАПЦ считают, что бежавший от наступления советских войск в 1944 году митрополит Александр продолжил дело церкви за рубежом. Но по оценке ЭПЦ МП, церковные каноны подобного не позволяют.

В советское время в Эстонии действовал только епис­ко­пат, подчиняющийся Мос­кве. Когда Эстония вновь обре­ла независимость, появился повод опять задаться вопросом: кто кому правопреемник? И начался период споров по возвращению имущества.

 

Как разрешить спор?

Если поначалу, в 1992 году, церковь митрополита Кор­нилия была признана правопреемницей ЭАПЦ, то в 1993 году, согласно решению суда, ЭАПЦ была зарегистрирована как правопреемница всей довоенной церк­ви. За два года к ЭАПЦ прим­кнули свыше 50 приходов из 81.

«Это было средством оказания давления на приходы, которые, оставаясь в подчинении Москвы, потеряли бы свое имущество», — сказал Хирвоя. Так приходы разделились на две части. В 1996 году ЭАПЦ вновь стала автономией Константинополя.

ЭПЦ МП была зарегистри­рована в 2002 году. До этой поры она ходатайствовала о том, чтобы называться ЭАПЦ, поскольку по-прежнему счи­тает себя на основании автономии ее правопреемницей. Начался период решения имущественного вопроса.

«На сегодняшний день  этот вопрос решен», — считает Палли. ЭАПЦ пожертвовала государству имущество, используемое Московским Патриархатом, и, в свою очередь, государство сдает эти помещения в аренду приходам ЭПЦ МП. При этом ЭАПЦ оговорила условие, что это имущество нель­зя отчуждать. Но каким же образом разрешить спор?

«Прежде всего ЭАПЦ должна признать данную Тихоном и Александром автономию, — считает Хирвоя. — Церковь митропо­лита Корнилия следует признать автономной церковью». «Мы признаем это как один из исторических этапов, но ре­шающий момент был в 1923 году», — ответил Палли.

«Знаком доброй воли Стефана (Высокопреосвященный Митрополит Таллинский и Всея Эстонии. — Ред.) стал бы отказ от условия, что арендуемые нами церкви нельзя отдавать нам в собственность», — сказал Хирвоя.

«Мы согласны, чтобы государство отдало им здания церквей и дома, но Московский Патриархат должен признать автономию Эстонской Церкви, — заверил Палли. — В противном случае, они будут считать нас чужеродной структурой, а себя — местной церковью. Если они нас признают, значит, они признают и историческую правопреемственность».

Обе церкви в будущем хотели бы видеть в Эстонии еди­ную православную церковь, совместное богослужение и налаженное сотрудничество. При этом обе ждут от противо­положной стороны искреннего желания это сделать, однако полагают, что такого волеизъявления пока нет.

По словам руководителя отдела по делам вероисповеданий МВД Эстонии Ильмо Ау, проблему можно решить только путем переговоров и соглашений двух православных церквей.

Но как относятся к ссоре церквей и возможному слиянию местные православные? Каковы отношения членов приходов между собой? «Отношения разные», — признается Хирвоя.

 

Спорные моменты 

• Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата (ЭПЦ МП) считает себя в соответствии с предоставленной ей в 1920 году Апостольской Православной Церковью Эстонии (ЭАПЦ) автономией ее правопреемницей и не признает перехода ЭАПЦ из под юрисдикции Московского Патриархата в юрисдикцию Константинопольского патриархата в 1923 году.

• Нынешняя ЭАПЦ также считает себя преемницей прежней ЭАПЦ, упирая на то, что в 1923 году ею была получена от Константинополя независимая от Москвы автономия и последующее воссоединение с российской церковью носило вынужденный характер.

• Поскольку суд признал зарегистрированную в 1993 году ЭАПЦ правопреемницей ее предшественницы, она получила право требовать возвращения отчужденного у нее в советские годы имущества. В некоторых из этих церквей действовали приходы ЭПЦ МП.

• Когда в 2002 году ЭПЦ МК отказалась от ходатайства возвращения себе названия и статуса ЭАПЦ, со своей стороны ЭАПЦ позволила государству передать это имущество в аренду, но не в собственность ЭПЦ МП.

• ЭПЦ МК себя до сих пор полагает себя правопреемницей ЭАПЦ, единственной здесь автономной православной церковью и не довольна тем, что имеющиеся у нее в пользовании.

 

Комментарий теолога Рихо Саарда:

 

С сожалением следует признать, что из всех действующих на территории Эстонии христианских церквей больше всего замешаны во внутренних и внешнеполитических конфликтах местные православные церкви, которые подразделяются на две юрисдикции.

Для внутренней безопасности эстонского общества православная церковь могла бы играть очень большую роль в вопросах интеграции. Еще в 1988 году ос­новным был вопрос, какими станут в церкви отношения эстонцев и инородцев. И этот вопрос не утратил своего значения. В 1988 году был создан Совет Церк­вей Эстонии (СЦЭ), членами которого стали представители обеих православных церквей, но их отношения не нормализовались.

«Мы занимались решением проб­лем православных церквей. Если православная церковь не находится в оппозиции эстонскому государству — это уже большой шаг на пути интеграции», — подчеркнул премьер-министр Сийм Каллас после подписания документа об общности интересов между государством и СЦЭ в 2002 году.

Государство сделало все, что смогло. Первым шагом для примирения двух церквей стал бы отказ от политической демагогии: акцептирование произошедшего в истории, соответствующие выводы и необходимость считаться с этим.

Обе церкви должны прояснить понятия автономии и автокефалии, поскольку сейчас обе стороны трактуют их по-разному.

Вопрос церковного имущества в данной проблеме не имеет при­оритетного значения, а является третьестепенным. ЭПЦ МП в Эс­тон­ской Республике вовсе нельзя назвать не имеющей имущест­ва, в их собственности несколько новых церквей и легально при­обретать собственность не запрещается.

Возможно ли, чтобы в Эстонии действовала единая православная церковь? Это зависит от того, как ЭПЦ МП  и ЭАПЦ с признаответят на этот вопрос.

 

Источник: Postimees

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100