Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 319 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРНОСТЬ

Печать

 

adv goncharov ol Во Владивостоке с участием ученых, общественников и верующих вопросы веры и религиозной свободы получили широкое обсуждение

 

 13-14 сентября 2017 года во Владивостоке прошла конференция на тему «Социальное партнёрство религиозных организаций и государство». Мероприятие не получило широкой огласки в СМИ – и совершенно зря. Потому что вопросы, которые там затрагивались, касаются, если не каждого человека, то гражданского общества вцелом. А активное гражданское общество в России только начинает формироваться – назвать его «сформированным» в полном смысле этого слова пока нельзя. Вообще, трудно себе представить сформированное гражданское общество с «запретительными» мерами в отношении религиозных организаций. Увы и ах – в России некоторые религиозные течения попадают под жёсткий запрет. О том, на что повлияет конференция и каких результатов от неё ожидают участники – наш разговор с Олегом ГОНЧАРОВЫМ - официальным представителем Церкви Христиан – Адвентистов Седьмого Дня в России, генеральным секретарём «Российской ассоциации религиозной свободы», членом Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, членом Общественной палаты РФ.

 

 — Олег Юрьевич, расскажите, пожалуйста, о проведённом во Владивостоке мероприятии. Какова была его тема, с какой целью оно было организовано, кто в нём участвовал…

— Начнём с темы. Она была заявлена как  «Социальное партнёрство религиозных организаций и государство». Местом проведения стал Институт истории, археологии и этнографии Дальневосточного отделения Российской академии наук.

Цель, ради которой мы собрались, – дать возможность экспертам оценить, в какой ситуации находятся религиозные объединения России, увидеть те проблемы, с которыми они сталкиваются в своём социальном служении и, вообще, – в своей деятельности. В мероприятии принимали участие религиоведы — учёные, юристы, представители религиозных объединений – как из Приморья, так и России, зарубежных стран – Казахстана, Киргизии, а также США.

 

  • Регионы делят верующих на «наших» и «не-наших»

— До чего договорились? Есть ли у участников какие-то «общие точки»? Или просто люди выступали с докладами?

— Конечно, есть. Во-первых, нашей стране не хватает религиоведов, специалистов по государственно-конфессиональным отношениям.  Особенно – на региональном уровне. В Москве действует совет при Президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединениями. Есть площадка Общественной палаты, там есть комиссия по модернизации межнациональных и межрелигиозных отношений. Есть комиссия при Правительстве Российской Федерации – по взаимодействию с религиозными объединениями. Есть комитет Государственной Думы России по развитию гражданского общества и делам общественных и религиозных объединений. На всех этих площадках ведётся обсуждение проблем деятельности религиозных объединений, прорабатываются законы, предложения и т.п. и т.д. В регионах же – картина другая: зачастую нет специалистов, нет и подобных московским площадок. И многие чиновники работают с конфессиями, исходя из своих личных субъективных  оснований. Отсюда и возникают проблемы у религиозных объединений – с выделением земли под строительство культовых зданий, проблема, которая связана с социальным значением служения религиозных организаций.

У нас в стране – более 60 религиозных направлений — конфессий, 29 840 зарегистрированных религиозных объединений, из них почти 18 тысяч – относятся к Русской Православной церкви, а остальные – принадлежат мусульманам, протестантам, буддистам… Государство же в лице Президента обращается ко всем религиозным объединениям – ко всем — с просьбой о помощи в социальном служении. Здесь — и помощь малоимущим, и традиционные центры, и социальные программы. В частности, адвентисты проводят программу по здоровому образу жизни (они получили в прошлом году грант «Здоровье семьи – здоровье страны»).

Когда же мы приходим к местным чиновникам, то они начинают делить религиозные движения на «правильные» и «неправильные», на «наши» и «не наши». Соответственно, отказываются от социального партнёрства с «нетрадиционными», по их представлению, религиозными объединениями. Хотя те же баптисты, адвентисты и пятидесятники – они более 100 лет в России. Некоторые – даже 150 лет. Но их всё равно их считают «нетрадиционными». И с ними чиновники отказываются от социального партнёрства, и оно не получает своего развития. Такие, вот, проблемы у нас существуют.

