Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1015 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОЛЬНЫЕ И НЕ ЛЕЧАТСЯ

Печать

Елена КУДРЯВЦЕВА     Наталия НЕХЛЕБОВА

 

psiho rus

На профессиональном круглом столе психиатры поставили диагноз российскому обществу. Главные проблемы — рост психических расстройств и нежелание обращаться к врачам.

 

Мир понемногу сходит с ума, и Россия — в общемировом тренде. Каждый пятый житель нашей страны страдает тем или иным психическим расстройством, а каждый второй имеет шанс заполучить его в течение жизни.

На первом месте среди психических расстройств россиян — тревожные состояния, на втором — бессонница, следом идет депрессия и старческое слабоумие. При этом женщины более уязвимы: по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), депрессией (это статистика по миру) болеют порядка 26 процентов представительниц слабого пола и 12 процентов мужчин.

Все это только часть тревожной статистики, которую привел главный психиатр Минздрава РФ, директор Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. Сербского Зураб Кекелидзе в своем выступлении на круглом столе, посвященном 160-летию со дня рождения основателя судебной психиатрии в России Владимира Сербского. Из других выступлений ясно: приведенные цифры — только вершина айсберга. Отечественных психиатров тревожат глубинные процессы в обществе, в частности то, что волна недугов накрыла не только взрослых, но и детей.

— Психические заболевания сегодня касаются примерно 20-25 процентов детей,— говорит главный детский психиатр Москвы Анна Портнова.— Самое большое количество расстройств приходится на возраст 6-7 лет, когда дети идут в школу.

Заболевание могут вызвать самые разные причины: переутомление, "неправильное обращение учителей с учениками", травля в школе и т.д. Если в более раннем возрасте ребенок из-за этих проблем впадает в апатию, теряет интерес к жизни, то в подростковом они грозят суицидами.

Профессор Кекелидзе отметил: Россия вписывается в мировые тенденции, но есть и особенности. Так, российские пациенты не лечатся. Те, кто ни разу не получал помощь психиатра, уклоняются от лечения в психоневрологическом диспансере или больнице из опасения получить клеймо "психа". А те, кто уже попадал в психиатрическую клинику, не могут вернуться за квалифицированной помощью из-за сокращения коек в стационарах и обвального закрытия кабинетов психиатров в поликлиниках.

— Происходит фактическое выдавливание психиатрических стационаров из центра города на периферию,— рассказал Зураб Кекелидзе.— Так было с Алексеевской больницей (в народе — Кащенко.— "О"), в таком же положении другие блестящие клиники, которые становятся труднодоступными для пациентов и их родственников.

В целом сами медики замечают: после реформы законодательства о психической помощи в конце 2000-х больные с расстройствами психики во многом выпали из поля зрения государства. Так, для лиц с ограниченными возможностями созданы специальные квоты при приеме на работу, существуют госпрограммы по их интеграции в общество, а для людей, страдающих легкими психическими расстройствами, которых несоизмеримо больше, нет ничего подобного.

— Более того, так называемый мягкий учет, обозначенный в современном законодательстве об оказании психиатрической помощи, вкупе с закрытием профильных клиник привел к тому, что больным буквально некуда податься, они предоставлены сами себе,— рассказали "Огоньку" в кулуарах.— Особенно в глубинке, где людям с нарушением психики нужно преодолевать сотни километров до медцентров, где есть психиатры.

По словам собеседников "Огонька", еще лет десять назад к тем же пациентам с шизофренией врачи приходили на дом, выясняли их самочувствие, и при этом никто из больных не жаловался на нарушение прав. "Теперь больной остается наедине со своими тревогами и переживаниями, а врачи не имеют права поинтересоваться состоянием, пока тот сам не придет на прием. Но из-за особенностей восприятия, а иногда и бюрократических сложностей попасть на прием сложно. В итоге доходит до убийств близких, что можно было бы предотвратить, оказав помощь вовремя".

Врачи давно не могут никого принудить к лечению, но психиатрические клиники и сами специалисты в представлении большинства россиян несут на себе демонический отпечаток. Хотя, по утверждению врачей, современная психиатрия обходится максимально гуманно даже с тяжелыми пациентами.

— Когда я в первый раз увидела фильм "Молчание ягнят", где маньяк сидит в наморднике за решеткой, то пришла в ужас — в России такого просто не может быть,— рассказала "Огоньку" в кулуарах одна из докторов Института имени Сербского.— Даже Чикатило (серийный убийца, признанный виновным в убийстве 65 детей и женщин.— "О") сидел у нас без всяких решеток. Во всем Институте Сербского есть только одна смирительная рубашка, и то в музее!

Недоверчивое отношение к психиатрии приводит к существованию двойных стандартов.

— С одной стороны, общество выступает за то, что больных с той же эпилепсией и наркоманией не нужно ставить на учет в психоневрологические диспансеры, потому что тогда они не могут получить водительские права,— говорит Зураб Кекелидзе.— С другой — все хотят повысить безопасность дорожного движения. Но это взаимоисключающие вещи! Также у нас все говорят, что с психическими расстройствами нельзя призывать в армию, но одновременно не хотят, чтобы об этом появлялась пометка в военном билете (это может повлиять на прием на работу.— "О").

