Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 739 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИНТЕРВЬЮ ЗНАКОВОЙ НЕДЕЛИ

Печать

 

kuropyatnik17"Ущемления свободы совести опасны тем, что групп, которые смогли бы предложить смягчение нравов в трудной для общества ситуации, может просто не оказаться" — интервью с Владимиром КУРОПЯТНИКОМ * провел профессор кафедры государственно-конфессиональных отношений Вильям ШМИДТ.

 

Вильям ШМИДТ: Уважаемый Владимир Леонидович, прежде всего – благодарю, что нашли возможность в начале этой знаменательной недели – Всемирной недели гармонизации межрелигиозных отношений, когда и мы, в Российской Федерации, все активнее входим в это международное пространство диалога, проявляя солидарность с силами доброй воли, порассуждать о религии и религиозном факторе, – какие из вызовов окажутся для нас, российского общества и в целом, в мире, базовыми, а какие второстепенными и незначительными, что будет первостепенным для религиозной сферы в жизни общества и что для религиоведения.

В последнее время, с учетом особой черты в русском характере – его эсхатологических акцентуаций, можно услышать много различных обеспокоенностей и даже толков в связи со 100-летием Социалистической революции. Мы уже более 25 лет живем в новой формационной реальности, но наш уклад жизни, наши установки мало изменились – наша социальность при всей ее технологизации и качественном росте скатывается в воспроизводство «совкового гражданина» и вульгарной феодализации, хотя, помнится тот же Столыпин дерзал: «Дайте мне двадцать лет покоя, и я реформирую Россию».

В этом контексте видится более уместной постановка вопросов с высоким уровнем категоричности – «а мы имеем более-менее четкое представление о том, в каких условиях, в какой реальности мы – российское общество – находимся и каким понятийно-категориальным аппаратом оперируем, чтобы это адекватно понять? Что это такое российское общество/государство в его само-ощущении/-идентификации, политико-правовой

 

Владимир КУРОПЯТНИК: Полагаю, что наше общество находится в переходном периоде – оно ушло от эпохи тоталитаризма и подавления личности, но ещё не обрело навыков и традиций жизни в условиях свободы, законности и демократии. В этой ситуации особое значение имеет ориентация на духовные и нравственные ценности.

 

Уважаемый Владимир Леонидович, если позволите – уточняющий вопрос: какой урок и/или вывод из истории нашего Отечества в ХХ в. для Вас может быть главным и какой второстепенный, второго или третьего порядка?

 

Мы должны избегать конфронтации, ориентироваться на толерантность и сотрудничество. Учиться противостоять экстремистам, которые призывают к новым переворотам и подавлению инакомыслия.

 

А если мы попытаемся определиться с характеристиками (качествами) среды своего бытования, включая и средства (институциональные и политико-правовые), какими мы в этой среде оперируем, – постараемся выделить те противоречия, которые, собственно, и являются двигателем основных трансформаций в обществе – его сознании и на институциональном уровне – в его структурах, что это может быть, на Ваш взгляд?

 

По сравнению Февральской и Октябрьской революциями, 100-летием которых приходится на этот год, например, поправки «пакета Озерова-Яровой» –незначительный и не столь трагичный эпизод. Он свидетельствует о том, что сохраняется актуальность принципа В.С. Черномырдина «хотели как лучше, а получилось – как всегда»…

Некогда великий русский писатель Александр Солженицын высказал мысль, что России нужны не столько политические перемены, сколько смягчение нравов.

Религии служат нам в качестве осмысления опыта на протяжении очень, очень долгих периодов, и это накладывает на людей, считающих себя религиозными, определенные обязательства перед обществом, в котором их религия существует.

Исторически, отъединенные от политической власти Церкви люди и институты становились именно теми силами, которые во время гражданских потрясений могли призвать конфликтующие стороны удержаться от кровопролития. Так было в разные эпохи и в разных странах. Если это удавалось – можно было считать, что Церковь сумела послужить своему обществу, если нет – начиналась гражданская война.

Существование группы, способной призвать к прекращению насилия в ситуации, когда простого выхода из социального конфликта не видно, в современном социуме просто необходимо. Эта необходимость будет возрастать, поскольку усложняются отношения, в которые люди между собой вступают.

Ущемления свободы совести опасны именно тем, что группа, которая смогла бы предложить смягчение нравов в трудной для общества ситуации, когда это потребуется, может не быть лишь потому, что не было условий для её появления.

 

Да – верная мысль – спасибо. Как Вы полагаете, подобного рода практики – последовательная принудительная политизация/радикализация, а затем и криминализации религиозной сферы (что вполне может оказать серьезное влияние и на этнополитические процессы, и на сферу межнациональных отношений), не являются ли свидетельством иного, более сложного процесса, например – подготовки условий трансформации конституционно-правового строя России?

 

Думаю, речь может идти о постепенной эволюции в направлении унитарного государственного устройства. Однако история страны и Конституция Российской Федерации тормозят этот процесс и делают его завершение маловероятным. Впрочем, религия должна быть вне политики и одухотворять любые формы государственного устройства.

 

Уважаемый Владимир Леонидович, простите, если позволите, в контексте означенных проблем, обращает на себя внимание, если можно так сказать, «бездействие» Межрелигиозного Совета России, в состав которого, как известно, не входят НРД, – можно ли полагать, что представители традиционных религий не видят за этой столь вульгарной правоприменительной избирательностью угрозы в ограничении хозяйственных свобод и статуса своих религиозных объединений, ведь недалек тот час, когда Верховные или Конституционный Суды дадут рекомендации по итогам обобщения судебной практики?

 

Полагаю, общество нуждается в более широком межрелигиозном объединении (консультативном совете, например), в котором все религии – и традиционные, и новые – имели бы право высказать свое мнение по актуальным проблемам религиозной и общественной жизни.

