Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОБЪЕКТ "СПЕЦОПЕРАЦИИ" МИНЮСТА

Печать

 

  • Религиовед, кандидат философских наук, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Михаил ЖЕРЕБЯТЬЕВ о Свидетелях Иеговы и попытке Минюста подвести религиозную организацию под действие «антиэкстремисткого законодательства»

Окончание - начало

si vs doresh1RP: Существенная роль в деле дискредитации значительной части российского религиозного спектра принадлежит антикультитским структурам. Больше всего достаётся от них «новым» религиям и юрисдикционным новообразованиям. В российской версии антикультизм декларирует приверженность традиционализму, выступает агрессивным популяризатором некой подлинной «традиционной» религиозности. Вообще, насколько «традиционен» сам антикультизм?

 

Михаил ЖЕРЕБЯТЬЕВ: Хороший вопрос. Начну, правда, не с антикультизма. Лично я придерживаюсь достаточно простой формулы, описывающей традиционность в религиозной сфере, если мы ведём речь о событиях настоящего времени или хотя бы последнего столетия. Если быть последовательными, о «традиционной» религии и, соответственно, нетрадиционных» формах религиозности, можно говорить лишь в корреляции с традиционным обществом. В условиях нашего времени, - обозначим его как общество постмодерна, - на звание традиционных структур могут претендовать лишь локальные сегменты собственно традиционного общества. Они могут достаться в наследство от прежних эпох, когда цементирующим началом выступали стандарты и нормы этого самого традиционного общества, хотя и там имели место различные более поздние наслоения. Кроме того, признаками традиционного общества обладают его сознательные реконструкции. (Сразу должен оговориться, последние не имеют ничего общего с модным движением реконструкторов). В обоих случаях можно обнаружить признаки традиционного общества со специфическим бытом, религиозным комплексом, общей системой мировосприятия. В этом отношении нет таких уж принципиальных отличий сельских общин старообрядцев от таёжных поселений последователей Виссариона. Просто одно сообщество воспроизводит себя поколениями, другое конструируется «здесь и сейчас» тоже по лекалам традиционного общества. Точно такие же процессы могут происходить и в городских условиях. Просто российский способ первоначального накопления капитала постсоветского образца оставил слишком мало возможностей для прорастания сквозь слои городского асфальта традиционалистски-ориентированных религиозных сообществ. В других странах – такое в порядке вещей. Это, конечно, не означает, что там не возникает проблем во взаимоотношениях большого урбанизированного общества постмодерна и традиционалистских локальных групп. Но раз такие сегменты продолжают воспроизводить себя, значит, эти проблемы как-то решаются с учётом специфики традиционалистских мини-сообществ. Возьмите тот же Израиль, где есть целые традиционалистские поселения приверженцев ортодоксального иудаизма, а есть и религиозные кварталы (даже отдельные многоквартирные дома) посреди светских городов.

Там, где нет корреляции религии с традиционным обществом в его живых формах, мы имеем дело с политико-идеологическими декларациями, тут даже нет признаков имитации. Разумеется, антикультизм с его акцентом на механизме предоставления-потребления психологических услуг определённого профиля не имеет ничего общего с традиционным обществом, - такие вещи достаточно очевидны. В нынешней России как раз преобладает именно такая декларативная «традиционность» в сфере религии, впрочем, когда речь заходит о традиции, одной религией дело не ограничивается.

Понимаете, нет простой линейной хронологической зависимости: генеалогия какого религиозного направления старше на определённой территории или у этнической общности, её населяющей («дедушка был йог, бабушка йог»), значит, тот традиционный или традиционней других.

 

Однако, у каждого религиозного направления есть собственное представление о традиционности.

