Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 309 гостей и 5 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОГ ШЕЛЬМУ МЕТИТ

Печать

  • Текстовой репортаж о шестом дне заседаний в Верховном суде РФ по иску Минюста РФ о ликвидации религиозной организации "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" (1 день, 2 день, 3 день, 4 день, 5 день

 

 

si 20041713:15    Зал судебных заседаний Верховного суда понемногу наполняется слушателями. Ощущается с трудом сдерживаемое волнение. Стороны сосредоточенно готовятся к выступлению в прениях.

13:50    Большинство мест в зале уже заняты.

14:09    Начинаются слушания. Омельченко заявляет короткое ходатайство о приобщении заявления Европейского союза по вопросу преследования Свидетелей Иеговы в России. В нем Европейский союз говорит, что «исковое заявление от 15 марта, поданное Министерством юстиции Российской Федерации в Верховный Суд, является последней предпринятой жесткой мерой в борьбе против Свидетелей Иеговы и дальнейшим усилением нарушения их прав и судебного преследования, которым они подвергаются в России, что противоречит международным стандартам в области свободы религии или убеждений». Суд уточняет, как это заявление может повлиять на исход сегодняшнего слушания. Омельченко говорит, что это доказательство о нарушении ст. 18 Европейской конвенции. Хотя Европейский союз не является органом Совета Европы, оно сделано на заседании Совета Европы. Суд отказывает в приобщении документа.

14:15    Суд приступает к прениям. Выступление представителя Минюста.

14:16    Минюст обращает внимание на то, что Россия придерживается принципа верховенства закона. Для закона о свободе совести предусмотрены рамки. Минюст обращает внимание, что само название УЦ — «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» — указывает на то, что централизованная организация осуществляет контроль над МРО. Минюст обращает внимание на лидирующую роль УЦ во взаимодействии с МРО. УЦ согласует вопросы, связанные с назначением председателей МРО и т.п. Организации Свидетелей Иеговы представляют собой целостный организм. Для них характерно организационное единство. Ссылки на каноническую связь Минюст считает неубедительными.

14:25    Как считает представитель Минюста, тот факт, что ответчик продолжает заявлять о подбросах, свидетельствует о том, что УЦ не раскаивается в экстремистской деятельности.

14:28    Представитель Минюста: хотя многие религии выражают то или иное отношение к светским властям, тексты Свидетелей Иеговы содержат непозволительно оскорбительные способы выражения истинности их верований. Экстремистскими признаны не цитаты Библии, а интерпретации того что написано в Библии.

14:35    Минюст полагает, что широкое освещение судебных решений о признании материалов экстремистскими давало УЦ все возможности не ввозить в страну литературу, которая подпадала бы под аргументацию судов о том, что считать экстремистской деятельностью.

14:35    О грубом нарушении антиэкстремистского законодательства, по мнению Минюста, говорит тот факт, что УЦ на протяжении 25 лет ввозил материалы, которые впоследствии были признаны экстремистскими.

14:38    Минюст считает цинизмом тот факт, что в литературе Свидетелей Иеговы слово «экстремистский» (применительно к литературе Свидетелей Иеговы) берется в кавычки — несмотря на то, что решения судов о признании литературы экстремистской вступили в законную силу.

14:40    Подводя итог, представитель Минюста, как и прежде, просит ликвидировать УЦ и все МРО Свидетелей Иеговы, конфисковать их имущество и все это — не дожидаясь вступления решения суда в законную силу.

14:42    Выступление в прениях начинает представитель административного ответчика Омельченко.

14:45    Омельченко анализирует неправовой характер обобщения, сделанного Минюстом, о том, что различные организации Свидетелей Иеговы будто бы являются единой организацией «со структурными подразделениями».

14:50    Омельченко приводит нормы законодательства о противодействии экстремизму. Закон не предусматривает таких экстремистских действий, как «деяние в форме бездействия», «деяние, совершенное неумышленно, по неосторожности». Верховный суд России не раз указывал, что экстремизмом могут быть только активные действия, направленные на насильственное изменение основ конституционного строя.

15:02    Представитель истца, по мнению Омельченко, дал в прениях какую-то собственную трактовку того, что такое экстремизм. Однако ответчик напоминает, что законную трактовку дают Верховный и Конституционный суд РФ. А эти суды постановили, что экстремизмом может считаться «разжигание розни и пропаганды социального, расового, национального, религиозного превосходства, наличие которого должно определяться с учетом всех значимых обстоятельств каждого конкретного дела, а именно формы и содержания деятельности или информации, их адресатов и целевой направленности, общественно-политического контекста, наличие реальной угрозы, обусловленной в том числе призывами к противоправным посягательствам на конституционно охраняемые ценности, обоснованием или оправданием их совершения».

