Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 322 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РОССИЯ И ТРУДОВАЯ ЭТИКА

Печать

Андрей МЕЛЬНИКОВ

 

svidetel kadrКапитализм без протестантов становится диким

Епископ Константин Бендас о том, принимает ли трудовую этику Реформации русская душа

 

В связи с открытием Года Реформации в России отечественные пятидесятники провели круглый стол, посвященный трудовой этике протестантизма. В кулуарах мероприятия своими рассуждениями на эту тему с ответственным редактором «НГР» Андреем МЕЛЬНИКОВЫМ поделился первый заместитель начальствующего епископа и управляющий делами Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) епископ Константин БЕНДАС.

 

 

Недавно папа Римский Франциск назвал тяжким грехом практику увольнения сотрудников ради экономической прибыли. Вам не кажется, что это звучит как укор в том числе Реформации, которая реализовала себя в рамках жесткой капиталистической системы?

В вашем вопросе содержатся еще два, если не три вопроса. Но я попробую ответить по возможности кратко. Во-первых, любое заявление папы Римского нужно рассматривать в контексте длинной истории дискуссии внутри Католической церкви по данному вопросу. В указанном вами случае – это более чем 100-летняя (и довольно интенсивная!) история развития социальной доктрины Католической церкви (если считать с энциклики Rerum Novarum 1891 года). Католическая церковь давала свой ответ, с одной стороны, на вызовы социализма с его идеей социальной справедливости, а с другой – дикого капитализма с его поклонением чистой прибыли. Замечу, что обе эти проблемы присутствовали в первую очередь в странах с преобладающим католическим населением, где капитализм не был сдержан той самой протестантской этикой. Потому я и назвал его выше диким.

Теперь относительно «жесткости» капитализма. Тут тоже все не так однозначно. Считаете ли вы жестким требование к машинисту поезда, чтобы он приходил по расписанию? Или к водителю автомобиля, чтобы он не выезжал на встречную полосу, да и вообще соблюдал правила? Будет ли жестким уволить врача, совершившего врачебную ошибку, повлекшую гибель (или причинившую серьезный ущерб здоровью) пациента? Или привлечь к ответственности чиновника за взятку? Если вы отвечаете, что это жестко, то тогда капитализм – жесткая система. Поскольку в основе его лежит личная (и это принципиально важно!) ответственность человека за свои действия. У нас до этого еще не дошло, потому вы можете прийти в магазин и не обнаружить ценников выложенного товара. И продавцы искренне считают, что это не входит в сферу их ответственности. Потому я бы не сваливал все в одну кучу. Папа Франциск совершенно прав: увольнять сотрудников только ради прибыли – это действительно тяжкий грех. Но при чем тут Реформация?

 

Можно ли вообще сочетать эффективность, успешность (что, кажется, равно Божьему благословению по версии реформатов) и милосердие в бизнесе?

Опять же очень емкий вопрос. Успешность, по версии реформатов, совсем не равна Божьему благословению. Это так выглядит только в очень упрощенном пересказе Макса Вебера, который тоже этого не утверждал. Успех может сопровождать труд человека, и часто такое бывает (на что, собственно, Вебер и указывает). Но для реформатов благословением Божьим является сам труд, поскольку в труде человек, во-первых, реализует Божье призвание в своей жизни, а во-вторых, служит ближнему, восполняя его нужды. И Лютер, и Кальвин, и другие деятели Реформации, а также более поздние богословы об этом пишут очень много.

И вот если мы задумаемся над тем, что труд есть служение ближнему и восполнение его нужд, то мы увидим, что милосердие не только возможно, но и необходимо. Об этом, кстати, свидетельствует размах всякого рода благотворительных фондов и волонтерских организаций в протестантских странах, которые существуют, замечу, отнюдь не на бюджетные деньги.

Дело в том, что в основании протестантской этики лежит не культ успеха, а библейские принципы. А в Писании черным по белому написано о том, что надо помогать нуждающимся. А чтобы было из чего помогать, нужно самому хорошо работать. Потому эффективность и милосердие просто неотделимы друг от друга. Во всяком случае, для тех, кто придерживается библейской картины мира.

 

Протестантизм получил особое распространение в постсоветские годы, настолько большое, что это должно было оказать влияние на формирование представлений современных россиян на трудовые и коммерческие отношения, на вопросы частной собственности. Случилось ли это? Если да, то в чем выражается, какие результаты дало?

Я рад, что вы так высоко оцениваете распространение протестантизма в нашей стране. Мои оценки намного более скромные. Действительно, если сравнивать с советским периодом, наши общины переживают серьезный рост. Но по отношению ко всему населению нас пока не так много.

Что касается влияния на трудовые отношения и частную собственность, нужно понимать, что этика меняется очень медленно. Прошло более четверти века после развала СССР, а мышление у многих наших соотечественников (причем даже у тех, кто родился после 1991 года) до сих пор остается советским. Отсюда завышенные ожидания от государства, нежелание брать на себя ответственность и так далее. А с другой стороны – культ потребления и показная роскошь. На настоящий момент протестанты очень слабо повлияли на представления современных россиян о том, что такое труд, предпринимательство, в чем смысл денег и богатства. На этой ниве нам предстоит еще очень много работы!

