Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 132 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОГ ШЕЛЬМУ МЕТИТ

Печать

  • Текстовой репортаж о третьем дне заседаний в Верховном суде РФ по иску Минюста РФ о ликвидации религиозной организации "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" (1 день,   2 день ,  3 день)

 

si 1204178:00      Москва, Поварская улица. Бодрящее утро. Окоченевшие пальцы. У входа более 200 человек. Те, кто стоит в начале очереди, приехали к суду на такси к 5:30, но они не были первыми: в припаркованных машинах уже грелись верующие, приехавшие на суд, в котором решается свобода вероисповедания в России.

9:30      Накануне, 11 апреля 2017 года, в большинстве групп Свидетелей Иеговы благополучно прошло празднование Вечери Господней. На данный момент известно, что полицейские и сотрудники других правоохранительных органов вторглись на празднование в г. Снежинске (Челябинская обл.). Они переписали паспортные данные верующих. Также правоохранители приходили на богослужения в г. Красноярске и г. Мичуринске (Тамбовская обл.), чтобы задать верующим вопросы или вручить повестки.

9:58      «Прошу всех встать!» Суд объявляет продолжение судебного заседания и для дачи объяснений предоставляет слово адвокату Антону Омельченко. Омельченко говорит, что его объяснения будут касаться того, как иск Минюста нарушает положения Конституции РФ и международных договоров.

10:12    Громко и убедительно Омельченко доказывает, что иск Минюста противоречит статьям 9, 10, 11 Европейской конвенции, статьям 28, 29, 30 Конституции РФ, а также положениям Международного пакта о гражданских и политических правах. Он приводит цитаты из решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в которых авторитетный суд устанавливает право Свидетелей Иеговы на свободу вероисповедания. То, что требует Минюст, не является оправданной и соразмерной мерой.

10:18    ЕСПЧ в своих постановлениях ясно определил, какие тексты могут считаться возбуждающими ненависть и вражду — подстрекательство к насилию, к кровной мести, призывы, оправдывающие необходимость применения физической силы. Примечательно, что в меморандуме, который Российская Федерация направила в ЕСПЧ, именно Минюст признал, что в литературе Свидетелей Иеговы нет открытых призывов к насилию (п. 41).

10:25    Омельченко отмечает, что общины Свидетелей Иеговы, которые Минюст просит ликвидировать, получали множество грамот и благодарностей от местных властей (имеются в деле), однако предупреждений о недопустимости экстремистской деятельности они не получали.

10:31    Говоря о несоразмерности требуемой Минюстом меры, Омельченко перечисляет шаги, которые предпринял Управленческий центр (УЦ) Свидетелей Иеговы: 1) уведомлял все МРО о внесении книг в ФСЭМ, 2) создал комиссию для предотвращения появления экстремистских материалов, 3) безрезультатно уведомлял органы власти о подбросах, 4) безуспешно спрашивал у Генпрокуратуры, какие еще меры могут ожидаться от Свидетелей Иеговы, чтобы не допустить «экстремистской деятельности».

10:43    Международное законодательство запрещает бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение. Эта норма защищает достоинство, в том числе право психической неприкосновенности личности. Иск Минюста о запрете Свидетелей Иеговы ломает моральное и физическое сопротивление личности, поскольку вынуждает их бояться открыто исповедовать свою веру. Часть жертв уголовного преследования за веру в Таганроге по вынесении приговора покинули РФ и даже получили политическое убежище в странах Европы. Их бегство красноречиво свидетельствует о том, что верующие боятся открыто исповедовать свою религию. Конечно, большинство из 175 тысяч верующих не покинут Россию, а значит, будут подвергаться преследованию в России.

