Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СВЯТОЙ ЯЗЫЧНИК

Печать

Кирилл ИВАНОВ

 

kreshenie rusiПринятие христианства - поворотный момент в истории Древней Руси. После него пошла иначе вся история, а разрозненные земли постепенно стали чувствовать себя частями единого целого. Это и было главной целью князя Владимира Святославича, которого интересовали прежде всего политические, а не духовные аспекты. Однако перед тем как пригласить священников из Византии, он сделал серьезную попытку реформировать традиционное славянское язычество. Могла ли Русь объединиться, оставшись языческой? Ответ на этот вопрос ищут до сих пор.

 

Великого князя Киевского Владимира Святославича принято называть Великим, Святым или Крестителем. Хотя более верным прозвищем для него было бы Объединитель. Конечно, объединял он теми методами, которые были приняты в раннем Средневековье, - главным образом огнем и мечом. Тем не менее Владимиру хватило мудрости вовремя понять, что далеко не все решает грубая сила. И для полноценного единства необходима была общая духовная идея. Такой должна была стать религия. Но с ней все оказалось непросто.

 

Кровавый век

Первые князья Древней Руси были по своей культуре и нравам больше скандинавами, чем славянами. Это понятно - они являлись наследниками пришлого варяга Рюрика, их сила и власть опирались на дружины, почти сплошь состоявшие из скандинавских воинов. Однако они не были захватчиками, и называть их «викингами», как иногда делают, в корне неверно. Викинги - это участники похода, которые приходили на своих драккарах к чужим берегам, чтобы пограбить и уплыть обратно. Как только они захватывали землю и оседали на ней, их статус менялся - так произошло, например, в Англии или Нормандии. На русские же земли скандинавы пришли по мирному приглашению. И с самого начала считали эти края не своей «добычей», а новой родиной, которую нужно было защищать и развивать.

Ко времени правления Владимира Святославича славянская и скандинавская культуры были уже столь сильно перемешаны, что представляли собой единое целое. Касалось это, разумеется, только верхушки-дружины и непосредственного окружения князя. Простой люд жил практически так же, как и до прихода варягов. Разве что порядка в «великой и обильной» земле стало побольше.

История борьбы Владимира Святославича за влияние и укрепление своей власти мало чем отличается от того, что творилось в X веке по всей Европе. Разве что германцы начали этим заниматься на несколько сотен лет раньше. Призыв подмоги из соседних стран, братоубийственные войны, ложь, предательство и насилие - этими сюжетами полны и русские летописи, и европейские хроники, и скандинавские саги. Рыцарских кодексов чести не существовало, а потому побеждал тот, кто просто был сильнее. Или хитрее.

Князь Владимир умел где надо проявить силу, где надо - хитрость, а где надо - беспримерную жестокость. В этом ему с охотой помогали и наемные викинги, и верные дружинники и наставник - дядя по линии матери, которого звали Добрыня. Впоследствии дядя князя стал одним из прототипов былинного богатыря Добрыни Никитича, а его воспитанник - прототипом князя Владимира Красно Солнышко. В былинах оба они совершают значительно более мудрые и благородные поступки, чем в реальности.

 

Небесная помощь

К 978 году Владимир сумел занять великокняжеский престол в Киеве. Путь к этому был труден и кровав. Для того, чтобы стать великим князем, ему пришлось жестоко разорить непокорный Полоцк, создать себе репутацию несгибаемого воина, который не щадит врагов, и в завершение всего предать брата Ярополка, коварно убив его на переговорах. Повторимся - вполне рядовая биография для средневекового правителя. Он вполне мог бы удовольствоваться тем, чего уже достиг. Но Владимир оказался способен посмотреть чуть дальше.

Он понимал, что еще не раз брат поднимет меч на брата и борьба за престол на Руси всегда будет жестокой и бескомпромиссной. Как же сделать так, чтобы при всем этом княжества держались вместе, не превращаясь в абсолютно самостоятельные и враждебные государства?