«Ограничение посредством антиэкстремистского законодательства свободы совести и вероисповедания, свободы слова и права на распространение информации не должно иметь места в отношении какой-либо деятельности или информации на том лишь основании, что они не укладываются в общепринятые представления, не согласуются с устоявшимися традиционными взглядами и мнениями, вступают в противоречие с морально-нравственными или религиозными предпочтениями. Иное означало бы отступление от конституционного требования необходимости, соразмерности и справедливости ограничений прав и свобод человека и гражданина».

15:13    Омельченко: Действия Минюста не преследуют легитимную цель, они носят все признаки политических репрессий. «Прошу в удовлетворении требований административного истца отказать полностью».

15:16    В прениях выступает адвокат Женков. Он начинает с личного впечатления последних дней. Он оказался в одном из парков Москвы и увидел, что в этот парк пришли десятки Свидетелей Иеговы. У них не было плакатов и вышли они не для того, чтобы протестовать против судебного процесса, который начался в Верховном суде 5 апреля 2017 год. Они вышли, чтобы убрать мусор, скопившийся за зиму. Так кто же эти люди? Экстремисты или добрые христиане?

15:20    Минюст требует отобрать все богослужебные здания Свидетелей Иеговы на территории России, построенные верующими на собственные средства. Подобное происходило в России только единожды, а именно сто лет назад, в 1918 году. Тогда Декретом Совета народных комиссаров было отобрано все имущество, в том числе богослужебные здания, Русской православной церкви.

15:27    Женков: Минюст предположил, что Свидетели Иеговы от отчаяния говорят, что дела против них сфальсифицированы. Однако верующие не отчаиваются, замечает Женков. Они верят словам Библии, что нет ничего тайного, что не стало бы явным. И каждый понесет ответственность перед Богом за свои дела. Буквально на днях, 17 апреля 2017 года Президент РФ одобрил поправку в ст. 303 УК РФ, теперь предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по административным делам. Однако проблема фальсификаций должна волновать не только Президента, но прежде всего органы исполнительной власти, такие как Минюст (юстиция в переводе с латыни означает справедливость).

15:35    В деле присутствуют десятки грамот: благодарности не только за благоустройство территории, но за активную жизненную позицию, за помощь пострадавшим от стихийных бедствий, за помощь вынужденным переселенцам с территории Украины, за помощь дому ребенка, за благоустройство досугового центра для детей с ограниченными возможностями, за участие в марафоне «Помоги ребенку» и т.п. «Разве бывает так, что организация одновременно и полезная, и опасная?» — недоумевает Женков.

15:40    Женков анализирует показания свидетелей, как со стороны истца, так и со стороны ответчика.

15:45    Адвокат обращает внимание на экспертные заключения по литературе Свидетелей Иеговы. «Почему я снова останавливаюсь на литературе? Потому что литература, признанная экстремистской,— это единственная претензия к Свидетелям Иеговы в осуществлении экстремистской деятельности».

15:46    Женков: «В этом зале присутствовал человек, который родился в тюрьме. Потому что его маму на 5 месяце беременности приговорили как врага народа к 8 годам лишения свободы только за то, что она была Свидетелем Иеговы. В тюрьме она родила, и два года ребенок провел в тюремном детском доме. Отец не мог забрать его, потому что был сослан в Сибирь. В 1991 году государство признало мать жертвой политических репрессий, извинилось перед ней, назначило пенсию. И вот здесь в суде этот человек, родившийся в тюрьме, подходил ко мне и спрашивал: „Неужели Минюст желает повторения этой страшной истории?“. А я не знал, что ответить. Я и сейчас не знаю, что двигает представителями Министерства юстиции и теми, кто направляет этот процесс».

15:50    Женков: «Что будет в случае, если суд удовлетворит просьбу Минюста? Уважаемый суд, если в этом воля государства, тогда страна успешно приобретает себе 170 тысяч узников совести и соответствующую репутацию. Если же воля государства в том, чтобы соблюдался закон, то решение суда может быть только одно – отказать Минюсту в удовлетворении административного иска».

15:52    Выступление в прениях начинает представитель ответчика Топоров. «Обвинять Свидетелей Иеговы в экстремизме — это все равно, что обвинять в экстремизме младенца. Только младенец не способен совершать экстремистскую деятельность в силу своего возраста, а Свидетели Иеговы — в силу своего религиозного мировоззрения. Для них призывы к какому-либо насилию над людьми, насильственные действия, вражда и ненависть к людям по любым признакам — это серьезные грехи против Бога».

16:02    Говоря о самостоятельности МРО, Топоров ссылается на устав УЦ. МРО наделены абсолютным правом без учета волеизъявления Управленческого центра определять срок своего присутствия в названной структуре, решать вопросы о ликвидации, переходе в другие централизованные религиозные организации и т.п. «УЦ не вправе ликвидировать МРО, не является их учредителем… Какое же это структурное подразделение?» — вопрошает Топоров.

