Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 322 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



С НОГ НА ГОЛОВУ

Печать

Платон ПРОХОРОВ

 

kir avto flagСогласно сообщению клерикального ресурса  Religare, первый заместитель председателя синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ (ОВЦО) РПЦ МП и советник спикера Госдумы РФ Александр Щипков выступил с заявлением, что в минувшем 2017  Русская православная церковь – Московский патриархат подверглась «мощному информационному давлению».’

"Если смотреть на жизнь Церкви в 2017 году, это возобновление информационного давления на Церковь", - сказал он в эфире телеканала "Спас", отвечая на вопрос ведущей о том, что можно назвать самым значимым в жизни РПЦ МП в ушедшем году. По утверждению церковного чиновника, "градус давления" на РПЦ МП по сравнению с 2015 и 2016 годами "значительно обострился».

Не ограничившись общими словами, г. Щипков попытался в обоснование своего утверждения попытался деталилизировать выраженное им обвинение обществу: «Я бы разделил год на три этапа. Первый этап был связан с кампанией вокруг Исаакиевского собора, второй этап (это уже второе полугодие, лето 2017 года и осень 2017 года) - это кампания, связанная с фильмом "Матильда", и в конце года была попытка вбросить понятие "православный талибан", "православный экстремизм" и так далее, но надо сказать, что Церкви удалось остановить последние политтехнологические операции, удалось пресечь».

Оптимистичная оценка клерикальным функционером результата изложенного им мифа, надо сказать, выглядит очевидно неудачной. Во первых, момент для реанимации самого мифа о беспочвенных «нападках на церковь» в виде попытки отчуждения от народного достояния Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге или скандала вокруг киномелодрамы о известных связях молодого наследника российского престола, никак не выглядят такими «нападками», являя собой агрессивные акции клерикального сообщества по отношению к обществу и государству. Ну, а во-вторых, одним из результатов самонадеянной атаки неоклерикализма на пространство светской культуры в России, оказалось не «пресечение» церковью нежелательных для нее масшитабных реакций, а, напротив, стремительная утрата ею и до того зыбкого авторитета не только в светском обществе, но и среди своей формальной паствы.

Называя еще одной из побед РПЦ защиту первой в РФ диссертации по теологии (богословию), г. Щипков, вероятно, имел в виду административное продавливание конфессиональной богословской дисциплины в сферу светской науки, что на самом деле не делает чести ни науке, ни богословию. В научных кругах легализация богословия в статусе светской науки по существу не легитимирована и вызывает лишь в разной степени откровености сарказм. Тогда как для богословской сферы, пусть даже в границах лишь одной «симфонической» конфессии, понижение «учения о Боге» до статуса земной науки постсоветского пространства, может выглядеть лишь признаком «деградации».

Забавно при этом то, что защита богословских диссертаций на соискание степеней кандидата и доктора богословия является для России вполне обычным делом, это практиковалось, в том числе, и в советское время в условиях государственного атеизма при полном невмешательстве властей в такую внутрицерковную практику. Причина, по которой это обстоятельство в данном контексте не упоминается, конечно же неизвестна.

Что касается упоминания церковным чиновником об актуализации в стране таких понятий, как «православный экстремизм» или «православный талибан», то искючительная заслуга в этом принадлежит самим «экстремистам» и различных околоцерковным активистам, обслуживающим интересы отдельных православно-националистических группировок. Ранее лишь хулиганившие на выставках и в иных общественных учреждениях или нападавшие в подворотнях на неугодных так называемые «защитники православия», обнаружили черты организованных сообществ с названиями, апеллирующими к религии и церкви. Наиболее отмороженные одиночки в минувшем году перешли от угроз насилием к делу, свидетельством чему может служить хотя бы взорванный одним их таковых автомобиль. Основным стимулом для возникновения такого рода проблем, могла стать глубокая коррумпированность отдельной части чиновничества и силовиков с их идеологическими «донорами» из числа традиционно сотрудничающих с ними клерикальных функционеров разных уровней. Условием активизиции такого рода деструктивных сил, как и в начале прошлого века, вполне могло стать невиданное углубление развивавшегося в последнее десятилетие системного кризиса, который затронул не только политико-экономическую или социальную феры жизни, но и социально-психическое процессы в обществе страны.

Впрочем, лейтмотив о «нападках на церковь» со стороны СМИ или всего российского общества – не изобретение зампредседателя ОВЦО и используется клерикально-идеологической пропагандой довольно давно. Интересно, что появление этого тезиса по времени совпадает с началом громких разоблачений деятельности отдельных церковных организаций и персоналий, связанной с активной клерикализацией всех сфер жизни светского общества. Внедрение церковных функционеров в систему среднего и высшего образования и ВС, кампания по передаче религиозным структурам особо ценных памятников истории и культуры, а то и заповедных территорий (о.Валаам, Соловецкий архипелаг и др.), имеющих статус достояния народов России, аморализм и насилие, обнаруженные правоохранителями в ряде религиозных учреждений, использование бюджетных средств для обеспечения обслуживания имущественных интересов клерикальных персон и т.д. – все это явно не способствует укреплению мифа об «особом духовном статусе церкви», что не выглядит противоестественным.

Тем не менее, по традиции сваливания ответственности с «больной головы на здоровую», чиновник Московского патриархата винит в клерикальном кризисе некие «враждебные силы», будучи убежден, что общественные возмущения, названные им «нападками на церковь», были кем-то «продуманы, оплачены, системно организованы».

 

По материалам Religare

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100