Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 189 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЕСЛИ ЗАВТРА МЫ ВДРУГ УЗНАЕМ...

Печать

Брэндон АМБРОЗИНО

rel i cosmosЕсли мы найдем инопланетян, что будет с религией?

 

Может показаться, что наличие жизни на других планетах несовместимо с верой в Бога. Однако, как пишет обозреватель BBC Future, многие богословы допускают возможность существования инопланетян.

В 2014 году Национальное управление США по воздухоплаванию и исследованию космического пространства (НАСА) предоставило грант на сумму 1,1 миллиона долларов Центру богословских исследований(экуменическому научно-исследовательскому институту, расположенному в штате Нью-Джерси) - на изучение "общественных аспектов астробиологии".

Некоторых это привело в ярость. Фонд "Свобода от религии", выступающий за четкое разделение церквей и государства, потребовал от НАСА отозвать грант, пригрозив судом.

Представители фонда обосновали это требование своим беспокойством по поводу чересчур тесного взаимодействия государственных и религиозных организаций, но также дали понять, что считают выдачу гранта напрасной тратой денег.

"Ученым не следует заботиться о том, как развитие науки повлияет на убеждения, основанные на вере", - заявили они.

Впрочем, все доводы фонда могут рассыпаться в прах, если человечеству придется как-то реагировать на известие о том, что инопланетяне существуют.

Подобное открытие вызвало бы целый ряд вопросов, ответы на которые лежат за пределами науки.

К примеру, задумываясь о том, что такое жизнь, мы имеем дело с научным вопросом или богословским?

Темы происхождения жизни и будущего всего живого очень сложны, и исследовать их надо комплексно, в рамках сразу нескольких дисциплин.

То же относится и к реакции человечества на установление контакта с инопланетянами.

Это не просто праздное любопытство: сегодня многие ученые утверждают, что открытие жизни вне Земли - всего лишь вопрос времени.

Для таких уверенных заявлений есть сразу несколько поводов; главный из них обусловлен тем, с какой скоростью ученые стали открывать планеты вне Солнечной системы.

В 2000 году астрономам было известно около пятидесяти таких "экзопланет". К 2013 году их было уже 850, а планетарных систем - более 800.

По мнению Давида Вайнтрауба, доцента кафедры астрономии Университета Вандербильта (США) и автора книги "Религии и инопланетная жизнь" (Religions and Extraterrestrial Life), к 2045 году количество таких открытых планет может достичь миллиона.

"Есть все основания полагать, что вскоре количество известных экзопланет, как и количество звезд, станет бесчисленным", - пишет он.

Из обнаруженных на данный момент планет более двадцати сопоставимы по размеру с Землей и находятся в "пригодной для обитания" зоне на орбите звезды, в том числе и последняя из открытых планет - Проксима b, которая вращается вокруг Проксимы Центавра.

Чем пристальнее мы вглядываемся в космос, тем сильнее крепнет в нас уверенность в том, что не только наша планета пригодна для жизни.

За редким исключением все разговоры о поиске внеземного разума обычно ведутся в рамках точных или естественных наук. Но последствия этой деятельности простираются далеко за пределы биологии и физики, касаясь гуманитарных наук, философии и даже богословия.

Как отметил Карл Саган в своей книге "Космический вопрос" (The Cosmic Question), которую теперь можно найти разве что у букиниста, "освоение космоса напрямую связано с религиозными и философскими вопросами".

Нам придется решать, есть ли в нашей системе убеждений место для этих новых созданий, или же факт их существования способен в корне подорвать нашу веру.

Изучение этих вопросов можно назвать "экзобогословием" или "астробогословием" - эти понятия ввел почетный профессор богословия Тихоокеанской лютеранской богословской семинарии Тед Питерс, чтобы обозначить "рассуждения о богословском значении внеземной жизни".

Питерс, по его собственному признанию, был не первым и не единственным, кто употреблял эти термины - они были придуманы как минимум 300 лет назад и встречаются в трактате, опубликованном в 1714 году под названием "Астробогословие, или Демонстрация сущности и отличительных черт Бога с точки зрения небес" (Astro-theology, or a Demonstration of the Being and Attributes of God From a Survey of the Heavens).

 

Так ли мы уникальны?

