Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 282 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РЫБНОЕ МЕСТО

Печать

Ирина ГОРДИЕНКО

 

vniroОчередной скандал с отъемом собственности под церковные нужды. В РПЦ полагают, что Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) занимает здание «религиозного назначения». Сотрудники НИИ пребывают в растерянности: 80 лет назад это здание было построено специально для института. Более того, в случае выселения из здания, оснащенного дорогостоящим и высокочувствительным оборудованием, — многолетние научные разработки окажутся под угрозой. Но РПЦ настроена бескомпромиссно.

История спорного здания корнями (точнее — фундаментом) уходит в глубь веков.

В XIX веке в районе нынешней станции метро «Красносельская» (тогда — Красное село) располагался Алексеевский женский монастырь: в 1837 году его перенесли сюда из самого центра столицы, освободив место для строительства храма Христа Спасителя. Владения монастыря включали четыре храма и огромное историческое кладбище. После революции монастырь был ликвидирован, кладбище разрушено, храмы закрыты. Два из них были переделаны под новые нужды: Церковь Алексея Человека Божьего отдали под Дом пионеров, монастырский храм Всех Святых — под районную библиотеку. Два других храма — церковь Архангела Михаила и Крестовоздвиженский собор — были попросту разрушены.

Территорию монастыря закатали в асфальт, застроили новыми зданиями и перерезали автострадой (сейчас это участок Третьего транспортного кольца в районе Русаковской эстакады).

«Всесоюзный институт рыбного хозяйства и океанографии получил участок под строительство здания в этом районе в середине 30-х годов, указом Совнаркома, — говорит бывшая замдиректора ВНИРО Юлия Зайцева. — Тогда это был фактически пустырь на месте разрушенного Крестовоздвиженского собора. В отличие от многих других, эту церковь сносили без использования взрывчатки — при помощи здорового крана с бетонной гирей. Именно поэтому уцелел фундамент и остатки кирпичной кладки на первом этаже. Старый фундамент был настолько прочен, что его, как и сохранившийся кусок стены, решили не трогать, когда на месте собора стали возводить здание института».

На протяжении десятилетий корпус института обрастал пристройками и надстраивался новыми этажами. В 90-е годы он обрел свой нынешний облик: большое 5-этажное здание сложной конструкции, в котором несколько корпусов объединены между собой переходами. Центральный вход украшен колоннами и лепниной на фронтоне. Дубовые двери, огромный якорь у входа. Вход строго по пропускам: объект режимный.
Сейчас здание имеет статус федерального имущества.

 

Храм науки

Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии — самый крупный в России научный центр в этой области. Он имеет 12 дочерних исследовательских институтов по всей стране — от Камчатки до Калининграда. Только в его головном отделении работает более 500 человек, при этом здание занимает площадь около 8000 квадратных метров. На научных разработках сотрудников ВНИРО держится вся рыбохозяйственная отрасль нашей страны. Именно эти ученые разрабатывают биологические обоснования объемов вылова рыб, изучают природоохранные риски, в их ведении находятся «изучение, охрана и воспроизводство всех биоресурсов морей и пресных вод России и Мирового океана».

В здании института помимо научных библиотек и музея «живут» 29 различных лабораторий, открытия и достижения практически каждой из которых известны во всем мире.

В цокольном этаже на площади 300 «квадратов» располагается гордость института — уникальный аквариальный комплекс — сеть специализированных бассейнов для рыб, оснащенная сложнейшим оборудованием. Этот экспериментальный комплекс для наблюдений за рыбой на различных этапах ее развития — от икры и мальков до взрослых особей. Ежедневное наблюдение и анализ данных затем ложится в основу методик для искусственного воспроизводства рыбы, в том числе и для коммерческого промысла (например, тихоокеанского лосося в океане или русского осетра в Каспии).

Да и все здание — от цокольного до 5-го этажа — обеспечено сложнейшей высокотехнологичной начинкой. Его стены и полы надежно гидроизолированы, адаптированы для поддержания строго необходимого температурного режима в зависимости от нужд каждой конкретной лаборатории. Стоимость всего этого оборудования составляет несколько миллиардов рублей. Если этот живой научный организм будет выкинут из своей среды — он погибнет.