Идея, пришедшая в голову Владимира, была проста. Люди по-разному могут относиться к князьям и воевать друг с другом. Но ведь богов чтят все. Проблема заключалась в том, что славянские и финно-угорские народы чтили огромное количество разных богов - больших и малых. До наших дней сохранились лишь малые крупицы информации о язычестве того времени, поэтому создать полную картину, увы, невозможно. Но очевидно, что разнообразие было велико.

Каждое племя, более того, практически каждое поселение творило свои обряды и ставило своих идолов. Воины молились одним покровителям, земледельцы - другим. Скандинавы чтили богов Асгарда, славяне - Велеса и Даждьбога, финно-угры - множество духов земли и лесов. Владимир задумал грандиозное дело - объединить все это в общий пантеон, что дало бы возможность людям из разных княжеств разговаривать друг с другом на равных.

 

Сотворение кумиров

В 980 году князь Владимир провел так называемую языческую реформу. К сожалению, в Повести временных лет о ней написано всего несколько строк: «Нача къняжити Володимеръ въ Кыеве единъ. И постави кумиры на хълме въне двора теремьнаго: Перуна древяна, а главу его сьребряну, а усъ златъ, и Хърса, и Дажьбога, и Стрибога, и Семарьгла, и Мокошь». Но ученые вполне определенно установили, что речь шла не просто о строительстве нового капища или обновлении прежде существовавшего. Владимир впервые создал общее место для поклонения всем высшим силам, показав тем самым, что он - князь над всеми, и правит, опираясь на поддержку всех богов сразу.

Правда, перечень идолов задал историкам немало загадок. Если отсутствие в новом пантеоне скандинавских богов было объяснить легко - они все же не имели корней на этой земле, то вот почему был обойден повсеместно почитаемый Велес - непонятно категорически.

Не меньше вопросов вызывал и крылатый пес Семаргл, который хоть и считался покровителем семян и посевов, но никогда не почитался наравне с такими могущественными божествами, как Перун или Стрибог. Весьма вероятно, что здесь мы имеем дело с ошибкой летописца и речь идет не об отдельном «кумире», а об одном из рельефов, украшавших идол Мокоши.

Еще один важный вопрос - тема человеческих жертвоприношений, которые то ли приносились, то ли нет на новом капище. Летопись сообщает следующее: «И жьряху им, наричюще я богы и привожаху сыны своя и дъщери и жьряху бесом и осквьрняху землю требами своими». С одной стороны, это вполне определенное указание на кровавые жертвы. С другой, нельзя забывать, что эти слова были записаны христианскими монахами, для которых любой языческий обряд - это осквернение земли.

Кроме того, исследователи установили, что данная фраза является искаженной цитатой из Псалма 105, в котором рассказывается о том, как иудеи впали в язычество после исхода из Египта. Так что, скорее всего, автор Повести временных лет просто хотел максимально жестко осудить язычество. При всем этом сам факт принесения людей в жертву Перуну на определенном этапе не отрицает практически никто из историков.

 

Запад или Восток?

Противоречия, которые мы видим в реформе Владимира сейчас, явно отражают то, что и сделана она была не слишком аккуратно. Это и понятно - многочисленные и разрозненные волхвы вряд ли хотели становиться частью какой-то новой объединенной религии. А сам Владимир был прежде всего воином, а не мыслителем.

Очень скоро стало очевидно, что никакого объединения на базе язычества не получается. Слишком разными и противоречивыми были культы разных земель. Все хотели поставить своего бога над богами соседей, а вот принимать установленный из Киева пантеон не спешили. И тогда Владимир крепко задумался над тем, не проще ли начать все с чистого листа. То есть принять совершенно новую веру.

Разумеется, основным примером, который был у него перед глазами, было христианство. И здесь возникал серьезный вопрос - от кого принимать крещение? До официального разделения на католицизм и православие оставалось еще почти 100 лет. Но фактически к 980-м годам восточная и западная церкви изрядно отдалились друг от друга - и по политическим, и по догматическим причинам.