Так, какие же вопросы могут встать перед нами в случае обнаружения инопланетного разума?

Начнем с вопроса нашей уникальности, мучившего и богословов, и ученых.

Как объясняет в своей книге "Одни ли мы?" (Are We Alone?) Пол Дейвис, в основе поиска внеземной цивилизации лежат три принципа.

Первый - принцип единообразия природы, основанный на том, что физические процессы, происходящие на Земле, встречаются во всей Вселенной. Это означает, что процессы, результатом которых становится зарождение жизни, действуют аналогичным образом повсюду.

Второй - принцип изобилия, согласно которому всё, что возможно, когда-нибудь да произойдет.

С точки зрения поиска жизни на других планетах это означает, что при отсутствии препятствий к зарождению жизни эта самая жизнь обязательно появится, или, как выразился автор этого термина американский философ Артур Лавджой, "никакая подлинная потенция бытия не может остаться неисполнившейся".

По мнению Сагана, это связано с тем, что "зарождение жизни на пригодных для этого планетах, по-видимому, заложено в саму суть Вселенной".

Третий - принцип заурядности - гласит, что Земля не занимает какого-либо особенного места или положения во Вселенной. Это может оказаться главным камнем преткновения для основных авраамических религий, которые учат, что люди были созданы Богом специально и посему находятся в привилегированном положении по отношению к другим существам.

В некотором смысле современный научный мир построен на признании нашей заурядности, как отметил в своей книге "Религии и инопланетная жизнь" Давид Вайнтрауб:

"Когда в 1543 году от Рождества Христова Коперник заявил о том, что Земля вращается вокруг Солнца, последовавшая за тем интеллектуальная революция [...] вымела жалкие остатки аристотелевой геоцентричной модели Вселенной на свалку истории".

Теория Коперника, которая позже была признана революционной, положила начало процессу, по итогам которого ученые - такие как Дейвис - смогли прийти к выводу о том, что Земля - это "типичная планета, вращающаяся вокруг типичной звезды в типичной галактике".

Саган говорит об этом еще колоритнее: "Мы осознаем, что живем на незначительной планетке, вращающейся вокруг банальной звезды, затерянной в галактике в каком-то отдаленном уголке вселенной, в которой таких галактик больше, чем людей".

Но как верующим примирить это заявление со своим убеждением в том, что человек является венцом творения Бога?

Как люди могут полагать, что создатель любит их как собственных детей, если планета, которую они населяют, - лишь одна из миллиардов?

Обнаружение разумных существ на других планетах может произвести такую же революцию и в самосознании человека. Вызовет ли подобное открытие у верующих чувство собственной незначительности и, следовательно, сомнения в своей вере?

Я бы сказал, что это беспокойство надуманно. Для веры в то, что Бог взаимодействует с людьми и беспокоится о них, никогда не требовалось, чтобы Земля была в центре мироздания.

В псалмах, которые чтут и иудеи, и христиане, говорится, что Бог дал имена всем звездам (Псалом 147:4).

Как гласит Талмуд, Бог за ночь облетает 18 тысяч миров. Последователи ислама считают, что "то, что на небесах и на земле", принадлежит Аллаху (так написано в Коране) - то есть Его господство простирается далеко за пределы одной крошечной планеты.

В тех же текстах недвусмысленно говорится о том, что люди имеют для Бога особое значение, но Сам Он вполне способен выполнять сразу несколько дел одновременно.

Во-вторых, слово "особое" относится не только к неповторимым, уникальным, отдельно стоящим явлениям.

Как утверждает Питерс, если жизнь обнаружится где-нибудь еще, это никак не умалит Божью любовь к обитателям Земли, "как не умаляется любовь родителей к своему ребенку, если у него есть брат или сестра".

Если уж верить в Бога, зачем обязательно исходить из того, что Он способен любить лишь некоторых из Своих чад?

 

Откровение

Но упоминается ли возможность существования жизни вне Земли в самих религиозных текстах?

"Самую основу религии, - пишет католический священник и богослов Томас О'Мейра, - составляет утверждение определенного контакта внутри и одновременно вне человеческой природы".

Для иудеев, христиан и мусульман это предполагает наличие некоего откровения в письменной форме, хотя оно и обусловлено конкретными историческими обстоятельствами, в которых изначально передавалось из уст в уста.