Также есть проблемы, связанные с законодательством. Законодательство, естественно, меняется, совершенствуется. Но, к сожалению, изменения, которые касается религиозных объединений (по ФЗ-125 «О свободе совести и религиозных объединениях»), — они делаются неспециалистами. И эти изменения не улучшают жизнь религиозных объединений, а усложняют её. К примеру, поправки к федеральному закону — введения в прошлом году статей 24.1 и 24.2, вошедших в главу III.1 «Миссионерская деятельность». Эти нормы касаются миссионерской деятельности религиозных объединений. Но ведь религиозные объединения состоят из граждан, которые – по Конституции РФ, в соответствии со статьёй 28, – имеют право на свободное получение религиозной информации, имеют право свободно получать и иметь свои религиозные убеждения. И как отделить деятельность религиозного объединения, регулируемой законом, от деятельности гражданина, его вероисповедания? На мой взгляд, это практически невозможно сделать. Поэтому закон (точнее, поправки закону «О свободе совести…»), он не работает и не может работать. Поэтому граждане и говорят: «Мы действуем не от имени религиозной организации, а от своего имени. Мы хотим проповедовать, рассказывать о своей вере другим людям – вне зависимости от каких-то религиозных объединений». А, в соответствии с этими поправками, суды пытаются привлекать людей к ответственности за нарушение закона о ведении миссионерской деятельности. Понимаете, какая коллизия получается?

Здесь много учёных, поэтому мы говорили о качестве религиоведческой экспертизы. Она бывает необходима при рассмотрении дел в суде о религиозных объединениях. Качество, к сожалению, падает. Причём весьма существенно. Мы говорили о том, что происходит политизация взаимоотношений представителей региональной власти с религиозными объединениями на местах.

 

  • «Санкционная «война» коснулась и вопросов религии

 — Какие вопросы обсуждались ещё?

Говорили мы и о необходимости принятия концепции государственно-конфессиональных отношений, в которой – на основании Конституции и закона о свободе совести – были бы прописаны основные направления по взаимодействию власти и религиозных объединений. Основные правила. И этой бы концепцией руководствовались чиновники на местах. Проблема заключена как раз в том, что нет тех чиновников на местах, особенно — в муниципалитетах, которые могли бы грамотно вести дела с религиозными объединениями. Я не говорю, что, вообще, нет их – просто их очень мало. Это составляет самую большую проблему. Это, как раз, то самое, о чём сегодня говорилось здесь – во время нашей конференции.

— А, вообще, на ваш взгляд, за последние 10-15 лет в вопросе религиозных объединений, религии больше стало свободы или несвободы?

— Несвободы, конечно… Но я бы сказал несколько иначе: за последнее десятилетие у религиозных объединений стало возникать гораздо больше проблем в деятельности в связи с тем, что я перечислил выше. Особенно – с принятием поправки к закону, введение статей о миссионерской деятельности. Что же касается религиозных объединений, имеющих центры за рубежом, в «западных» странах (в основном, это касается протестантов и новых религиозных движений), — для них жизнь осложнилась в связи с тем, что идёт «санкционная война» и противостояние с Западом. И простые люди, да и чиновники на местах — зачастую отождествляют эти религиозные организации с «западными центрами», видят в них угрозу для России. Но есть и положительные примеры. Государство выделяет религиозным объединениям гранты на социальную деятельность по различным направлениям. Эти гранты получают и баптисты, и пятидесятники, и адвентисты, и лютеране. Это – положительные моменты. На уровне Администрации Президента России, я это подчёркиваю, есть грамотные специалисты, которые на этом высоком уровне оказывают помощь религиозным объединениям. И на местах – в некоторых регионах не всё так уж плохо, в том числе и на Дальнем Востоке (я бы назвал Приморский край, Хабаровский край) – ситуация, если сравнивать с другими регионами, во взаимоотношениях власти с религиозными объединениями не так уж и плоха. Есть и взаимодействие, и диалог с властью, и помощь определённая.

