Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 192 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СУД И ВЕРА

Печать

Александр НЕЖНЫЙ 

 

 

molot ill7Предисловие*

 

На рубеже столетий власть решила, что со Свидетелями Иеговы пора кончать.  Начали с Москвы, где Головинскому суду было поручено на веки вечные запретить Московскую организацию Свидетелей. В ту пору не было еще похабного закона об оскорблении чувств верующих, Чаплин еще служил в ОВЦС  и еще не до конца превратился в чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй, призывающее мочить врагов православия и Отечества, как это было заведено на Лубянке в славные годы Ягоды-Ежова-Берия, тогдашнему Предстоятелю РПЦ еще не предносился во сне и наяву русский мир на весь мир  - однако уже тогда было ясно, куда плывет несчастное наше Отечество. И приплыло все-таки – не правда ли? 

Всё позабыто – и страдания мучеников, и надежды на новую Россию, и право на свободную совесть. Поэтому, мне кажется, будет совсем не лишним напомнить нашим гражданам о том, что происходило в Головинском суде в 1999 и 2001 годах и к чему это привело.

 

***

В Москве, в Головинском межмуниципальном суде, недавно закончился процесс, какого в России ещё не бывало.

Больше того: ежели нечто подобное когда либо и происходило на грешной земле, то исключительно в давно минувшие времена Генриха Инститориса и Якова Шпренгера, двух передовиков борьбы с суккубами и инкубами, обобщивших накопленный инквизицией опыт в поучительной книге под названием “Молот ведьм”. Мужи непреклонные, они шуток шутить не любили и всё разложили по аккуратным инквизиторским полочкам. Как, к примеру, нравится вам “Двадцать пятый вопрос о том, каков шестой способ произнесения приговора”? Или первые его строки, этого двадцать пятого вопроса о шестом способе: “Шестой способ произносить приговор касается таких обвиняемых, дело которых после разбора судьями и сведущими людьми указывает на то, что они возбуждают сильнейшее подозрение в еретичестве”?

Теперь же, когда о “Молоте ведьм” мы получили кое-какое представление, попробуйте угадать, господа мои, откуда извлечена мною эта вот речь: “И этот текст, на мой взгляд, не требует никаких пояснений, поскольку говорится, что христианский мир учит ложным доктринам, предал Бога и Библию. Святыни христианского православия, католицизма и т.д. противопоставляются святыням, которым они поклоняются”. Кто это? Авторы “Молота”? Инквизитор N 1 всех времён и народов Торквемада – перед тем, как отправить на костёр очередную из ста тысяч своих жертв? Император Сигизмунд, повелевающий сжечь Яна Гуса? Нет, господа. Это не они. Это наша с вами соотечественница и современница, не лишенная миловидности женщина лет, наверное, тридцати пяти, с высшим, я полагаю, юридическим образованием – Татьяна Ивановна Кондратьева, помощник прокурора Северного Административного округа Москвы. В помянутом мною процессе она поддерживала обвинение и доказывала суду, что московскую общину Свидетелей Иеговы следует запретить.

Почему?

Если отвечать, не кривя душой, то прокурор Татьяна Ивановна должна была бы сказать: “Вера у них не наша, не православная”. Вообще говоря, за три недели процесса  Татьяна Ивановна не раз и даже не два потрясала и суд, и почтенную публику заявлениями, совершенно  немыслимыми в светском судопроизводстве, но зато обладающими неотразимой силой в трибунале, искореняющем ересь. “Вы сказали, – обращалась, к примеру, она к координатору Управленческого центра Свидетелей Иеговы В.М. Калину, – что вы не признаете Святую Троицу и что Единый Бог – это Бог Иегова, а Христос, соответственно, Сын. Скажите, пожалуйста, значит ли это, что вы отрицаете божественность Христа?”

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Либо признавай божественность Христа – либо волчий билет тебе в зубы. Либо молись Отцу и Сыну и Святому Духу – либо пошёл-ка из нашей первопрестольной куда-нибудь за 101-ый километр. Либо предъяви справку от приходского батюшки о твоей религиозной благонамеренности – либо горькими слезами омоешь свой еретический грех.

Всё, однако, не так просто. Хотя большие и не очень большие чиновники время от времени объявляют, что Русская православная церковь в нашем Отечестве является первой и главной, эпоха государственного православия ещё не наступила, и прокурор обязан был предъявить суду нечто более весомое, грубое и зримое, чем отрицание божественности Христа. За последние три года прокуратура четырежды пыталась привлечь Свидетелей к уголовной ответственности – но всякий раз дело рассыпалось из–за отсутствия состава преступления. Теперь решили зайти с другого бока и обвинить московскую общину в нарушении Закона “О свободе совести и религиозных объединениях”.

Нарушения такие: разжигание религиозной розни, принуждение к разрушению семьи, склонение к самоубийству, посягательство на личность, права и свободу граждан.

Хорошенький букетик из отборного чертополоха.

Свидетелям Иеговы, между тем, к подобным поворотам судьбы не привыкать. Сначала они не приглянулись (со всеми вытекающими отсюда последствиями) товарищу Сталину, верный соратник которого Лаврентий Павлович в один день отправил всех, имевшихся на ту пору в наличии в СССР Свидетелей вместе с малыми детьми и немощными стариками, далеко за Урал; затем их усердно гноили при Никите Сергеевиче и Леониде Ильиче; а с пришествием в наши чахлые кущи благословенной свободы власть, подталкиваемая священнослужителями всех чинов и званий, принялась очищать Россию – то бишь канонически православную территорию – от сектантского сорняка. И едва ли не в первую очередь – от Свидетелей Иеговы.

Есть, правда, некоторое различие в причинах государственной нелюбви к Свидетелям вчера и сегодня. Вчера – отщепенцы, политически чуждые советскому народу своим откровенным нежеланием строить коммунизм; сегодня – изгои, духовно чуждые созидающему православную империю российскому народу. И хотя сегодняшнее обвинение то и дело поглядывает во вчерашние приговоры, державный орёл вряд ли с таким тупым усердием клевал и когтил Свидетелей, если бы не благословляющая и направляющая рука Московской Патриархии. Все три недели процесса она незримо присутствовала в маленьком зале суда, весьма часто, впрочем, материализуясь то в речах прокурора, то в показаниях привлеченных обвинением свидетелей. И какой бы сюжет из прокурорского представления ни разбирал суд, почти непременно возникал вопрос о сущности вероучения Свидетелей, без ответа на который судье и двум заседателям невозможно было произнести своё окончательное быть или не быть. Правовая проблема с удручающей неизбежностью упёрлась в богословскую. Суд словно  переместился в пятнадцатый век, и за его стенами был бы вполне кстати костёр для еретиков и добрая старушка, от чистого сердца подкладывающая в сжигающий Яна Гуса огонь купленную на последний грош вязанку хвороста.

(...)

 

* Александр Нежный. Суд и вера. Очерки с процесса о ликвидации московской общины СИ на рубеже веков. Часть первая 

 

Источник: Портал-Credo

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100