10:50    Омельченко анализирует законность действий Минюста. Действующим законодательством Свидетели Иеговы признаны жертвами политических репрессий. На Минюст (среди прочих ведомств) законом наложена обязанность по содействию реабилитации верующих. Однако Минюст движется в противоположном направлении. Омельченко перечисляет внутрироссийские и международные призывы к Российской Федерации остановить политически мотивированные преследования Свидетелей Иеговы, неправомерное использование антиэкстремистского законодательства применительно к Свидетелям Иеговы. Речь идет, к примеру, о подписанном самыми известными российскими правозащитниками обращении «Репрессированные снова подвергаются преследованиям», об открытом обращении Московской Хельсинкской группы, а также о призывах со стороны различных структур в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организации объединенных наций и др. Международные нормы, касающиеся недопущения репрессий, предписывают обращать пристальное внимание на сигналы, поступающие от правозащитного сообщества. Минюст же, игнорируя все поступающие сигналы, продолжает действовать как репрессивный орган.

11:04    Омельченко говорит о предвзятой позиции Минюста. Экспертные учреждения при Министерстве юстиции приходили к взаимоисключающим выводам в отношении одних и тех же материалов Свидетелей Иеговы. Минюст ничего не предпринял для устранения этой ситуации. Более того, Минюст всегда настаивал на применении только тех выводов экспертов, которые находили «признаки экстремизма» в литературе Свидетелей Иеговы. Это новые доказательства того, что иск Минюста о запрете Свидетелей Иеговы политически мотивирован.

11:12    Адвокат Женков просит возможности дать объяснение по поводу решения суда, которое несколько дней назад Минюст представил суду в качестве «примера нарушения прав граждан со стороны религиозной организации» (история пациента, который из двух альтернатив выбрал медикаментозное лечение, а не переливание донорской крови).

Адвокат, во-первых, недоумевает по поводу того, почему Минюст не пояснил, откуда у них документ, содержащий врачебную тайну.

Во-вторых, Женков говорит, что в случае отказа от переливания речь не только не идет о нарушении чьих-либо прав, но, наоборот, о том, что гражданину были обеспечены права — право на добровольное информированное лечение. Если бы пациенту отказали в лечении только по религиозному признаку — это было бы нарушением прав. Женков зачитывает выдержки из Приказа Министерства здравоохранения, касающегося опасностей переливания компонентов крови, а также необходимости предварительно получать от пациента письменное согласие на проведение данной операции. Женков отмечает, что в Приказе нет оговорки, о том, что представителям одних религий разрешено пользоваться правом на информированное согласие, а другим не разрешено.

11:30    Судья начинает задавать вопросы представителям ответчика.

Первый вопрос: дает ли УЦ Свидетелей Иеговы толкование Библии местным организациям? Ответ: нет, толкование священных текстов предоставляет Руководящий совет Свидетелей Иеговы (международное руководство).

Новый вопрос: в каком смысле УЦ обеспечивает «координацию деятельности» МРО (согласно Уставу). Ответ: МРО являются самостоятельными юридическими лицами, однако УЦ предоставляет им рекомендации. Например, если стоит вопрос о строительстве богослужебного здания, УЦ может со ссылкой на Библию рекомендовать строительство скромного, непомпезного здания. Однако конечное решение о том, каким будет новое здание, принимает МРО.

Очередной вопрос суда: утверждал ли УЦ уставы тех 8 МРО, которые были ликвидированы решениями судов. Представитель Топоров объясняет суду, что учредители нового МРО обращаются в УЦ с просьбой о вхождении в структуру УЦ, чтобы ускорить процедуру регистрации. В таком случае УЦ безусловно согласовывает их уставы, чтобы убедиться в том, что учредители являются Свидетелями Иеговы и что их цели задачи совпадают с вероучением Свидетелей Иеговы.

Суд интересует вопрос, является ли УЦ учредителем некоммерческих, общественных организаций или МРО, ведь в Уставе такая возможность прописана. Адвокаты объясняют суду, что возможность в Уставе прописана «на всякий случай», однако она реализована не была. Учредителями всех МРО были местные граждане. К примеру, в уставе также прописана возможность ввозить литературу, однако эта возможность тоже не реализуется в силу объективных обстоятельств.

12:05    Суд интересует вопрос, входят ли председатели МРО в состав руководящего комитета УЦ. Калин поясняет, что члены МРО никогда не входят в состав руководящего комитета УЦ.