Исправить ситуацию может только поэтапное грамотное реформирование всей отрасли. Количество психических расстройств в России будет только расти. Причем речь в основном не о тяжелых патологиях, а о более "социально приемлемых" — депрессии, старческой деменции, неврозах. Беда в том, что, если их не лечить, они могут обернуться более серьезными проблемами, поэтому врачи приглашают всех в психиатрические больницы: "У нас очень хорошо, есть кинозалы, кругом цветут сады, пациенты могут свободно перемещаться по территории и уходить при желании домой",— рассказывают они. По словам специалистов, важно понять, что психическое расстройство — такой же недуг, как ожирение или повышенное давление, который можно успешно вылечить. Если, конечно, вовремя за него взяться.

 

Лечебная тревога

Цифры

Динамика сокращения количества врачей-психиатров и коек в психиатрических больницах РФ особенно впечатляет на фоне того, что душевнобольных в стране с каждым годом все больше

Количество психиатров и наркологов (тысяч человек)

2005 год - 24,7

2013 - 23,3

2016 - 22,0

Количество психоневрологических стационаров (тысяч)

2005 год - 115

2013 - 75

2016 - 64

Количество психиатрических коек (тысяч)

2005 - 167,0

2013 - 147,6

2016 - 138,1

Источник: Росстат

 

экспертиза

Ловушка депрессии

Надежда Демчева, глава Лаборатории аналитической эпидемиологии Института судебной психиатрии им. Сербского

Депрессия на глазах становится самым значимым психическим заболеванием в мире. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) посчитала, что в среднем от депрессии страдает примерно 10,4 процента населения. При этом в Западной Европе эти цифры выше: в Великобритании — 16,9 процента больных от всего населения, во Франции — 13,7, а в Германии — 11,2. Замечу: замеры делались по особой методике — диагностировались люди, пришедшие в поликлинику широкого профиля.

В России официальная статистика резко отличается: у нас зарегистрировано всего 0,1 процента страдающих депрессией от всего населения.

Но когда мы провели исследование теми же методами, что приняты за рубежом, то получили цифру в 38 процентов. Это очень много, учитывая, что депрессия — это серьезное психическое расстройство, которое проявляется снижением настроения, утратой интересов и способности переживать радость. В более тяжелом варианте она переходит в хроническую фазу и грозит суицидом. То есть это состояние, которое обязательно должны лечить специалисты. Но именно этого в России не происходит: 0,1 процента людей с депрессией — люди, которые все-таки дошли до психиатра и, как правило, в их случае речь идет уже о запущенной форме. Остальные оставляют болезнь на самотек.

То, что у нас нечасто обращаются к психиатрам, связано с целым набором факторов, один из самых главных — стигматизация. Человек, который нуждается в помощи психиатра, по-прежнему становится у нас изгоем общества. Второй момент — общий низкий уровень жизни: не всякий может позволить себе обратиться в частную клинику, не всякий может обратиться к психоаналитику, не всякий может проходить лечение в госклинике, ведь для этого нужно как минимум месяц регулярно посещать сеансы терапии. В итоге ситуации усугубляются, уходят в цикл: из-за общего низкого уровня жизни человек впадает в депрессию, не может из нее выбраться, потому что у него нет на это денег и времени, теряет работу и попадает в еще более тяжелую ситуацию.

Говоря о географии распространения депрессии в России, интересно отметить, что большого различия по регионам нет. Нет особого всплеска и в мегаполисах, где, казалось бы, жизнь более напряженная. Более того, в 2010-м, когда проводили массовые обследования населения, мы выявляли даже небольшой перевес людей с психическими заболеваниями в селе по сравнению с горожанами. Но начиная с 2005-го, когда в стране началось укрупнение медицинских центров, эта тенденция исчезла просто потому, что жители из глубинки не могут добраться до медицинских центров и остаются вне поля зрения специалистов. Так что сегодня депрессия выявляется там, где есть хороший специалист, который налаживает соответствующую работу. По сути, изучение депрессии в России требует самых серьезных и масштабных исследований.

 

брифинг

Аркадий Шмилович, заведующий медико-реабилитационным отделением ПКБ N1 им. Н.А. Алексеева

У нас каждый год за психиатрической помощью официально обращаются более 7 млн человек. Но это, с моей точки зрения, сильно уменьшенная цифра, потому что многие делают это неофициально. Любые катаклизмы, кризисы, неуверенность в завтрашнем дне, стрессы, страхи террористических актов плодят психические расстройства. Расстройств, безусловно, становится больше, так как жизнь напряженнее.

Источник: "Афиша"

Валерий Краснов, директор Московского НИИ психиатрии Минздрава России

Во многих странах люди обращаются к врачу первичной практики, который обладает необходимым набором знаний, чтобы выяснить проблемы психического здоровья. Наши терапевты стараются не касаться этой сферы деятельности. В России вся медицинская система гиперцентрализована, все специалисты находятся в крупных городах и областных центрах. Мы наблюдаем деградацию горизонтальной системы. Кабинеты при ЦРБ и маленькие больницы сегодня закрываются. Это ставит наше население в очень уязвимое положение.

Источник: "Сноб"

Сергей Ениколопов, завкафедрой криминальной психологии Московского психолого-педагогического университета

Серьезная проблема на пути раннего выявления психических заболеваний и их лечения — стигматизация таких людей в обществе. Больным быть стыдно, а особенно стыдно быть психически больным. Стигма служит барьером для обращения за помощью. 62% участников исследований последствий стигматизации психических больных признают, что они или их знакомые отказывались искать профессиональную помощь, так как не хотели иметь "психический" диагноз.

Источник: "Медицинская психология: традиции и перспективы"

 

Илл: Фото: Павел Кривцов / Фотоархив журнала  "Огонёк

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100