Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 510 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОЖЬЯ ГРОЗА

Печать

Екатерина КРАВЦОВА

 

raskol ivanov1908В середине XVII столетия в России разразилась религиозная война, о которой мы знаем гораздо меньше, чем об аналогичных войнах в Европе. Между тем она оказала огромное влияние на все общество и унесла не меньше жизней, чем сражения за европейскую Реформацию.

 

Благочестие старое и новое

Не прошло и полвека после тяжелейшего политического кризиса, именуемого Смутным временем, как в России разразился новый кризис — на сей раз духовный, затронувший все слои общества. Страна искала себе достойное место на мировой арене, и для того, чтобы занять его, должна была в числе прочего поступиться привычным церковным укладом. Возможно, и не было бы в России никакой реформы православия, но молодой государь Алексей Михайлович был абсолютно убеждён в своём высоком призвании очистить веру Христову от всякой скверны и придать ей подлинное величие.

Под его личным покровительством в Москве составился «кружок ревнителей благочестия», обсуждавший необходимость приведения к общему началу священных текстов и богослужебных правил. Вот превратность судьбы: в него вошли будущие заклятые враги — Никон, пока не ставший патриархом, и протопоп Аввакум. Главной целью «ревнителей» было подтверждение тезиса «Москва — третий Рим, и четвёртому — не быть». Второй Рим — Константинополь — к тому времени уже пал, и, стало быть, наследницей византийской мудрости и истинного православия стало Московское царство. А чтобы с этим утверждением согласилась греческая церковь, требовалось максимально приблизить русскую православную веру к греческим канонам христианства.

Кроме высоких целей, единомышленники желали заодно навести в России порядок по части благонравия. Их стараниями по всей стране запретили «бесовские» скоморошьи забавы и серьёзно притесняли всякого, кто исполнял пришедшие из древности языческие обряды и отмечал родившиеся в дохристианские времена праздники. Другая сторона деятельности кружка затронула жизнь чёрного (монашествующего) и белого духовенства. Никон, Аввакум и прочие неустанно обличали духовных братьев за отсутствие ревности в вере, нежелание заниматься воспитанием паствы, произносить прихожанам проповеди и поучения, а также за беспорядочную и часто совсем неправедную жизнь.

Интересно, что кроме общественно-политических причин у церковной реформы имелась также причина частная: карьерные устремления избранного патриархом Никона. Современники этого «сына крестьянского» отмечают, что ему долгие годы не давала покоя власть над миром, которой обладали папы римские. Его заветной мечтой было достижение такого же безграничного владычества над всей паствой: от чёрных крестьян до самого государя. Кто знает, может быть, именно за неправедные намерения, скрытые под личиной духовности, и покарал Господь расколом Российское государство?

 

Кукиш Богу

Едва заняв в 1652 году патриарший престол, Никон засадил всех переписчиков церковных книг за «справу» — редактирование текстов в соответствии с греческими правилами. Собранные со всей Москвы лучшие мастера своего дела удивлялись бессмысленной, на их взгляд, корректуре, но писали. А изменив книги, новый патриарх бестрепетной рукой ввёл изменения в ход церковных служб. В числе прочих новшеств двуперстное знамение заменили троеперстным, земные поклоны в процессе службы заменили поясными, движение крёстного хода развернули противусолонь (против хода солнца), а вместо многогласного исполнения службы ввели единогласное. И с 1653 года разослали по всем церквям указание неукоснительно исполнять новые правила.

Устроители реформы искренне полагали, что основную массу населения не должны тревожить проводимые перемены, но они жестоко просчитались. Россияне от царских и церковных наказов пришли сперва в недоумение, а затем и во гнев: они не могли взять в толк, чем это стала плоха дедовская вера и зачем теперь нужно креститься «кукишем» (как в народе именовалось троеперстие). Больше того, противники новшеств нашлись и в самых высоких кругах российского общества.

Что касается священнослужителей, воспротивившихся никонианской реформе, то они восстали против византийских канонов — по их мнению, править православие нужно было по старым церковным книгам, написанным на Руси, и никакие греческие идеи на российской земле решительно не годились.