 

Вот Бог — а вот порог

Впервые об интересе церкви к их зданию работники НИИ узнали в начале 2000-х, когда молодой отец Артемий, священник уцелевшего храма Всех Святых (который вернулся в лоно церкви еще в 1991 году) попросил позволения у тогдашнего директора НИИ Бориса Котенева изредка проводить службы в маленьком актовом зале института, в стене которого сохранились фрагменты кирпичной кладки колокольни разрушенного собора. Директор был человеком набожным и разрешил отцу Артемию и его старушкам-прихожанкам свободно проходить на режимный объект. Спустя несколько лет, в 2004 году, РПЦ предприняла первую попытку получить здание, потребовав у Росимущества безвозмездно передать ей ряд «нежилых помещений» на улице Верхняя Красносельская, 17 (то есть здание института). Однако на тот момент закон о реституции еще не был принят, и чиновники с легким сердцем ответили отказом, сообщив просителям из РПЦ, что здание ВНИРО не является церковью, не предназначено для религиозного назначения, более того: оно даже не имеет статуса памятника, охраняемого государством.

На этом маневры вокруг здания института, казалось, закончились. Зато вскоре начались реставрационные работы в церкви Алексея Человека Божьего, которая практически стена к стене примыкает к зданию научного института. Эта церковь вернулась в ведение РПЦ в 2002 году, а до этого имела статус муниципального имущества и принадлежала городу. В 2006 году указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси на территории церкви Алексея было основано Патриаршее подворье. Это особый церковный статус, указывающий на первостепенную важность прихода для Русской православной церкви, его нахождение под личным патронатом патриарха (а не в ведении местной епархии). Официально название подворья звучало следующим образом: «Патриаршее Подворье с приписным (т. е. имеемым в виду) храмом Воздвижения Креста Господня». Но тогда никто на эту деталь внимания не обратил.

В 2013 году указом Патриарха был возрожден давно уничтоженный Алексеевский женский монастырь — правда, в сильно усеченном виде: сейчас на землях, некогда принадлежавших монастырю, располагаются гипермаркет «АШАН», огромные подземные парковки и жилые дома, проходит Третье транспортное кольцо. Тем не менее возрождение монастыря тоже оказалось под личным патронатом Патриарха. Именно поэтому к своему имени монастырь получил титул «ставропигиальный» (слово «ставропигия» в переводе с греческого означает «водружение креста», это звание присваивается тем монастырям, которые подчинены непосредственно Патриарху). Возглавила воссозданный монастырь руководитель юридической службы Московской Патриархии матушка Ксения Чернега, человек особо приближенный к Кириллу.

В миру Ксения Чернега окончила юридическую академию, а, приняв постриг, быстро получила репутацию яростного борца за обретение в церковную собственность прежде светских объектов недвижимости. Именно она добилась от Правительства РФ введения упрощенной формы финансовой отчетности для религиозных организаций, участвовала в разработке программы школьного предмета «Основы религиозных культур и светской этики», а также была одним из авторов ряда нашумевших законов: «О защите чувств верующих», «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения». Под ее личным руководством иски о возвращении недвижимости церкви оказались поставлены на поток. А в споре РПЦ и ВНИРО матушка Ксения, как игуменья монастыря, — еще и лицо кровно заинтересованное. И именно она представляет интересы Патриархии в суде.

В 2016 году Московская Патриархия подала иск об истребовании здания НИИ. Притязания РПЦ опираются на Закон «О возвращении религиозным организациям имущества религиозного назначения», принятый в 2010 году. Согласно ему «монастырские, храмовые и иные культовые комплексы, построенные для осуществления или обеспечения…богослужений» должны быть возвращены Церкви.

В иске, поданном Московской Патриархией против ВНИРО, комплекс института упоминается исключительно как «здание церкви». Хотя внешне огромное угловатое здание НИИ менее всего напоминает православный храм. В деле присутствует искусствоведческая экспертиза, сделанная по заказу РПЦ искусствоведом частного научно-проектного реставрационного предприятия «Симаргл» М.Г. Карповой. В этой экспертизе не только описан каждый кирпичик в стенах цокольного и первого этажей НИИ, сохранившийся после сноса церкви в 30-х годах, — но даже нечто большее. «Вытянутая трапезная сохранила лотковый свод, который подшит. Западная стена трапезной отодвинута от пилонов колокольни. Основание колокольни соединено аркой с уцелевшим фрагментом притвора южного придела середины XIX века» — и так далее, шаг за шагом искусствовед Карпова подводит к выводу, что в 30-х годах церковь была не разрушена, а просто «встроена в здание института». И, поскольку разделить их теперь невозможно, все здание научного института должно принадлежать Церкви.