 

Многие обвиняют в жестокости периода первоначального накопления капитала в 1990-е годы в России западных советников, носителей протестантской системы ценностей. Можно ли с этим согласиться?

Неужели это западные советники стали основными бенефициарами проведенной приватизации и залоговых аукционов? Мне сложно судить, носителями каких ценностей были те люди, которых приглашали в качестве советников и экспертов в те годы, поскольку я лично с ними не знаком. Но мне кажется, среди людей, сколотивших свое богатство в то время, были только наши соотечественники…

При этом я хочу обратить внимание на любопытную деталь, которая содержится в вашем вопросе. В нем подспудно присутствует идея, что в наших бедах виноват кто-то другой. И такое отношение к жизни, к сожалению, у нас проявляется не только по отношению к 90-м годам. Конечно, всегда есть недоброжелатели. Возможно, есть и те, кто намеренно стремится причинить нам вред. Мир, в котором мы живем, вообще очень несовершенен. Или, как говорит Священное Писание, поражен грехом.

Но суть протестантского подхода к жизни как раз и состоит в том, что мы не ищем виноватых где-то вовне. Если я попал в проблему, не важно, кто ее создал, это стало моей ответственностью. Ведь именно мне теперь нужно ее решить. Я не могу изменить мир, не могу изменить других людей, зато я могу измениться сам. И за счет этих изменений решить проблему, возможно, даже превратить ее в ресурс, в преимущество. И это относится как ко мне лично, так и к семье или обществу. На мой взгляд, такой подход намного более продуктивен, чем поиск виноватых.

 

Не входят ли в противоречие ценности труда и предпринимательства, которые протестанты обретают вместе с западной верой, с традиционными ценностями русских людей? Или, может быть, этот союз порождает новые формы?

Сначала нам надо понять, что считать «традиционными ценностями русских людей»… Я бы предложил иначе поставить вопрос: что происходит с человеком в результате встречи с Христом? Мне кажется, изменения, которых требует от нас эта встреча, несравненно более радикальны, чем любые культурные отличия.

Что же касается синтеза, приведу в пример Южную Корею. Это далеко не западное общество в смысле национального менталитета. На сегодня почти 25% населения Южной Кореи исповедуют протестантизм. И этот протестантизм очень сильно отличается от европейского или американского – так же, как японское православие отличается от русского, хотя это одна Церковь. Христианство вообще независимо от конфессии очень универсально в смысле культуры: легко адаптирует те культурные формы, которые не противоречат Евангелию.

 

Много ли успешных людей в общине пятидесятников? Отличается ли соотношение богатых и бедных в протестантских и православных сообществах России?

Вначале нужно определиться, кого считать успешным человеком. Если человек избавился от наркотической зависимости, восстановил отношения с родителями, нашел работу, завел семью и родил детей – он успешный или еще нет? А если у человека денег много, его по телевизору показывают, но он не смог сделать счастливой свою жену или воспитать достойных детей – он успешен?

У нас другой критерий оценки. Ведь цель Церкви – помочь человеку двигаться за Христом, все более преображаясь в Его образ. Мы верим, что это проявляться должно во всех сферах жизни: в семье, в социальной активности, в труде… При этом у разных людей разное призвание. Я знаю немало людей, которые могли бы быть предпринимателями, но Бог призвал их к пастырскому служению. Они успешно служат людям, но их материальное положение нельзя назвать выдающимся. Другие посвящают себя служению наркозависимым, у них вся жизнь подчинена этой задаче. Их богатство – это люди, избавившиеся от наркотиков и живущие полноценной жизнью. Но есть и те, кто идет в бизнес. Но, как правило, это бизнес буквально «с нуля», потому олигархов у нас нет.

 

Вы сибиряк. Сибирские люди с дореволюционных времен известны своей инициативностью и без всякого протестантизма. Может быть, России для изменения трудовой этики и отношения к личному успеху нет необходимости обращаться к опыту протестантизма и у нас есть свои ресурсы, еще не до конца освоенные, для превращения в экономически успешную нацию?

Ну уж без всякого протестантизма! Как раз в Сибири наших единоверцев было намного больше, чем в среднем по России. Их же туда ссылали! Ведь история протестантизма в России началась почти сразу после европейской Реформации. Первые протестанты в нашей стране появляются уже в XVI веке, а во второй половине XVI века в Москве появляется первая протестантская церковь, в которой совершаются регулярные богослужения. Потому у протестантов в России – длинная история. Кроме того, заметный процент населения Сибири составляли старообрядцы, у которых трудовая этика близка к протестантской, что, кстати, тоже доказывает, что основные положения протестантизма не так уж далеки от российского культурного кода. Заметим, что именно старообрядцы, несмотря на гонения, составляли экономическую основу Российской империи. Около 80% торгового капитала было именно в их руках. Так что вы совершенно правы: у нашей страны есть огромный, пока, к сожалению, мало востребованный ресурс для позитивных перемен, в том числе для экономического развития. И я уверен, протестанты сыграют в этом далеко не последнюю роль.

 

Илл: кадр из фильма "Свидетель"

 

Источник: НГ-религии

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100