16:12    Завершая свое выступление, Топоров целиком приводит высказывание правозащитника Л. Алексеевой. В конце он говорит: «Вы, уважаемый суд, именно вы, здесь и сегодня можете устранить несправедливость и нечестность по отношению к сотням тысяч российских граждан, восстановить их доброе имя, укрепить доверие к закону о противодействии экстремизму, ясно показав различие между настоящими экстремистами и экстремистами, нарисованными на бумаге. Надеемся, что у суда хватит мужества сделать это и принять справедливое и беспристрастное решение, руководствуясь законом и даром от Бога — человеческой совестью».

16:16    Упомянув участившиеся нарушения прав, Новаков говорит: «Тем более, если Суд вынесет решение о ликвидации, это породит еще более трагичные последствия в масштабах всей страны. Любой Свидетель Иеговы может быть признан экстремистом со всеми вытекающими последствиями — повсеместным религиозным насилием против Свидетелей: от уничтожения и порчи имущества и нападений вплоть до причинения тяжкого вреда здоровью и убийств мирных верующих граждан на почве религиозной ненависти. На любом международном уровне вина за попустительство насилию и преследование по надуманным обстоятельствам будет возложена именно на органы государственной власти в России».

16:32    Новаков напоминает, что представитель Минюста в своих прениях обвинил Свидетелей Иеговы в цинизме. «Я скажу, что такое цинизм»,— говорит Новаков. Когда Минюст в суде над МРО сначала говорит, что права УЦ не затрагиваются, а потом эти решения предъявляет как основание для ликвидации УЦ. Или когда гораздо более жесткие высказывания против Свидетелей Иеговы Минюст воспринимает как «обычную критику», при этом называет «экстремизмом» те высказывания, которые далеки от экстремизма. Когда вопреки имеющимся данным Минюст отмахивается от сообщений о фальсификации, при этом не решается привести как основание для иска те случаи, когда фальсификация четко зафиксирована на видео. «Вот что такое цинизм!» — завершает Новаков.

16:40    Выступление в прениях начинает представитель Черепанов. Он считает, что, если суд оставит Свидетелей Иеговы в правовом поле, Россия не только не потерпит урона, а наоборот улучшит свою репутацию как внутри страны, так и на международной арене. Решения против Свидетелей Иеговы обжалованы в ЕСПЧ и Комитет по правам человека в ООН.

16:45    «У нас с Минюстом десятилетиями было хорошее сотрудничество,— говорит Черепанов. — Думаю, Минюст должен чувствовать себя в каком-то смысле нашим заступником, он же нас зарегистрировал!» Обращаясь к представителям Минюста, Черепанов говорит: «Давайте дружить! Не превращайтесь в карательный орган. Нам не хочется с вами судиться, мы просим, чтобы вы нам помогали, а не искали повода нас закрыть».

6:47      Черепанов говорит о проблеме очернения доброго имени Свидетелей Иеговы в СМИ. Приписываются разные злодеяния, например, «отъем квартир». Доказывая ложность этого мифа, Черепанов вспоминает библейскую заповедь «Не пожелай чужого».

16:50     «Сила могущественного государства как раз в том, чтобы защищать интересы меньшинства, потому что большинство постоит само за себя».

16:55    Выступает представитель ответчика Калин: «Необоснованным и необдуманным обвинением Минюст не только унижает себя и свои функции, но унижает все государство в глазах международного сообщества. Если у уважаемого представителя Минюста есть личные убеждения, что Свидетели Иеговы — экстремисты, мне очень жаль. Если представитель Минюста стал жертвой обстоятельств, в которое он попал, и вынужден исполнять просто роль обвинителя, мне тоже жаль. Но в том и другом случае придется отвечать перед собственной совестью».

15:56    Калин напоминает об ответственности перед Богом и говорит: «Пользуясь случаем, хочу вынести предупреждение Генпрокуратуре и Минюсту. Пожалуйста, опомнитесь! Пожалуйста, одумайтесь!»

17:00    Стороны обмениваются репликами.

17:01    Представитель Минюста напоминает, что суть иска в том, чтобы ликвидировать юридическое лицо, Минюст не предъявляет претензий к физическим лицам. Минюст напоминает суду показания одного из свидетелей истца, который был исключен религиозной общины. Минюст считает это нарушением прав граждан. В ответной реплике Женков напоминает о том, что в свое время Русская православная церковь отлучила от церкви писателя Л. Толстого. В наше время РПЦ отказалась отменить решение об отлучении, несмотря на ходатайства об этом. Это внутреннее дело церкви. Женков спрашивает, не намерен ли Минюст предъявить РПЦ какие-либо требования.

17:09    Суд удаляется в совещательную комнату.

17:18    Зал наполняется телевизионными журналистами... 

18:25    Суд по-прежнему в совещательной комнате. Зал ждет оглашения судебного акта.

18:46    Верховный суд принял решение ликвидировать централизованную религиозную организацию Свидетелей Иеговы в России, а также все 395 местных религиозных организаций этой религии.

Верующие уже начали готовить жалобу в апелляционную инстанцию (коллегию, состоящую из трех судей Верховного суда), которая должна быть рассмотрена в течение месяца.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100