Любопытно, что к экспертизе искусствоведа Карповой не прилагаются никакие фотографии: они в деле отсутствуют вообще. Все, что описано в экспертизе, касается цокольного этажа (то есть фактически подвала) института, где массивная кладка действительно местами проглядывает. Но в актовом зале и части вестибюля о церкви, стоявшей на этом месте, напоминает только какая-то «не научная» изогнутость стен. На глаз определить, где кирпичи, принадлежавшие монастырю, а где — уже советские, невозможно. Это могла бы установить только архитектурная экспертиза, однако ее в деле нет. Не упоминается в деле и сложнейшие инженерные работы, которые проводились при строительстве здания НИИ — гидроизоляция стен, полов и потолков, их особая перешивка и заливка. Для РПЦ все эти изыскания были бы явно не на пользу. А Росимущество, которому принадлежит здание ВНИРО, как-то не озаботилось. При этом ни в ВНИРО, ни в Росрыболовстве до последнего момента никто и предположить не мог, что церковь всерьез намерена отобрать здание института. «Узнали мы об этом, когда нас вызвали повесткой в суд, — говорит Юлия Зайцева, — времени на подготовку не было». Позиция Росимущества так же неизменна. «Мы всецело выступаем за исполнение закона о реституции, — прокомментировала «Новой газете» ситуацию пресс-секретарь Арина Николаева. — Об этом свидетельствует и статистика. Только в 2016 году от религиозных организаций было получено 246 заявлений на возврат религиозных объектов, 146 из них, то есть 90%, были удовлетворены (Здесь нет нашей ошибки. Именно так указанно в ответеред.). Тем не менее здание института не относится к имуществу религиозного назначения».

В ноябре 2016 года Арбитражный суд удовлетворил претензию Церкви и постановил: выселить НИИ из здания и отдать его Московскому Патриархату. ВНИРО, федеральное агентство по рыболовству, которому структурно подчиняется НИИ, и Росимущество подали апелляционную жалобу.

На последнем заседании апелляционного суда по рассмотрению жалоб ВНИРО и Росрыболовства в конце января 2017 года — игуменья Ксения Чернега заявила: «Здание научного института будет разрушено. На его месте будет вновь построена церковь».

Суд оставил в силе решение первой инстанции о выселении научного института из здания. Теперь вся надежда на президиум Арбитражного суда Московского округа.

 

Своя ноша

Очевидно, что предполагаемый снос НИИ и последующее строительство на его месте нового храма — дело крайне затратное. Однако — и это обстоятельство многократно подмечено всеми, кто наблюдает за судьбой возвращенного имущества церкви, — РПЦ охотнее вкладывается в новое глянцевое строительство, чем в спасение и реставрацию исторических церквей. Так Алексеевский женский монастырь, который сейчас возглавляет матушка Ксения, находится в плачевном состоянии. У ворот храма Всех Святых висит большое объявление с просьбой к прихожанам жертвовать деньги на восстановление собора, который разрушается: «Множественные сколы, расслаивания, трещины… отсутствие ливневой канализации и гидроизоляции фундамента приводит к его систематическому намоканию и может привести к полному разрушению.

Насельницы монастыря круглосуточно вдыхают вредные испарения от обильных грибковых образований. Просьба всем неравнодушным не отказать в поддержке». Работники храма на вопрос, почему не реставрируется храм, печально разводят руками: «Денег на нас нет. Да и наша матушка очень занятой человек».

HS: «Новая газета» обратилась в Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ с просьбой прокомментировать ситуацию вокруг здания НИИ. Однако в отделе нам сообщили: «У нас начало поста, и мы все в расслабленном режиме. Позвоните в понедельник».

Мы рассчитываем опубликовать ответ представителей РПЦ, сразу, как только график мероприятий религиозного характера позволит им его сформулировать.

 

Источник: Новая газета

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100