Да, это норма конституирования любой религии, её течений, направлений, она никак не связана со сроками существования конкретного вероисповедания. Я бы обозначил это явление следующим образом. Любое религиозное направление предлагает собственный оригинальный ракурс видения религиозных в собственном смысле этого слова, а также моральных, социальных проблем и в этом может заключаться его новизна, независимо от того, когда она - эта новизна – была явлена миру: сегодня утром, вчера пополудни, позавчера при заходе солнца или 1000 и более лет назад. При этом новизна в религиозной сфере непременно должна быть обращена во «время Оно». Это два взаимосвязанных условия. Подавляющее большинство присутствующих сегодня в России религиозных направлений не ставят перед собой задачи сконструировать традиционное сообщество. Но при этом, у каждого из них существует представление о собственной генеалогии (которая тоже именуется традицией), в том числе в привязке к стране, национальной культуре и даже конкретному месту. Это замечание впрямую относится и к СИ. Сказать, что СИ чужды русской культуре невозможно, проявляется эта связь через традицию библейских переводов, восходящую к XIX веку. Чтобы понять такие простые вещи – надо читать оригинальные источники СИ, а не отравлять себя россказнями антикультистов. Или, говорят антикультисты, - вот, Мун разрушает традиционную семью посредством церемоний массовых бракосочетаний. Причём тут традиционная семья и как массовая церемония может её разрушить (?), - я этой извращённой логики не понимаю. Да и если обратиться к истории, обнаружится, что такую церемонию практиковал Александр Македонский для тысяч своих воинов в Персии. К нему претензии есть? Или зачислим в cтрашные «сектанты» посмертно.

 

Мне из собственного опыта общения со СИ запомнилось прекрасное знание верующими истории библейских переводов.

Я бы отметил следующие социологические факты. В большинстве своём СИ - самые обычные люди, представляющие все общественные страты. С другой стороны (и для сравнения), поинтересуйтесь у среднестатистических прохожих о Септуагинте?.. Так что рассказы о непогружённость СИ в историю и культуру, - аргумент явно неубедительный. Я называю Свидетелей Иеговы людьми эпохи Гутенберга. Направление СИ в том виде, в каком мы его знаем, не могло сформироваться без книгопечатания, это, во-первых. Во-вторых, его невозможно представить вне контекста традиции библейской критики. Поэтому разговоры о «примитивности» доктринальных установок СИ теряют вообще всякий смысл, а, тем более, какое это имеет отношение к экстремизму? И, потом, сегодня, когда мы говорим об ослаблении позиции печатного слова под натиском движущейся картинки, СИ выступают живым образцом старокнижной культуры, что тоже заслуживает внимание, а, возможно, даже заимствований.

 

Первый репрессивный удар пришёлся как раз по печатной продукции СИ.

Да, надо отдать должное тем, кто организовал кампанию по ограничению влияния СИ в России, они понимали на какую болевую точку надавить. Короче, сценарий нейтрализации строился на лишении общин комментариев, излагаемых в «Сторожевой Башне». Сделано это было посредством расширительных возможностей антиэкстремистского закона. Но такой приём, как показала практика, не привёл к крушению организации в России. Библию запретить нельзя, но при сильном желании тоже можно, сославшись на особый "иеговистский" перевод "Нового мира". Конечно, удар по литературе вызвал целую цепочку действий: чудовищный таганрогский процесс, многочисленные суды о ликвидации юрлиц СИ, опять же, по экстремистским основаниям, повсеместные вбросы запрещёненной литературы, производившиеся, как выяснилось, при участии антикультистских структур титульной церкви.

 

В чём видятся Вам особенности антикультизма в его российском воплощении и какова роль антикультизма в происходящей зачистке конфессионального пространства России?

Антикультизм нашёл крайне благодатную почву в России. Неокрепшее светское государство систематически сдавало свои позиции растущим от года к году аппетитам крупнейшей деноминации. Впрочем, лично я придерживаюсь того мнения, что роль главного клерикализатора России принадлежит всё же власти и элитам постсоветского образца, а не РПЦ. Иллюстрацией этого служит тот факт, что Патриархия на ранних этапах – в 90-х гг. систематически запаздывала с оформлением собственных желаний. Показательны в этом отношении возгласы церковных функционеров по прошествии времени, - «а кто спрашивал церковь (РПЦ МП), чего она хочет, когда в 1993 г. писалась российская конституция»? Мне представляется, что в этом посыле переставлены местами причина и следствие: не потому позиция не была учтена, что не спрашивали, а потому, что никакой внятно оформленной позиции не было вовсе. Собственно, первый масштабный клерикализационный проект православизации общеобразовательной школы стартовал с подачи властей ряда регионов. Там, где власти отнеслись к нему скептически, а то и даже ему сопротивлялись, ничего подобного не было. И только потом уже в ограниченных 4-5 классами масштабах в политкорректном формате ОРКСЭ началось его продвижение на общероссийском уровне.