Бывают ли решения УЦ, обязательные для МРО? Калин поясняет, что когда МРО запрашивают материальную помощь от УЦ (в виде пожертвования), центр интересует вопрос, как расходуются средства. К примеру, УЦ предоставляет проект скромного богослужебного здания, и МРО согласовывает этот проект с местными властями. Или если происходит стихийное бедствие, УЦ жертвует средства на помощь верующим и сотрудничает с МРО в том, чтобы помочь пострадавшим Свидетелям Иеговы, а также их родственникам.

Суд спрашивает, расходовались ли средства на изготовление полиграфической продукции? Ответчики поясняют, что нет.

Суд: А ввозил ли УЦ литературу, которая впоследствии была признана экстремистской? Ответчики объясняют, что функция УЦ чисто логистическая: заказ от физических лиц собирает непосредственно зарубежное издательство, и оно же отправляет им литературу. УЦ не занимается «распространением» литературы.

Суд: Одна из книг была ввезена в Россию незадолго до того, как она была признана экстремистской, однако когда она была распространена среди верующих? Адвокаты обращают внимание на имеющееся в материалах дела письмо, в котором УЦ сразу же сообщает всем МРО о внесении этой книги в ФСЭМ и просит больше ею не пользоваться. Естественно, после этого УЦ эту книгу не мог распространять.

Суд: Какова судьба полиграфической продукции, которая признана экстремистской? Она изымается центром у верующих? Уничтожается? Адвокаты объясняют, что УЦ не может диктовать верующим, что делать с литературой, которая находится в их собственности. Однако может обращать внимание на положения закона, и делает это.

12:30    Очередь задавать вопросы переходит к истцу. Какова роль УЦ в утверждении уставов МРО и их членов? Омельченко приводит следующий пример. Роль УЦ в утверждении уставов МРО схожа с ролью самого Минюста: Минюст проверяет уставы на соответствие закону, а УЦ проверяет уставы на каноническое соответствие.

Новые вопросы представителя Минюста посвящены выяснению того, насколько самостоятельны МРО в своей деятельности, насколько велико влияние УЦ на МРО, в том числе в утверждении руководящих органов и уставов МРО.

Суд задает представителю Минюста встречный уточняющий вопрос: «С точки зрения законности, как это влияет на правоспособность и правосубъектность юридических лиц?» Вопрос превращается в риторический. Минюст: Кто такие разъездные служители? Кто такие специальные проповедники? Представители ответчика объясняют, что эти служители сотрудничают с религиозными группами, а не с МРО.

12:50    Суд (обращаясь к представителю Минюста): Есть ли у истца доказательство того, что разъездные служители и специальные проповедники как-то причастны к вступившим в силу решениям компетентных органов о признании физических лиц или МРО виновными в экстремистским деятельности? Нет, у Минюста таких фактов нет.

Суд (обращаясь к представителю Минюста): По-прежнему ли Минюст считает, что судебные акты в отношении физлиц и МРО имеют преюдициальную силу для нашего дела? Да, Минюст по-прежнему так считает, поскольку УЦ было известно об этих делах. Суд настоятельно просит представителя Минюста впредь четко указывать, на какие нормы закона ссылается ведомство, поскольку перед судом стоит задача проверить законность исковых требований Минюста.

13:10    Представитель Минюста пытается выяснить у ответчиков, а не указывает ли тот факт, что УЦ оказывает материальную помощь МРО, на то, что УЦ и МРО — это единая организация, подчиненная УЦ. Адвокат Женков объясняет, что, если человек оказывает своему другу материальную помощь, это не означает, что этот друг оказывается в какой-то зависимости. Минюст: Ведет ли УЦ проверки финансовой деятельности МРО? Адвокаты объясняют, что такой обязанности у УЦ нет, зато именно Минюст осуществляет регулярные проверки финансовой деятельности МРО, о чем свидетельствуют сотни имеющихся в делах актов проверок Минюста. Причем ни одна из проверок не выявила расходования средств на неуставные цели.

13:25    Представителя Минюста интересует вопрос, почему УЦ направил письмо в МРО о признании одной из книг экстремистской лишь после ее включения в ФСЭМ, если по собственному признанию верующих они знали о принятии решения раньше, из информации на сайте районного суда. Адвокаты объясняют, что отслеживать решения судов на официальных сайтах судов крайне затруднительно, к тому же из краткой информации на сайте суда не было понятно, что речь идет именно о публикации Свидетелей Иеговы, а не об одноименном издании иного происхождения.

