Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 237 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ДЕЛО ГРОЗОВСКОГО: РАЗВИТИЕ СЮЖЕТА

Печать

Антон МУХИН

 

Grozovskiy sudПродолжаем изучать церковное прошлое осужденного на 14 лет за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних. 29 января в журнале «Город 812» было напечатано развернутое расследование о том, кто мог стоять за уголовным делом Глеба Грозовского. Оно стало продолжением опубликованной на нашем сайте статьи «Дело Грозовского: игра церковных престолов». Приводим не вошедшие в первую статью подробности.

 

Краткое содержание предыдущих серий

Как мы уже рассказывали в статье «Дело Грозовского: игра церковных престолов», после травмы и ухода из спорта Глеб Грозовский сделал быструю и весьма успешную церковную карьеру. Одновременно он продолжал свою дружбу с «Зенитом», работая на посту советника гендиректора ФК «Зенит» по духовно-нравственным вопросам. И вел активную публичную жизнь: делал свою передачу на 100ТВ, выступал по радио, и т.д. Все это  обеспечивало ему деньги и влиятельных друзей, что необыкновенно повышало самомнение и самоуверенность.

В 2005-2011 годах Глеб Грозовский трудился священником в царскосельском Софийском соборе, настоятелем которого был очень влиятельный протоиерей Геннадий Зверев. Но потом между ними, видимо, произошел конфликт, и Грозовский ушел строить церковь в деревне под Гатчиной. А через два года на него было возбуждено уголовное дело — три девочки обвинили священника  в домогательствах. совершенных им в православных детских лагерях в Ленобласти и Греции. Грозовский сразу же уехал в Изриаль, пытался получить там убежище, но неудачно. Был выдан российским властям и теперь осужден.

 

Не закрытое дело

Поскольку суд был закрытым, оценить степень его объективности невозможно. Стороны расходятся даже в таких базовых деталях, как были ли на суде сами жертвы педофилии. По словам защитников, их не было, а были только письменные показания, причем подписанные в одном случае не девочкой, а ее матерью. Следователь Александр Гаврилов, давший интервью правительственной газете «Петербургский дневник», заявляет, что одна девочка была, а за другую подписалась мать, так как та подписываться не умела.

Диакон Андрей Кураев, следящий за делом, сказал «Городу 812»: «Аргументы защиты мне кажутся не лишенными смысла, аргументов обвинения я так и не услышал. Мне бы очень хотелось, чтобы обвинения против Глеба Грозовского оказались необоснованными».

Фактом, о котором говорят очень многие источники с разных сторон, является то, что дело на начальной стадии очень сильно старались замять. Причем попытки эти делали очень уважаемые люди из разных сфер – по линии силовиков, РПЦ, «Зенита» и даже, говорят, «Газпрома». Но почему-то не смогли. Это-то и является самым странным. В России, где дела легко открываются и закрываются сами собой, не смогли замять историю, в которой нет ни трупа, ни многомиллиардных хищений, ни корзинки с колбасой от Иваныча, а есть только не подтверждаемые никакими вещественными доказательствами заявления потерпевших.

Отсюда – предположение, что дело против Грозовского (вне зависимости от того, виновен он на самом деле или нет) могло возбудиться не просто так.

 

«Я говорю: тебе тюрьма светит»

Версию заказного характера дела активно развивает защита Грозовского. Находясь в Израиле, беглый священник пообещал разоблачить людей из церковного мира, которые пытаются сфабриковать на него дело. Осенью 2014 года в эфир Пятого канала вышла лояльная к нему передача «Место происшествия», в которой была озвучена запись телефонного разговора, сделанная самим отцом Глебом.

– Ты должен понять. Они сейчас собирают материал, который достаточен им для того, чтобы заключить тебя под стражу. Никто не поможет, – говорит голос на записи.

– Если это правда, – возражал в разговоре Грозовский.

– Нет. До конца следствия. Тебя за это время будут раскалывать. И расколют.

– Отец Геннадий, а вы сами-то верите в это?

– Я? Дорогой мой, я знаю, что я говорю.

– Я говорю – если бы это было правдой.

– Да никому эта правда не нужна! Я тебе говорю, что тебе тюрьма светит!

– За что, отец Геннадий?

– Может быть даже ни за что.

Как сообщил Глеб Грозовский, отец Геннадий – это настоятель Софийского собора в Царском Селе Геннадий Зверев. Несколько раньше, отвечая на вопрос журналистки израильского телеканала, откуда у него могли взяться недоброжелатели, Грозовский намекал на него как на один из источников своих злоключений: «Почему именно Грозовский летит в США? Ты что – один работаешь с молодежью? Подобные претензии мне приходилось выслушивать не раз в течение моего служения. Ради сохранения мира я вынужден был уйти от своего непосредственного руководителя и написать митрополиту прошение о переводе меня в другой район для организации православного прихода и строительства храма».