Больше десятилетия с начала реформы сопротивление староверов напоминало пожар на торфяниках — оно не полыхало и не гасло, только тлело, но никак не давало реформаторам одержать окончательную победу. Ни одного законодательного акта, регламентирующего наказание для староверов, в стране не существовало, что не мешало никонианам преследовать их по всей Российской державе. Однако лишь на Большом церковном соборе 1666 года старое православие было подвергнуто публичной анафеме (проклятию), его приверженцев объявили еретиками и раскольниками, и в Московское царство пришла гражданская война. Её не остановило даже то, что вдохновитель раскола Никон в том же году совершенно исчерпал терпение царя, был «извержен» из патриархов и отправлен в ссылку.

 

Раскольничья правда

В 1668 году началом Соловецкого сидения началось бунташное десятилетие, время сражений за веру. Братия Соловецкой обители заперла в дальней кладовой присланные из Москвы новые церковные книги, а прибывшего к ним с увещеванием архимандрита Иосифа буквально вышвырнули за монастырские ворота. Царские войска без всякого успеха осаждали мятежную обитель около восьми лет, и лишь в результате предательства одного из соловецких насельников смогли взять её штурмом. В живых из защитников монастыря остался лишь каждый десятый, но и выжившие позавидовали мёртвым: их подвергли страшным пыткам и жесточайшим казням для устрашения раскольников. Соловки были не единственным очагом сопротивления никонианам — от Москвы до самых окраин государства гремели разного масштаба бунты. Приверженцы старого благочестия громили согласные с реформой обители, самочинно захватывали храмы, грабили и убивали монахов, отрёкшихся от веры предков.

Когда военная сила начала одолевать раскольников, они перешли к пассивному сопротивлению — массовым религиозным самоубийствам. Мучительную смерть многие из них считали единственным способом не оскверниться, соблюсти веру и сохранить свою бессмертную душу. Чаще всего староверы кончали с собой путём самосожжения. Одним из самых массовых случаев так называемой гари было самосожжение почти трёх тысяч старообрядцев в Палеостровском монастыре на Онеге. Всего за десятилетие начиная с 1676 года сохранились сведения о 20 тысячах раскольников, погибших в «гарях». Кроме смерти в огне староверы использовали для самоубийства добровольный полный пост до смерти, они топились, резались, хоронили себя заживо, лишь бы сохранить дедовское благочестие. Власти пытались бороться с самоубийствами, но потерпели в этой борьбе сокрушительное поражение. Отдельные случаи «гарей», например, происходили в Российской империи даже в XX веке.

 

Последние староверы

В попытках спастись от зоркого государственного ока староверы двигались все дальше в глубь страны от Волги через Урал в Сибирь и на Дальний Восток, а затем и ещё дальше. В XX веке они уже рассеялись по разным уголкам планеты. Отчего-то особенно им приглянулась Центральная и Южная Америка, где и в наши дни можно обнаружить поселения старообрядцев.

Одним из крупнейших поселений считается Масса-Пе — община староверов в бразильском штате Мату-Гросу. Там проживает 60 семей общей численностью около 500 человек, для них построены три собственных храма и действует развитое аграрное хозяйство. Ни жёсткое сохранение бытовых и религиозных традиций, ни использование церковнославянского языка, ни пение «по крюкам», ни исконно русская одежда не помешали выходцам из России превратить, казалось бы, совершенно непригодную к земледелию местность в процветающее сельскохозяйственное производство. Основа старообрядческих трудов — земледелие, причём, обрабатывая землю, общинники охотно используют современную технику, удобрения и химикаты. Но не одно земледелие лежит в основе благополучия общины: староверы также выращивают домашний скот, ловят рыбу, плотничают, занимаются ткачеством и другим рукоделием, как для семьи, так и на продажу.

В Масса-Пе по сей день сохраняются патриархальные семьи, где к преклонным годам каждый мужчина имеет не менее десятка детей и по несколько десятков внуков и правнуков. Семья же и составляет главную рабочую силу. Привычка полагаться только на своих сохраняется и тогда, когда хозяйство разрастается — работников со стороны нанимают только в самых крайних случаях.

Община процветает, и тому есть несколько весомых причин. В основе трудов старообрядцев лежат склонность к долгосрочным, продуманным бизнес-проектам, отличная способность к самоорганизации, точный учёт и постоянное внимание к развитию рынка. Кроме того, староверы не боятся начинать новые дела с нуля и рассчитывать лишь на собственные силы, а не на подачки от властей. Таким образом, эти островки прошлого, рассыпанные по всей планете, большей частью прекрасно адаптируются к реалиям настоящего и вполне оптимистично смотрят в будущее.

 

Илл: С.Иванов, Во времена раскола, 1908

 

Источник:  Загадки истории

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100