Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 685 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОГИ И ЛЮДИ

Печать

Александр ЖЕЛЕНИН

 

letuas bogiВ Москве прошла презентация впервые вышедшей на русском языке книги выдающегося литовского лингвиста, мифолога и семиотика Альгирдаса Греймаса «О богах и людях», посвященная исследованию древней литовской мифологии.

Прежде чем говорить об этой работе, стоит рассказать о ее авторе, человеке и ученом, относившемся к той категории людей, которые, принадлежа корнями своей родине, одновременно являются и людьми мира.

Альгирдас Юлюс Греймас родился в 1917 году в Туле, куда его семья была депортирована российским правительством во время Первой мировой войны вместе с другими литовскими семьями, считавшимися неблагонадежными. В 1918 году семья Греймасов возвращается в Литву.

Все детские и юношеские годы лето он проводил в глухой литовской деревушке, где, по его собственным словам, «примерно до 1930 года продолжался XIX век» и бытовали древние обычаи. «В те времена я знал, что когда наступает вечер, нельзя ходить, шаркая ногами по земле, поскольку там ходят разные странные существа», — вспоминал он позже. Опыт аутентичной народной жизни, которую он наблюдал еще мальчиком, сочетался в нем с хорошим образованием. Его Альгирдас получил вначале в Мариямпольской гимназии, одной из лучших в Литве, где ученики самостоятельно изучали иностранные языки, чтобы в подлиннике читать Оскара Уайльда, Бодлера, Верлена, Ницше и Толстого, а затем в Каунасском университете Витаутаса Великого, где он слушал лекции профессоров, обучавшихся в Париже, Берлине и Петербурге.

Отправившись во Францию изучать французский язык, Греймас, по его словам, «вывез из Литвы аукштайтийский запах деревни в детстве, сувалькийские амбиции и упорство, элементы немецкой культуры в философии и истории, понимание скандинавской и славянской «души»…».

В 1939 году Греймас возвращается на родину для прохождения военной службы. После того, как Красная Армия входит в Литву, он становится ее офицером запаса. Между тем его отец и мать вновь отправлены в ссылку вглубь России, теперь уже советской властью. Мать оказывается на Алтае, а отец умирает в 1942 году в лагере в Красноярском крае…

После прихода в Литву немцев Альгирдас включается в антифашистское движение, где редактирует подпольную газету «Боец свободы», призывающую молодежь не вступать в литовский легион СС и не подчиняться вербовке оккупационной власти. Одновременно он начинает выпускать и легальный литературный альманах «Varpai» («Колокола»). Статьей «Сервантес и его Дон Кихот» он дебютирует как литературный критик, в которой аллегорически сравнивал борьбу за независимость Литвы таких, как он литовцев, не принявших ни Гитлера, ни Сталина, с безнадежной борьбой знаменитого литературного героя. Позже он говорил об этой статье: «я писал о нашей безнадежной борьбе, — мы боролись с немцами, чтобы вернулись русские. Какой смысл бороться?».

Когда Красная Армия вновь подошла к Литве, Греймас уехал во Францию. В 1948 году в Сорбонне он защищает докторскую диссертацию, затем отправляется преподавать в египетскую Александрию, а после этого несколько лет преподает в Турции — в Анкаре и Стамбуле. В 1960-е годы Греймас возвращается во Францию и создает там национальную школу семиотики.

Книга Греймаса «О богах и людях» представляет интерес не только для узких специалистов — мифологов, этнологов и лингвистов, но и для всех тех, кто интересуется историей, культурой и происхождением индоевропейских народов.

В работе говорится, что Литва, приняла христианство одной из последних среди европейских стран и, благодаря этому, сохранила многие архаичные (аутентичные) формы своей культуры и языка, относящегося к балтийской группе индоевропейских языков. Кстати, среди лингвистов известно, что одной из черт архаичности языка является количество в нем падежей. Чем больше падежей — тем архаичней язык. Так вот, например, если в одном из самых модернизированных европейских языков — современном английском — два падежа существительных, в русском языке — шесть, то в литовском — семь.

Официально христианство в Литве ввел князь Ягайло в 1387 году, после заключения Кревской унии с Польшей. Однако фактически языческие верования были сильны среди литовцев вплоть до XVI—XVII веков и даже гораздо позже. Греймас пишет о «поверхностно христианизированной Литве XV—XVI веков, добавляя, что «отголоски (языческих) мифов могут быть найдены и в этнографических источниках XIX века».