Лучшие богословы признают связанные с этим ограничения, но некоторые склонны воспринимать тексты совершенно буквально, и тем, кто следует такой трактовке, обнаружение инопланетян может показаться угрозой для основ веры.

По мнению Вайнтрауба, трудности с принятием поиска жизни на других планетах могут испытывать члены Евангелической церкви, для которых основной источник вероучения — Евангелия (на самом деле единственным авторитетом в вопросах веры и практической жизни евангельские христиане-протестанты признают всю каноническую Библию, а не только Новый Завет - Ред.)

Еще во времена Реформации Мартин Лютер заявил, что для понимания Божьего замысла о спасении нужно "только Писание" (Sola Scriptura). Проповедник Билли Грэм в 1976 году заявил в интервью журналу National Enquirer, что, по его твердому убеждению, Бог создал жизнь и на других планетах "в далеком космосе".

Такие люди полагают, что все остальные письменные источники или выдвинутые идеи следует оценивать и судить в соответствии с Библией.

Если спросить одного из таких христиан, верит ли он в инопланетян, вероятно, первым делом он обратится к библейскому рассказу о сотворении мира. Не найдя там никаких подтверждений существованию жизни вне Земли, он, вслед за креационистом Джонатаном Сафарти, может прийти к выводу о том, что люди - единственные разумные существа во Вселенной.

"В Писании ясно подразумевается, что нигде больше нет разумной жизни", - написал Сафарти в своей статье, опубликованной в журнале "Новости науки и богословия" (Science and Theology News).

Может быть, христианин и способен принять факт существования инопланетной жизни, если он будет установлен, но для этого ему необходимо будет в корне пересмотреть свое понимание божественного откровения, смиренно признав неполноту своих познаний.

Кроме того, ему придется серьезно поразмыслить над понятием Боговоплощения - христианского догмата о том, что Бог присутствовал во всей полноте в жившем в первом веке нашей эры мужчине по имени Иисус Христос.

Христиане верят в то, что спасение возможно только через Христа и что все пути к Богу ведут через Него. Но какое значение это имеет для других цивилизаций, которые живут себе в далеких уголках Вселенной и ничего не знают о Христе?

Томас Пейн рассмотрел этот вопрос в своем знаменитом трактате "Век разума", написанном в 1794 году, где обсуждается возможность существования множества миров.

По мнению Пейна, верить в бесконечное множество миров "значит делать христианскую религию одновременно мелкой и смешной и развеять ее, как пух по ветру".

Как он утверждает, одновременно утверждать и то, и другое невозможно. Не глупо ли полагать, что Бог должен "оставить заботу о всех остальных" в созданных им мирах и явиться умереть в этот? - задает вопрос Пейн.

С другой стороны, "следует ли нам предположить, что каждый из миров в бесконечном пространстве" также посещался Богом [для спасения его обитателей]?

Коротко говоря, если спасение в христианстве возможно только для тех существ, в мире которых имело место Боговоплощение, это означает, что Бог всю Свою жизнь только и делает, что посещает множество рассеянных в космическом пространстве миров и по-быстрому умирает там на кресте и воскресает.

Такое представление кажется Пейну абсурдным, и это одна из причин, по которым он отрицает христианство.

Но на эту проблему можно посмотреть и по-другому, о чем Пейн не подумал: возможно, вочеловечение Бога и Крестная жертва в истории Земли распространяются на всех существ во всей Вселенной.

Эту точку зрения выдвинул иезуитский священник и бывший директор Ватиканской обсерватории Джордж Койн, исследовавший данную проблему в своей книге "Многие миры: богословские аспекты новой Вселенной и инопланетной жизни" (Many Worlds: The New Universe, Extraterrestrial Life and the Theological Implications), опубликованной в 2010 году.

 

Возможно, люди - единственные испорченные создания во Вселенной

"Как бы Он мог, будучи Богом, оставить инопланетян во грехе? Бог выбрал совершенно особый способ спасения людей. Он послал к ним Сына Своего Единородного - Христа… Сделал ли Он это и ради инопланетян? В христианском богословии… глубоко укоренено понятие всеобщности Божьего спасения - понятие того, что в спасении так или иначе участвует вся тварь, даже неодушевленная".