Зверев ответил Грозовскому на страницах еще живого тогда «Вечернего Петербурга». Враги церкви, по его словам, затеяли это дело, чтобы в лице отца Глеба опорочить всю РПЦ. А он, воздвигая обвинения против своих коллег, совершает страшную ошибку. «Сожаление овладело мной, когда я узнал, что он совершает новые умозаключения о якобы имевшем место моем “благословении” маленькой девочке, внучке нашей приходской работницы, на то, чтобы “она дала показания против отца Глеба”, – писал отец Геннадий. – Отец Глеб отнесся к угрозе быть обвиненным в грязном преступлении словно к какому-то “занятному приключению”. Нам ли, регулярно несущим послушания в тюремных храмах, не знать о том, каковы бывают правила уголовного мира, и о том, что там происходит с людьми при подобных обвинениях? Возможно, именно поэтому я позволил себе в резкой форме обрисовать отцу Глебу перспективу его дела в случае, если он будет бездействовать и благодушествовать. С удивлением и досадой узнал, что в то время как я по-отечески эмоционально выговаривал отцу Глебу, он не нашел ничего умнее, как производить тайную запись нашего разговора. Я верю в невиновность отца Глеба, но искренне не понимаю его поведения».

В церковных кругах отец Геннадий Зверев пользуется репутацией очень влиятельного священника и духовника главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. Последнее, впрочем, многими ставится под сомнение. В течение 6 лет Глеб Грозовский служил в храме Геннадия Зверева. И, теоретически, у них вполне могли появиться мотивы не любить друг друга. В том числе финансовые.

 

«Такая идея могла родиться только в извращенном уме»

Второй человек, которого защитники Глеба Грозовского считают причастным к его преследованию, – протоиерей Сергий Бельков. Они опубликовали пространную справку, в которой говорится, что деньги, выделяемые из федерального бюджета на поддержку организаций, борющихся с наркоманией, получал епархиальный Отдел по противодействию наркомании, возглавлявшийся этим священником. Грозовский тоже создал центр по реабилитации наркоманов и стал, таким образом, конкурентом Белькову. В 2014 году, правда, отдел Белькова был расформирован, но он продолжает бороться с наркоманией и руководит сетью реабилитационных центров в Выборгской епархии. Дальше в справке, составленной защитниками Грозовского, шел долгий список обвинений в адрес этого священника, имеющего милицейское прошлое.

Отец Сергий ответил на эти обвинения через сайт православно-патриотического ресурса РНЛ. «Если бы Грозовского посадили за попытку изнасилования взрослого человека, за наркотики или другие преступления, еще можно было бы предположить, что дело сфабриковано. Но здесь дети! Это же какими нужно быть изуверами-родителями! Если бы кто-то захотел его посадить, то должен был бы убедить нескольких родителей в том, чтобы они договорились со своими детьми о каких-то мерзких и постыдных вещах, которые в отношении их совершал священник. По сути дела, они сами растлевали бы своих собственных детей, и их нужно было бы сажать в тюрьму! Идея возможности такого сценария могла родиться только в извращенном уме», – заявил он.

 

Еще один конфуз для патриарха

Есть версия, согласно которой Глеб Грозовский – просто звено в цепочке более серьезной игры. Первой жертвой этого уголовного дела был даже не он сам, а митрополит Владимир, занимавший тогда петербургскую кафедру. Обвинения в адрес священника, бывшего одним из самых публичных лиц епархии (ведущий передачи на телеканале 100ТВ, связи с «Зенитом» и т. д.), стали настоящим шоком для местного и московского церковного руководства.

Митрополит Владимир должен был предотвратить или замять эту историю, но он не справился. Некоторые источники считают, что дело стало раскручиваться именно для того, чтобы подтолкнуть Владимира к отставке, которая и произошла через полгода. В числе заговорщиков они называют ближайшее окружение митрополита. Впрочем, и патриархия, которая, как говорят, тоже пыталась повлиять на эту историю, ничего не смогла сделать.

Если развивать эту мысль, то потом к истории могли подключиться антицерковные силы на федеральном уровне. Годом ранее патриарх Кирилл оказался героем целого ряда конфузов  – с нанопылью, повредившей его квартиру, отретушированными наручными часами и так далее. Масштабность информационной кампании против патриарха далеко превосходила потенциал оппозиционных СМИ и, как считают некоторые, могла быть инициирована Кремлем. Чтобы указать предстоятелю РПЦ, что его место в иерархии российского общества несколько ниже, чем он думает. Если так, то эти же силы могли в воспитательных целях помешать Кириллу спасти Грозовского.

Официальная РПЦ никак не обозначала свою позицию по делу Грозовского. Формально он запрещен в служении на время расследования – это минимальное наказание, которое могло его постигнуть. Пока решение суда не вступит в силу, никаких новых мер к нему применяться не будет.

Однако опосредованно церковь поддерживает отца Глеба. Так, Роман Силантьев, глава правозащитного центра Всемирного русского народного собора (общественная организация, близкая к патриархии и возглавляемая патриархом) фактически повторяет аргументы его защитников. Это дело – «месть Грозовскому за ситуацию, связанную с финансированием реабилитации наркозависимых, – заявил он. – Грозовский затронул чьи-то финансовые интересы, и его, возможно, хотели просто напугать, но когда дело было уже возбуждено, машина закрутилась, и ее было не остановить».

Таким образом, хотя для церкви было бы проще перевернуть эту страницу своей истории, объявить Грозовского паршивой овцой в чистом белом стаде и забыть о нем, она держит ее открытой. Возможно, за возникновением этого обвинения действительно стояли силы, свое поражение перед которыми патриархия признавать не хочет.

 

Источник

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100