Кстати, отметим, что, по всей вероятности, именно из этих отголосков языческой мифологии в Литве сложился очень колоритный народный культ черта. Вырезанного из бревна черта, здорово смахивающего на изображение какого-нибудь языческого бога, нередко можно встретить здесь на лесных дорогах. Чертей — веселых, грустных, незадачливых или хитрых, маленьких и больших — в огромных количествах вырезают из дерева народные мастера. Характерно, что литовский черт не похож на традиционного для христианина воплощение зла и наместника дьявола. Это скорее домовой, оберегающий домашний очаг, или дух леса, помогающий путнику в дороге. Популярность этого персонажа в Литве так велика, что в Каунасе уже много лет действует единственный в мире Музей чертей.

В книге «Боги и люди» Греймас приводит пример поздней христианизации литовской мифологии, где Люцифер, выполняет «функции» древнего литовского бога-громовержца Перкунаса: «Люцифер, когда едет в своей карете по камням, очень громко гремит и искры летят. Люди представляют, что этот грохот — гром, а искры — молнии».

Впрочем, такое преображение «хорошего» языческого бога в черта или дьявола новой религии, пришедшей на смену традиционным верованиям, не является уникальной особенностью только литовской мифологии. Подобная судьба постигла, например, и древних арабских языческих богов — джиннов. Пришедший на смену язычеству ислам произвел этих богов в чертей и бесов, в качестве каковых они и фигурируют в мусульманской религии.

В работе «Боги и люди» Греймас отказывается рассматривать мифологию исключительно как сборник человеческих фантазий или же, наоборот, как строго исторический источник. По его мнению, это «отдельная область социальных наук», которую необходимо развивать, используя лингвистические, этнографические и семиотические методы. Мифология также это и «отражение культуры сообщества», — считал ученый. Однако со временем глубокий смысл, закладываемый в миф, теряется. Для того, чтобы современному человеку понять мифологический текст, уверен Греймас, необходим «соответствующий семантический код, дающий ему возможность расшифровать полученный текст». Иными словами, полагал он, необходим некий «мифологический словарь, помогающий их (мифы) прочитать».

В своем исследовании литовских мифов Греймас опирается и на этнографические, и на археологические, и, как лингвист, на лингвистические данные мифологических текстов, рассматривая их в широком контексте мифов индоевропейских народов.

В этой работе перед нами предстает обширный пантеон языческих литовских богов. Здесь и бог земли, покровитель земледельцев Пушкайтис (Пушайтис), и его подопечные — каукасы — человекоподобные существа, слепленные, по легенде, из глины сыном короля Драсусом, живущие в лесу, но готовые, если их об этом попросит Пушкайтис, стать добрыми домовыми в крестьянском доме. Тут и бог-кузнец Кальвялис, который выковал солнце и подвесил его на небосводе, и Айтварас — огненный дракон, выполняющий в том числе, и вполне домашние функции — он приносит людям пищу и золото.

Однако если не задобрить Айтвараса, он может и молнией в дом запустить. Но в этом случае люди могут рассчитывать на помощь одного из верховных богов — громовержца Перкунаса, который может поколотить Айтвараса за его безобразия громом небесным.

Замечу по поводу Перкунаса, что еще в XIX веке некоторые русские историки считали, что славяне позаимствовали этого бога у балтов. Во всяком случае, в пантеоне восточнославянских богов он фигурирует под именем Перун, который, как известно, также «специализировался» на метании грома и молнии и был покровителем войны.

Греймас также пишет о Велёне (Veliona) — литовской богине умерших, которая, на наш взгляд, возможно, соответствует славянской Желе, имевшей практически ту же «специализацию» у древних славян — она оплакивала умерших.

Вообще обращает на себя внимание довольно большое количество женщин-богинь в литовской мифологии, что по всей вероятности должно свидетельствовать о значительной роли женщины в дохристианском обществе древних балтов. Помимо богини Велёне, это еще и Утренняя звезда — Аушрине; богини судьбы — Лаймы, богиня пчел и ткачиха — Аустея, богиня земли — Жемина.

Впрочем, и в гораздо более поздние времена роль женщины в Литве и Латвии также была немалой, и эта традиция, вероятно, и привела к тому, что женщина-политик в современных прибалтийских странах — явление отнюдь не редкое. Достаточно напомнить, что президентом Латвии с 1999 по 2007 была Вайра Вике-Фрейберга, а президентом нынешней Литвы также является женщина — Даля Грибаускайте, успешно возглавляющая свою страну с 2009 года.

Возвращаясь к книге Греймаса «Боги и люди», отметим, что, будучи очень скромным человеком, свой монументальный труд по литовской мифологии он считал лишь началом разработки этой обширной темы. В Литве его вклад в мировую науку оценен, в том числе и тем, что его портрет отчеканен на памятной медали. Теперь эта его работа доступна и русскому читателю.

 

В тексте использованы отрывки из книги: Альгирдас Юлюс Греймас «О богах и людях», М.: Неолит, 2017.

 

Источник: Росбалт

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100