Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРОИЗВОЛ

Печать

 

...Публикуем статью юристов Дениса ЛИТВИНОВА и Евгения ШЕСТАКОВА о ситуации в Набережных Челнах, где суд через два часа после постановления о возбуждении административного дела приговорил пятидесятника, гражданина Индии к штрафу за незаконную миссионерскую деятельность и выдворению из России. Верховный суд Татарстана подтвердил приговор.

 

Менее чем за год после вступления в силу закона Озерова-Яровой случаев его применения по отношению к религиозным организациям насчитывается уже несколько десятков. Один из таких случаев произошел с христианами веры евангельской в Набережных Челнах. Церковь «Божья любовь» и ее священнослужитель были обвинены в осуществлении незаконной миссионерской деятельности. 20 декабря 2016 решением Набережночелнинского суда Республики Татарстан по делу № 5-1471/2016 священнослужитель Мани Викторимманувел, гражданин Индии, имеющий вид на жительство в РФ, женатый на россиянке и имеющий малолетних детей, оштрафован на 30000 рублей и выдворяется из России.

В чем суть кейса?

Местная религиозная организация «Церковь христиан веры евангельской «Божья любовь» города Набережные Челны» проводила 4 декабря 2016 года богослужение. Церковь не имеет собственного здания, как довольно часто случается у небольших религиозных организаций и религиозных групп, поэтому они арендуют нежилое помещение у ДЦ «Форт Диалог». Согласно заявлению одного из участников мероприятия, священнослужитель в тот раз проводил не богослужение, а занимался миссионерством.

Правоохранительные органы вынесли постановление об административном правонарушении и передали дело в суд. Суд признал, что имело место не проведение богослужения, а административное правонарушение, предусмотренное ч. 5 ст. 5.26 КоАП РФ, т.е. нарушение порядка осуществления миссионерской деятельности.

На основании каких фактов было принято это решение? По мнению суда, такими фактами явились аренда нежилого помещения в здании ДЦ «Форт Диалог» и информация о проводимых встречах (именно так называются богослужения) в социальной сети «ВКонтакте», где размещена страничка указанной церкви. Кроме того, как следует из материалов дела, на богослужении присутствовал некий С-в (не член церкви!), который бывал здесь не менее пяти раз, принимал участие во всех религиозных действиях и получил два печатных материала информационного содержания с указанием наименования религиозной организации. Именно передача информации не участнику, не члену или последователю местной религиозной организации стала основным аргументом в обвинении организации миссионерской деятельности. Кроме того, священнослужитель не имел при себе документа, подтверждающего право на проведение миссионерской деятельности.

Правоохранители, а вместе с ними и суд, сочли, что миссионерская деятельность доказана следующими фактами (повторимся):

1. наличием договора аренды, где ни слова не говорится о миссионерстве;

2. информацией в открытой группе «Церковь Божья любовь» города Набережные Челны, размещённой в социальной сети «ВКонтакте», где тоже не говорится о том, что приглашаются именно лица, не являющиеся участниками, членами или последователями религиозной организации;

3. передачей гражданину С-ву по его просьбе печатных материалов информационного содержания с указанием наименования религиозной организации, причем гражданин впоследствии и заявил правоохранителям, что он не является членом, участником или последователем религиозного учения, а его вовлекают в религиозную организацию.

Все приведенные факты не могут быть использованы для предъявления обвинения, поскольку:

1) аренда нежилого помещения не может свидетельствовать о наличии или организации миссионерской деятельности;

2) информация в социальной сети о встречах (богослужениях) не была специально ориентирована на лиц, не являющимися последователями данной общины, т.е. тоже не несла в себе миссионерский посыл.

И основное: Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» признает миссионерской деятельностью распространение вероучений в отношении не одного, а нескольких лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения. В нашем же случае деятельность, хоть и сходная по внешним признакам с миссионерской, не может, согласно букве закона, считаться таковой, поскольку была направлена только на одного человека. Уже на основании этого признать судебное решение законным нельзя. Тем более, что принятое в отношении священнослужителя Мани Викторимманувела решение не учитывает п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 40, где указывается, что выдворение из страны, в которой проживают члены семьи, может нарушать право на уважение семейной жизни.

В целом, судебный процесс был проведен с нарушениями. Так, судом не были исследованы мотивы поведения заявителя С-ва. Не было установлено, с какой целью тот решил присутствовать на богослужении. Место проведения богослужения является публичным, соответственно, ограничить доступ или вообще запретить вход третьим лицам невозможно. По словам членов церкви, структура богослужения не изменялась независимо от присутствия на нем любопытствующих или интересующихся не членов церкви. Поэтому суд не должен трактовать одну и ту же деятельность как богослужебную или миссионерскую только из-за присутствия на ней третьих лиц, т.е. С-ва. Кроме того, суд не допустил к участию в процессе свидетеля, который мог бы подтвердить, что обвиняемый в административном правонарушении Мани Викторимманувел не осуществлял миссионерскую деятельность, не передавал печатных материалов заявителю, а также тот факт, что заявитель неоднократно (не меньше четырех раз) был участником собраний.

Более того, не понятно, почему обвиняемым стал именно священнослужитель. Возможно, потому что он - иностранец, хотя и имеет вид на жительство. К сожалению, ни прокурор, ни судья не увидели разницы между распространением информации (пусть и религиозного характера) и миссионерской деятельностью, хотя в п. 1 ст. 24 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» есть четкие критерии, разделяющие эти понятия. Кроме того, и Администрация Президента РФ, отвечая на письма (ответ от 12 июля 2016 г. №А26-01-А72881592) граждан, обеспокоенных «антимиссионерскими» поправками, также указывала, что для «миссионерской деятельности характерна совокупность указанных признаков. Деятельность, не содержащая их, не может рассматриваться как миссионерская, следовательно, на нее не распространяются ограничения, установленные ФЗ в отношении миссионерской деятельности».

И, наконец, нарушением является и само проведение суда в Набережных Челнах спустя всего лишь два часа (!!) после вынесения постановления об административном правонарушении. Таким образом, было нарушено право обвиняемых на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированной ст. 48 Конституции РФ. Верховный суд Республики Татарстан счет решение Набережночелнинского суда обоснованным.

Религиозная организация готовит кассационное заявление в Верховный суд Республики Татарстан.

 

Источник: ИАЦ Сова

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100