Идеология антикультизма проникла глубоко во властные структуры. Одной из пиковых точек можно считать относительно недавний документ – методичку по религиозной проблематике нового госоргана Федерального агента по делам национальностей. По своему формату и исполнению, это такой антикультистский фольклор. Мало того, что текст полон архетипических конструкций, но у этого документа нет авторов , последнее ещё больше усиливает ассоциацию с фольклором. Такое, вот, переложенное на бумагу «устное народное творчество». Конечно, авторы у него есть, но по каким-то причинам их имена не выносятся на обложку. Неужто, стесняются?

Сомнительно, чтобы подходы закрепления этноконфессионального тождества, которые изложены в методичке, способствовали формированию единой российской нации. Наоборот, в документе заложен принцип сегрегирования.

Другой особенностью российского антикультизма является его сращивание с крупнейшей деноминацией страны, чего Вы не встретите нигде в Европе.

Третий ключевой момент: претензии антикультизма на научность. Лично я встречал упоминание антикультизма как науки… Вот, хоть стой, хоть падай, - какое-то очередное издание «передовой» советской селекционной науки от Трофима Денисыча Лысенко. Говорящие такое даже не понимают, что антикультизм не может быть ни отдельной наукой, потому что не соответствует стандартам построений научных теорий, ни методологией научных исследований, ни даже набором конкретных методов. Претензия, конечно, из разряда курьёзных. Тем не менее, успешно защищаются диссертации, вводятся в широкий оборот, в том числе в образовательном процессе и медийном пространстве не имеющие ничего общего с наукой понятия антикультизма.

 

И всё же, как в этой конкретной ситуации поведёт федеральная власть?

Не потеряла своей актуальности формула советского анекдота, описывающая принятие решений на разных уровнях власти, - «система у нас однопартийная, но многоподъездная». То есть, я хочу этим сказать, что с настоящим выбором сценариев действий в отношении т.наз. нетрадиционных религий, да и с необходимостью осмысления вероятных последствий применения жёстких полицейских мер в отношении всего того массива, который не укладывается в узкую схему этно-конфессионального тождества, российская власть на самом высшем своём уровне столкнулась только сейчас. Отодвигать решение на неопределённое будущее уже нельзя, как и переложить его на какой-то более низкий уровень не получится. С одной стороны, антикультисты постарались приблизить «время Ч», с другой, неповоротливую конструкцию власти так быстро не поменяешь. При этом, надо сказать, приблизили его антикультисты в самый неудачный для самих себя момент, когда федеральная власть всерьёз начинает задумываться о последствиях «закручивания гаек» «по мелочам»: будь то растущие коммунальные поборы, статус НКО-иноагентов, число коих множится, но при этом оказавшиеся в «чёрном списке» продолжают слажено и грамотно вести юридическую кампанию по его отмене, опираясь на Европейский суд по правам человека. Я, например, предвижу, что при любом исходе процесса над СИ, власти постараются привести «в берега» антикультистскую вольницу. Так бывало уже не раз с другими. Поэтому решение по «нетрадиционным» религиям в любом случае на самом высоком уровне принимать придётся уже в самое ближайшее время и, что немаловажно, - без оглядки на то, что «скажет княгиня Марья Алексевна».