13:35    Представитель Минюста обращает внимание на то, что, согласно устаревшей (до 2010 года) копии «Основ вероучения Свидетелей Иеговы», основным средством распространения учений Свидетелей Иеговы является журнал «Сторожевая башня». Разрешение на распространение этого периодического издания было отозвано в России, а документ «Основы вероучения», представляемый в Минюст, соответственно изменен. Представителя Минюста интересует, что же является источником учений Свидетелей Иеговы сейчас. Адвокаты объясняют, что основой вероучения Свидетелей Иеговы является Библия, причем большинство религиозных книг Свидетелей основаны на православном Синодальном издании. Само периодическое издание «Сторожевая башня» не было признано экстремистским, а только лишь несколько его отдельных выпусков. С 2015 года никакие публикации вообще не ввозятся в страну.

13:40    Суд объявляет перерыв в судебном заседании до 14:30.

14:30    Представитель Минюста продолжает задавать вопросы представителям Свидетелей Иеговы. Какие меры принимал УЦ для недопущения экстремистской деятельности после вынесения предупреждения Генпрокуратуры 2 марта 2016 года. Адвокаты перечисляют. Суд задает представителю Минюста уточняющие вопросы: Если бы УЦ вообще ничего не предпринимал? Было бы основание их ликвидировать? Бывает ли экстремизм «по неосторожности» или «по бездействию»? Ответ представителя Минюста: Нет. Суд: Если нет, что мы вообще пытаемся выяснить? Зачем тогда вообще министерство юстиции вменяет это в вину УЦ?

14:45    Минюст представляет суду «внутренний» документ Свидетелей Иеговы, полученный Минюстом из «открытых источников». На уточняющий вопрос суда представитель Минюста сообщает, что письмо взято с сайта телекомпании НТВ. Представитель Минюста считает, что текст письма поможет прояснить, как между собой финансово связаны УЦ и МРО. Адвокаты не готовы подтвердить, что такое письмо подлинно, однако уже очевидно, что МРО не являются ни получателями, ни отправителем письма, а значит письмо не имеет никакого отношения к данному процессу. Суд откладывает на потом вопрос о том, приобщить ли данный текст к материалам дела.

14:58    Минюст ходатайствует о допросе четверых свидетелей со стороны истца. Речь идет о людях, которые в прошлом исповедовали религию Свидетелей Иеговы, но впоследствии ее покинули. Ответчики возражают. Суд удовлетворяет ходатайство о допросе свидетелей со стороны истца.

15:05    Начинается опрос свидетеля со стороны ответчика, Валентина Завьялова, с 1992 года профессор в МИСИ. Исповедует религию Свидетелей Иеговы более 20 лет. Сообщил о том, что на встречах его религиозной группы никогда не используется литература, внесенная в ФСЭМ. Наименования этой литературы вывешены на стене того помещения, где проводятся богослужения. Верующие тщательно осматривают помещение до начала богослужений, чтобы исключить возможность нахождения такой литературы на богослужениях.

15:20    Свидетель Евгений Складчиков, доктор технических наук, профессор МГТУ им. Н. Баумана. Стал Свидетелем Иеговы в 1998 году. Говорит, что в религии Свидетелей Иеговы его привлекло безусловное миролюбие библейского учения, оно совершенно не совместимо с экстремизмом. Никакие экстремистские публикации на богослужениях не используются.

15:30    Свидетель Вилен Кантере, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники. Представитель ответчика Топоров: «Став Свидетелем Иеговы 25 лет назад, преследовали ли вы экстремистские цели?» Свидетель: «Боже упаси! Нет, конечно!» Свидетель поясняет, что это несовместимо с верой Свидетелей Иеговы. Топоров: «Используете ли вы материалы, включенные в ФСЭМ?» Свидетель поясняет, что, как законопослушный гражданин, уничтожил эти публикаций. (Впрочем, Кантере говорит, что оставляет в стороне вопрос, согласен ли он с тем, что эти публикации внесены в ФСЭМ.) Десятки его учеников защитили кандидатские и докторские диссертации. Его религия никак не противоречит его научной деятельности. На вопрос представителя Минюста поясняет, что его религия не препятствует получению высшего образования. Как научный работник, он считает, что к получению образования нужно подходить ответственно.