Есть и еще одна возможность: само по себе спасение может быть исключительно земным явлением.

Богословие не заставляет нас верить в то, что первородный грех осквернил всю разумную жизнь по всей Вселенной. Возможно, люди - единственные испорченные создания.

Или, выражаясь религиозным языком, возможно, Земля - единственная планета, которой не повезло с первыми людьми - Адамом и Евой.

Кто сказал, что наши инопланетные братья и сестры нравственно несовершенны и нуждаются в духовном искуплении? Может быть, они уже достигли более высокой ступени духовного развития, чем мы?

Как отмечает Дейвис, для духовного мышления живому существу необходимо самосознание и "достижение уровня развития разума, предполагающего способность оценивать последствия своих действий".

На Земле подобная степень когнитивного развития насчитывает в лучшем случае несколько миллионов лет.

Если где-либо еще во Вселенной есть живые существа, очень маловероятно, чтобы они находились точно на такой же ступени эволюции, что и мы.

А учитывая огромный срок существования Вселенной, возможно, по крайней мере, некоторые из внеземных цивилизаций древнее нашей, а значит, они продвинулись дальше по пути эволюции, чем мы.

Такие образом, как заключает ученый, "можно ожидать, что мы принадлежим к числу наименее развитых в духовном плане существ во Вселенной".

Если Дейвис прав, то вопреки таким популярным литературным произведениям, как фантастический роман Мэри Рассел "Птица малая", это не люди будут рассказывать своим инопланетным братьям и сестрам о Боге, а совсем наоборот.

Отметим, что эта возможность не отменяет права религий заявлять о получении божественного откровения.

Нет нужды воображать, будто Бог одинаково открывает одни и те же истины всем разумным обитателям Вселенной. Вполне возможно, что другие цивилизации познают Бога мириадами других способов, и все они перекликаются друг с другом.

 

Самобытность

Но как насчет разногласий между религиями? Как подобное открытие могло бы повлиять на самобытность отдельных вероисповеданий?

Своим рассказом "Таки у нас на Венере есть рабби!", опубликованном в 1974 году, писатель Филипп Класс, работавший под псевдонимом Уильям Тенн, приглашает иудеев и всех верующих задуматься над этим вопросом.

Действие рассказа происходит в будущем: еврейская община на планете Венера проводит первую в истории Вселенной Межзвездную неосионистскую конференцию. Среди присутствующих разумные инопланетяне бульбы, прилетевшие с далекой звезды Ригель.

Внешность бульб, покрытых серыми пятнами и щупальцами, приводит собравшихся евреев в недоумение. Они приходят к выводу, что бульбы никак не могут считаться людьми, а значит, не могут считаться евреями.

Для того чтобы решить, как поступить с необычными пришельцами, собирается раввинат. Его члены раздумывают над тем, что будет, если однажды человечество столкнется с существами, которые хотят быть евреями. "Следует ли сказать им, что они не вполне нам подходят?"

Раввины заключают, что это не очень хороший вариант, и дают евреям-венерианцам парадоксальный ответ: "есть евреи, и есть евреи. Бульбы принадлежат ко второй группе".

Дополнительный комизм повествованию придает изображение своего рода межплеменной вражды, которая, как приходится признать, присуща религии. Любое провозглашение самобытности способно разбить мир на группы: они и мы.

Но когда дело касается религии, это разделение часто приобретает космические масштабы: они и мы, и Бог на нашей стороне.

В этом всегда заключалась одна из главных проблем межкультурного взаимодействия, которое порой сводится к переговорам по поводу существующих границ вместо попыток устранить их.

Возможно, эта проблема больше характерна для иудаизма и ислама, нежели для некоторых форм христианства, в котором повседневным ритуалам уделяется меньше внимания, чем в других религиях.

Взять хотя бы ислам, последователям которого предписано совершать определенные телесные практики в течение всего года.

В отличие от христианства, Основатель которого устранил необходимость присутствия в определенном месте для исповедания своей веры, ислам - религия, очень тесно связанная с местоположением.

Молитвы произносятся пять раз день, в определенное время, лицом к Мекке и сопровождаются определенными телодвижениями: поклонами и преклонением колен.