 

Вы большой оптимист…

Просто я исхожу из того, что люди, а уж тем более принимающие решения государственного масштаба, мыслят рационально, способны просчитать последствия принимаемых ими решений. И если до настоящего времени на самом верху получали только «справки» и «докладные» антикультистского содержания, то после протестов против необоснованного преследования СИ руководителей большинства протестантских деноминаций России, амбмвалентные реплики недавнего спикера Патриархии протоиерея Всеволода Чаплина, как и предостерегающие прогнозы светских экспертов и лояльных власти общественников, сидящим в Кремле придётся принимать во внимание другие, - объективные, - источники информации и оценки рисков в религиозной сфере. Ведь что более 20-и лет делали антикультисты всех мастей в России? Они создавали иллюзию того, что весь мир, и прежде всего, разумеется, западный, - там у себя, - ведёт беспощадную войну с «сектами». Поэтому «когда космические корабли бороздят просторы Вселенной», конечно, России «нельзя от жизни оставаться в стороне». Послушать их, так кришнаиты, СИ, саентологи, харизматы и проч., если и ходят открыто по улицам европейских городов, то не иначе как под конвоем в наручниках и исключительно по направлению к полицейским участкам. При несформированности институтов светского государства и вакуума вокруг деятельности структур гражданского общества, вкупе с пропатриархийным общенациональным консенсусом и нацеленностью СМИ на поиск некоего криминала на почве религии, антикультистам было совсем нетрудно убедить российские власти не опасаться гнева коллективного Запада за преследования новых религий. Те, утверждали противники религиозного разнообразия, преследуются везде и повсюду: существует-де немало религиозных направлений-«изгоев» с прилагающимися списками (их размеры зависят исключительно от субъективных пристрастий и фобий конкретных персон), за которых никто из клуба «приличных» конфессий никогда не заступится. И, вдруг, выясняется, что дело обстоит совсем иначе. Представьте себе,- заступаются! Того и гляди вот-вот подключится Ватикан. А это уже очень серьёзно. В последние годы российская дипломатия в непростых условиях санкций активно осваивает это направление в силу того, что Католическая церковь при папе Франциске быстро вернула себе статус влиятельного и реально независимого центра мировой политики. Отношениями со Святым Престолом Москва сегодня очень дорожит.

 

Скорее, будет так, что Ватикан издаст некий общий правозащитный документ в духе экуменизма, касающийся ущемления религиозных свобод в целом ряде государств.

В этом тоже нет ничего нового, - обычный дипломатический язык Католической церкви. Тут уж, как говорится, «имеющий уши, да слышит».

 

Насколько располагает власти к жёстким мерам внутриполитическая обстановка?

По логике вещей, всё должно быть, как раз, наоборот. Открывать слишком много «внутренних фронтов» в условиях возрастающей социальной турбулентности, неожиданно проявившихся проблем с молодёжной аудиторией, явно не в интересах власти да ещё накануне главных выборов, когда необходимо, напротив, минимизировать конфликты и продемонстрировать единство российской нации. Наступает время подлинности и имитации никому ничего не дадут. Одной из характеристик национального единства, напомню, признаётся самой властью многоконфессиональность России без каких-либо поправок на так называемую традиционность.

 

Но можно же выбрать объекты для «показательной порки»…

В формате поведения российской власти принцип «показательной порки» может применяться для острастки других исключительно в малых дозах. Другое дело, что время идёт и на смену старых приходят новые «объекты». Тотальным инструмент «показательной порки» быть не может ни в отношении элитных групп, ни низовых. Это один из системообразующих столпов нынешнего российского политического режима постсоветского образца. Иначе всё начинает идти в разнос, создавать дополнительные нагрузки, напряжения, проблемы… Но парадокс этой конструкции состоит в том, что, границу (локально) допустимого оказалось слишком легко переступить. Институциональных сдержек, противовесов, заградительных барьеров на этом пути не оказалось. Как только была выстроена иерархия угроз снизу вверх: от НКО-«иностранных агентов» через «экстремистов» к «террористам» система начала давать сбои. При этом, для языка российских масс-медиа два последних понятия – экстремисты и террористы - взаимозаменяемы. О неправомерном антиэкстремизме повторяться не буду – на эту тему имеется огромный массив критической литературы.

Если говорить о Минюсте, то в отношении СИ надзорное ведомство явно «вошло во вкус» применения карательных мер и, полагаю, будет настаивать на своём.