Правда, в Приморье проблема возникает во взаимоотношениях с «Церковью Иисуса Христа Святых последних дней» (мормонами). Здесь пытаются обвинить представителей религиозной организации в совершении уголовных преступлений, которые они не совершали. Представители этой церкви считают,  что это специально делается, инсценируется нарушение, чтобы закрыть эту организацию. Это я говорю со слов представителей этой организации.

Также вызвало у нас обеспокоенность очень серьёзное решение Верховного суда РФ по «Свидетелям Иеговы». Не пытаясь оспорить решения, могу сказать, что оно законно, но – несправедливо. Такое решение может стать плохим примером для так называемых «нетрационных» религиозных объединений. Есть опасение, что, в связи с решением по «Свидетелям Иеговы», по отношению к ним могут быть предприняты несправедливые действия. Есть опасение, что решение Верховного суда приведёт к нарушению прав верующих, принадлежащих к таким религиозным объединениям. Таким образом, государство в лице Верховного суда РФ, загоняет представителей этой религии в подполье – ведёт к нелегальной деятельности. И со временем, в ближайшее время, государство столкнётся с проблемой невозможности контролировать деятельность этих людей. Они будут функционировать нелегально – со всеми вытекающими отсюда последствиями. На мой взгляд, это контрпродуктивно и нанесёт вред не только верующим, но и обществу, и — самому государству в целом.

— А можно ли сегодня говорить или даже писать о том, что существует определённое государственное лобби в поддержку Русской Православной Церкви?

— Лобби РПЦ, действительно, существует, но – не как система. Есть на местах чиновники, которые лоббируют интересы РПЦ, но у государства нет такой целенаправленной задачи – подавления всех, кто не принадлежит РПЦ, и лоббирование интересов РПЦ производится отдельными чиновниками разных уровней. Это существует, к сожалению. Целенаправленного же лоббирования, полагаю, нет.

 

  • Диалог на уровне «социального служения»

— Складывается ли диалог между РПЦ и другими религиозными организациями?
— Да, складывается. Я являюсь генеральным секретарём «Российской ассоциации защиты религиозной свободы». В эту организацию входят представители Русской Православной церкви – наряду с протестантами, мусульманами, буддистами и иудеями. И наш диалог складывается по тем общим ценностям, которые у нас есть. Ведь практически у всех есть общие ценности – это семейные ценности, нравственные ценности, это ценности здорового образа жизни, отношение к власти и государству. Вот эти общие ценности, они нас объединяют. Ещё нас объединяет стремление защитить свою веру от давления со стороны светского общества. Дело в том, что особенно — в западных странах, да и у нас, религиозным объединениям стараются навязать ценности светские. В том числе – и в области семейных взаимоотношений, воспитания молодёжи, нравственности. Этой угрозе подвержены и православные, и протестанты, и все остальные. И это происходит через средства массовой информации, через влияние на наших детей. Это общие угрозы. Это нас должно объединить с православными. Не разъединить, а объединить. Ведь у нас общий «враг» – светское общество, которое вокруг нас. Нас объединяет общее социальное служение. К чему нам делить эту «поляну» — нашу страну. У нас здесь столько проблем: с алкоголиками, наркоманами, с малообеспеченными. Всегда нужно, чтобы кто-то помог. Тут в одиночку никому не справиться. Тут нам и надо объединиться, чтобы служить обществу. И надо договориться, чтобы это социальное служение не было использовано какой-либо религиозной организацией, в том числе и Русской Православной церковью, — для своих корпоративных целей. Чтобы не было оно инструментом влияния на людей для достижения своих корпоративных целей.

Вот, у нас есть Христианский межконфессиональный консультативный комитет, куда входят православные, католики и протестанты. Мы вместе проводим мероприятия. Это тоже есть диалог. Тем более что я контактирую с ними на уровне совета при Президенте, Общественной палаты. Мы вместе сидим и обсуждаем все проблемы. Но, опять же, если смотреть на ситуацию на местах, — там совершенно другие люди. Но всё равно (это моё мнение) – религиозным организациям нужно сосуществовать вместе, это будет полезнее для всего общества.

Беседовал Александр Огневский

 

Источник: Золотой мост – деловая газета

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100