В определенное время необходимо соблюдать строгий пост, и всем мусульманам, кто может это сделать, необходимо совершить путешествие в Мекку.

В иудаизме тоже существуют посты и понятие паломничества (которое, правда, не является обязательным) - таглита - на Святую Землю. Впрочем, в современном иудаизме нет такой сильной привязки к местности, как в исламе, учитывая трагичную историю изгнания и рассеяния еврейского народа.

Что же потребуется от инопланетянина, чтобы считаться представителем земной религии? Что ему надо будет делать? Молиться пять раз в день?

А если у них планета вращается не так, как у нас, и дни там гораздо короче - все равно он будет обязан молиться так же часто, как мусульмане на Земле?

Придется ли ему принимать крещение? Причащаться? Сооружать кущу на Суккот?

Но ведь если мы воображаем, будто инопланетяне устроены физически примерно так же, как и мы, это вовсе не означает, что у них на самом деле есть материальное тело. Может, его и нет. Повлияет ли это на возможность их обращения в веру?

Эти мысли могут показаться просто легкомысленными экзобогословскими рассуждениями, но суть вопроса от этого не меняется: все наши самобытные религии приспособлены для планеты Земля.

И в этом нет ничего дурного (конечно, если мы не будем пытаться свести Вселенную к нашей конечной реальности).

Раввин Джереми Калманофски говорит об этом так: "Религия - это человеческая, общественная реакция на трансцендентность […] Свод норм иудаизма открывает нам прекрасный, проверенный временем путь к освящению своего ума, характера и тела, к облагораживанию человечества, к совершенствованию этого мира, к связыванию своей жизни с бесконечным Богом на нашей конечной Земле".

И к какому же выводу он приходит? "Я еврей. Бог - нет".

Теория этого раввина может помочь нам задуматься о своих ближних в открытом космосе и о своих ближних на нашей собственной планете.

Если религия представляет собой реакцию человека на божественное - даже если эту реакцию предлагает и пропагандирует сам Бог, - очевидно, что реакция будет различаться в зависимости от обстоятельств, в которых она формируется.

Если западные христиане смогут научиться уважать религиозные чувства пришельцев, имеющих благоволение и отвечающих Богу сообразно своим особенностям, может быть, они смогут применить те же принципы, учась жить в мире с мусульманами на Земле - и наоборот.

"В миллиарде солнечных систем, - пишет О'Мейра, - число форм, которые может принимать любовь, тварная и нетварная, будет неограниченным. Воплощения божественной жизни не будут противоречить друг другу или тварному миру".

 

Конец религии?

Если завтра утром мы вдруг узнаем, что человечество вступило в контакт с разумными инопланетянами, как на это отреагирует религия?

Некоторые полагают, что после подобного открытия мы вступим на путь, цель которого заключается в том, чтобы перерасти религию.

Как было установлено по итогам одного показательного исследования, проведенного Питерсом, число тех, кто полагает, что обнаружение внеземной жизни может положить конец земным религиям, среди неверующих вдвое выше, чем среди верующих (69% и 34%, соответственно).

Однако полагать, что религия слишком слаба, чтобы выжить в одном мире с пришельцами, было бы неверно с исторической точки зрения.

Как отмечает Питерс, подобное заявление построено на недооценке "степени адаптивности, которая уже имела место".

За несколькими заметными исключениями, среди которых можно назвать яростный фундаментализм и отношение к однополым бракам, религия часто демонстрировала способность без лишнего шума приспособиться к происходящим переменам.

И, безусловно, ее изобретательность и адаптивность свидетельствуют о том, что в религии есть нечто такое, что находит резонанс с самой основой человеческой души.

Как отмечает О'Мейра, некоторые аспекты религии придется скорректировать, но не отвергнуть полностью.

"Если бытие, откровение и благодать снисходят в другие миры, а не только на Землю, это немного изменяет христианское самосознание" (и, как можно добавить, любое религиозное самосознание).

Однако, как продолжает богослов, "для этого ничего не надо добавлять или убавлять - надо по-новому взглянуть на основы".

Во многих религиях принято верить в то, что Бог дал имена звездам. Таким ли уж преувеличением было бы полагать, что Он дал имена и их обитателям?

И, вполне возможно, все они по-разному называют и Самого Бога…

 

Источник: ВВС

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100