Византия была прекрасно известна русским князьям. Они не раз воевали против нее, воевали в союзе с ней, посылали на службу к басилевсу своих дружинников. Торговые караваны шли сплошным потоком как к берегам Босфора, так и от них на Русь. Но именно это хорошее знакомство с ромеями и мешало тому, чтобы сразу и безоговорочно принять восточное христианство. Ведь это означало стать в какой-то степени подчиненными Константинополя, где сидел патриарх. А в том, что хитрые византийцы обязательно постараются использовать это исключительно в своих интересах, никто в Киеве не сомневался.

С Западной Европой связей было меньше - в основном через Скандинавию. И это, как ни странно, было одним из явных аргументов «за». Принятие крещения от римского епископа помогло бы сильно развить связи в новом направлении. И найти новых союзников против той же Византии, в случае необходимости. Одним словом, выбор перед Владимиром стоял непростой.

 

Союз с Царъградом

Давно уже доказано, что знаменитый эпизод с выбором веры в Повесть временных лет вписан намного позже времени ее создания и является своего рода средневековой пропагандой. Тем не менее, хотя дело обстояло и не именно так, как описано в летописи, но решение князь Владимир принимал не впопыхах. И действительно тщательно рассматривал все варианты, включая ислам.

Последний факт подтверждает забавный текст начала XII века, написанный арабским ученым Шарафом аль-Марвази, в котором прямо говорится: «И когда они обратились в христианство, религия притупила их мечи, и вера закрыла им двери занятия, и вернулись они к трудной жизни и бедности, и сократились у них средства существования. Тогда захотели они стать мусульманами, чтобы позволен был им набег и священная война и возвращение к тому, что было ранее. Тогда послали они послов к правителю Хорезма, четырех человек из приближенных их царя, потому что у них независимый царь и именуется их царь Владимир [...] И обрадовался Хорезмшах решению их обратиться в ислам, и послал к ним обучить их законам ислама. И обратились они в ислам».

В реальности же Владимир после долгих раздумий сделал свой выбор в пользу Византии. Это был политический выбор правителя и воина, а не завершение духовного поиска философа. Для верности свое крещение он подкрепил браком с византийской принцессой Анной.

А затем начался долгий и трудный процесс крещения Руси. Он продолжался больше века - археологи регулярно находят захоронения XII века, в которых покоятся люди, на шее у которых рядом висят и христианский крест, и молот Тора, и славянские обереги-лунницы. В глубинке язычество отступало постепенно, в больших городах его стремились изжить поскорее и нередко делали это огнем и мечом. Волхвы же, в свою очередь, пытались поднимать восстания против предавших старых богов князей. Так или иначе, но исторический путь развития Руси изменился навсегда.

Создать по-настоящему единое государство Владимиру не удалось. Уже при его сыновьях снова начались жестокие распри. И когда с юга пришла грозная волна монгольской Орды, дать отпор разрозненные княжества не смогли. Впереди были еще долгие годы строительства единой державы. Но если бы не историческое решение Владимира Святославича, то этот путь был бы еще длиннее и труднее.

 

Фотиево крещение

Существует точка зрения, что христианство пришло на русские земли значительно раньше как Владимира, так и его великой бабки княгини Ольги. Произошло это после безуспешного похода славян на Константинополь в 860 году. Вот как писал константинопольский патриарх Фотий в своем окружном послании 867 года: «...тот самый так называемый народ Рос - те, кто, поработив живших окрест них и оттого чрезмерно возгордившись, подняли руки на саму Ромейскую державу! Но ныне, однако, и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан... поставив в положение подданных и гостеприимцев вместо недавнего против нас грабежа и великого дерзновения. И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере... что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды». Впрочем, скорее всего, патриарх изрядно преувеличивает масштабы случившегося. Ученые предполагают, что греческие священники действительно посещали Киев в 860-е годы, и от них, вероятно, крестились князья Аскольд и Дир с приближенными. Однако в народ новая вера не пошла и вскоре была забыта.

 

Источник: Загадки истории

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100