15:50    Свидетель Татьяна Кремнева, доктор педагогических наук. В рамках научной деятельности занимается вопросами профилактики жестокого обращения с детьми, а также экстремистских проявлений в молодежной среде. Исповедует религию Свидетелей Иеговы. Представитель Топоров: Когда вы стали Свидетелем Иеговы, стали ли у вас возникать побуждения совершать экстремистские действия? Ответ: Нет, религия Свидетелей Иеговы несовместима с экстремизмом. Вопрос суда: почему вы не стали учредителем МРО? Свидетель: Не вижу необходимости. Суд: Вы на богослужениях не возбуждаете друг в друге розни к другим религиям? Свидетель: Нет. Адвокат Женков: Учение Свидетелей Иеговы помогало вам воспитывать ребенка? Свидетель рассказывает о том, что гордится своим ребенком, его успехами в учебе и труде. Женков: как вы относитесь к коллегам и студентам, которые не разделяют вашу религию? Ответ свидетеля: Положительно, без ненависти, неуважения, презрения, дискриминации.

16:05    Минюст приглашает своих свидетелей. Первый свидетель Наталья Корецкая. Свидетель покинула религию Свидетелей Иеговы много лет назад. Она не может пояснить суду, откуда ей в таком случае могут быть известны «факты экстремистской деятельности» последних лет.

16:54    Опрашивая свидетеля Корецкую, суд обратил внимание, что она пользуется личными записями при даче показаний. Адвокат Омельченко спросил, чем объяснить схожесть формулировок из ее записей с текстами с сайта известного антисектантского центра. Суд принял решение ознакомиться с записями Корецкой позднее.

Продолжается допрос свидетелей Минюста. Показания дает бывший Свидетель Иеговы Павел Зверев.

18:11    Опрашивая свидетеля Зверева, суд интересуется: «Если вам причинен вред, обращались ли вы в компетентные органы по этому поводу?» Свидетель не обращался. Зверев рассказал, что под влиянием литературы Свидетелей Иеговы он лично испытывал ненависть к священнослужителям православной религии. Свидетель отрицает, что он состоит в антикультистских организациях, хотя встречался и фотографировался с наиболее известным «сектоведом».

Свидетель Минюста Петрова, бывший Свидетель Иеговы. В 1983 году, став Свидетелем Иеговы, она оставила работу, связанную с пропагандой военного героизма, поскольку это не соответствует вероучению Свидетелей Иеговы. В 2009 году она покинула религию Свидетелей Иеговы. В качестве примера экстремистской деятельности Управленческого центра свидетель приводит факт, что Свидетели Иеговы исключают из своих рядов тех, кто совершает грехи. (Суд поинтересовался у представителя Минюста, какие именно доводы Минюста, приведенные в иске, подтверждаются показаниями данного свидетеля? Минюст снова говорит про возможную угрозу неопределенному кругу лиц.) На вопрос суда, видела ли свидетель Петрова, чтобы кто-то распространял экстремистскую литературу, свидетель отвечает, что не видела.

Суд приглашает последнего свидетеля Минюста, В.В.Корецкого.

18:30    В 2009 году Корецкий покинул ряды Свидетелей Иеговы. Судья спрашивает, ограничиваются ли 2009 годом его знания о Свидетелях Иеговы. Свидетель: да. Минюст просит свидетеля пояснить, что он знает об отношении Свидетелей Иеговы к высшему образованию, к государственной символике. Суд спрашивает представителя Минюста: «Если вы не указываете эти моменты в основаниях иска, зачем нам это выяснять?» Представитель Минюста: «Вопрос снят». На вопрос суда, заинтересован ли Корецкий в исходе дела, он отвечает коротко: «Да».

 

Суд объявляет перерыв до 19 апреля 2017 года 10:00.

 

Источник

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100