 

Какие события ещё могут изменить ход событий и до каких пор, по Вашему мнению, Минюст может стоять на своём?

Опираясь на приобщённые и отвергнутые судом доказательства, можно предположить, что решение будет иметь какой-то половинчатый характер, типа, для ликвидации организации оснований недостаточно. Но тут же ВС сделает ссылку на антипрозелитические нормы из «пакета Яровой». Давайте уж будем называть вещи своими именами, - к регулированию миссионерства они не имеет ни малейшего отношения, поскольку это право закреплено в Конституции РФ. Точка, тут просто нечего обсуждать! И, в принципе, тогда всё пойдёт по второму кругу. СИ и другие так называемые нетрадиционные религии зависнут на этом крючке на неопределённое время. Понимаете, по-другому, антипрозелитические нормы запустить пока не удаётся.

 

Меня настораживает всплывший в ходе процесса обновлённый список имущества организации, подлежащего изъятию в пользу государства в случае...

Если делается ставка на запуск антипрозелитических статей из «пакета Яровой» это может быть просто «отвлекающий маневр».

Среди других возможных сценариев выхода из создавшегося положения, я бы назвал следующие.

Первый, признание Верховным Судом несостоятельности претензий Минюста, с учётом небрежно собранной (это мягко сказано) доказательной базы, - «и на старуху случается проруха», - но уже по мягкому варианту: без переадресации к «свеженькому» «пакету Яровой».

Второй, - отставка нынешнего министра юстиции с почётным переводом в пул президентских помощников. К-л иных способов для увольнения г-на Коновалова не назовут, думаю, даже нынешние доки в кремлинологии (в хорошем смысле этого слова). Следствием персонального перемещения мог бы стать, пересмотр работы ведомства, в т.ч. отзыв из ВС иска о ликвидации Управленческого центра СИ.

Третий – СИ наверняка предпримут попытку отбиться от претензий МЮ в апелляционной инстанции и она может оказаться успешной. Практика проигрышей власти в судах, конечно, явление в РФ далеко не распространённое. Но здесь, всё же, согласитесь, совершенно особый случай: на кону и без того непростая репутация страны, которая, заметьте, не собирается совсем уж изолироваться и игнорировать мнение международного сообщества (всё, что говорится обратное, рассчитано для внутреннего потребления).

Существует, на мой взгляд, также ещё четвёртый вариант. С участием президента. Да, глава государства не может отменить судебные решения, но он обладает колоссальным объёмом полномочий, прежде всего (я подчёркиваю это!),в сфере соблюдения конституционных прав граждан. Другое дело, что реально полномочия гаранта используются пока только, наверное, на миллионную долю процента – в сегменте помилований. Но и сфера конституционных прав, и полномочия гаранта их соблюдения одним только помилованием не исчерпываются. К тому же, у президента есть также неограниченное право издавать любые указы. Таким образом, фактически, глава государства может приостановить действие судебных санкций. Просто такого прецедента ещё не было, но это не значит, что ничего подобного не может быть никогда. Как это должно быть оформлено юридически, - вопрос уже к Администрации Президента, но сама возможность такого изящного правового хода, в принципе, существует. Тем более, сделанный своевременно, он окажется крайне репутационно выигрышным для власти. Обратите внимание, за рубежом пристально следят за происходящим в ВС, воздерживаясь от комментариев.

Более того, такой указ будет уместен в опережающем формате, пока десятки, если не сотни тысячи наших сограждан не попросят главу государства о персональной защите от необоснованных преследований со стороны не только религиозных фанатиков, псевдопатриотов с наливающимися от крови глазами при упоминании слова «секта», людей с неустойчивой психикой, уголовников, банальных хулиганов, но и не в меру ретивых исполнителей.

И, вообще, может статься так, что в бытность питерским вице-губернатором нынешний глава государства подписывал разрешительные документы разным конфессиям. В том числе Свидетелям Иеговы.

Не могу этого утверждать. Как, впрочем, и исключать того тоже.

 

Беседовал Антон Свиридов

 

RP

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100