Давайте вспомним роль, которую Церковь должна сыграть в общественной жизни – она должна оставаться солью, и в том её сила…

 

Не менее деликатной и напрямую связанной с последней проблемой является проблема базовой дефиниции – что есть «религия» – что такое Религия и, если не учитывать политическую спекулятивность (вечные/общечеловеческие ценности, код культуры, «духовные скрепы»), благодаря чему или вопреки чему она сможет сохранить свое место (возможно – роль) в системе нового миропорядка.

 

Как принято считать, религия (лат. religio «совестливость, благочестие, набожность, предмет культа») – сложное и неоднозначное явление. Специалистам известно более пяти тысяч религий и свыше 250 определений понятия «религия». Одной из наиболее распространённых является точка зрения, согласно которой термин «религия» применяется для обозначения воззрения, основанного на вере в то, что сверхъестественные силы существуют и что отношения с ними возможны (как помните, об этом указано в учебнике «Основы религиоведения» под ред. И.Н. Яблокова, изданном в М.: Высш. шк., 1994).

Например, мы – российские саентологи – готовим документ под названием «Социальная доктрина Саентологической церкви Москвы», где под религией понимается определённая система взглядов, обусловленная верой в сверхъестественное, включающая в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организацию (церковь, религиозную общину, религиозную группу). О наиболее общих представлениях саентологов можно познакомится как в специальных научных изданиях  и на нашем сайте .

 

В.Ш.: Уважаемый Владимир Леонидович, с учетом реализующейся в системе образования и промышленности Российской Федерации стратегии по внедрению компетентностных моделей, а также введению новых отраслей знания как, например, Теология, как Вы оцениваете современные шансы на разработку проекта по обеспечению стандартов содержания гуманитарного образования и развития религиоведческо-теологических и философско-мировоззренческих компетенций, например, в комплексе с разработкой Антологии религиозно-философской мысли народов мира – «Патрология Россика», которая вполне могла бы стать межгосударственным проектом.

 

Это интересная идея, заслуживающая самого широкого и вдумчивого обсуждения.

 

Владимир Леонидович, а если обозреть год ушедший с учетом исторической значимости и потенциала, какие из его событий Вы определите как значимые и какие тенденции/противоречия было бы хорошо, если бы получили развитие и состоялись?

 

Прошедший год стал для саентологов периодом быстрого и динамичного роста, значительного духовного прогресса. Вместе с тем, состоялось судебное решение, предполагающее ликвидацию юридического лица Саентологической церкви Москвы. Мы ожидаем, что о нас будут судить по делам, а не на основании инсинуаций «борцов с сектами».

 

Да, ситуация вокруг Вашей церкви, уважаемый Владимир Леонидович, чрезвычайно интересна и стимулировала существенный разговор в религиоведческом сообществе – о предельных основаниях религии как таковой . Также, пользуясь случаем, хотел поблагодарить Вас и руководство Церкви за открытость и возможность более детально познакомиться с укладом Вашей жизни и основными достижениями .

Если позволите, в завершение нашего разговора хотел бы просить ответить  на 10 вопросов, которые передал один из наших студентов во Всемирный день философии по окончании собеседования, которое мы устроили у так называемого «философского камня» . Как Вы понимаете, если попытаться дать на них развернутый ответ – получится «катехизис»; если на каждый отдельно, вне учета логики и системы, как они были выстроены, – «Человеческая комедия» Оноре де Бальзака. Потому предлагаю буквально – блиц:

 

Какова природа Вселенной?

Это смотря о какой вселенной мы говорим. У каждого из нас есть своя собственная вселенная, и она уникальна – мы в ней живём: это наши мысли, впечатления, восприятия; это также картинки нашей памяти – картинки в широком смысле, которые включают в себя все ощущения, эмоции, озарения в тот момент и даже фантазии. И эта вселенная – самая главная для нас, и мы – её авторы.

Вторая вселенная, в которой мы живём, – материальная. Она состоит из материи, энергии, пространства и времени. Мы, все вместе, тоже приложили руку к тому, что она именно такая.

Есть и ещё одна вселенная – другой человек. Мы и в неё можем заглянуть. Чем выше наша способность наблюдать первые две вселенные – свою собственную и материальную, – тем легче нам наблюдать вселенную другого человека, тем она для нас реальней.

Есть ли какое-то Высшее Существо?

На этот вопрос каждый должен ответить себе сам. Можно, конечно, прочитать об этом в умных или в Священных книгах, можно услышать ответ из уст непререкаемого авторитета, но будет ли это ТВОЙ ответ? Или ты просто повторишь его за кем-то? Не важно, кто и что об этом говорит; не важно, где что об этом написано; важно – как ТЫ это ощущаешь.

Чтобы понять себя, есть религиозные практики. В Саентологии это Óдитинг. Нужно полностью постичь свою духовную природу, полностью понять себя, свою вселенную, только после этого можно подойти к постижению Высшего Существа и получить ответы на вопросы, которые у вас могут о нём быть. Одитинг позволяет это сделать.

Каково место человека во Вселенной?

Самая близкая, самая реальная для человека вселенная – его собственная. И он – её центр. Материальная вселенная – игровое поле для человека. Её – материальную вселенную – можно уподобить шахматной доске, а тело можно уподобить фигуре на доске, а шахматист – это сам человек.

Что такое реальность?

Реальность – это то, что кажется существующим. В своей основе реальность – это согласие. Реально то, с реальностью чего мы согласились. (На этом, кстати, построен пиар – и белый, и чёрный. Пиарщик заставляет целевую аудиторию согласиться с чем-то, например, что какое-то явление – это хорошо или, наоборот, плохо, и вот уже это – всеобщая реальность.)

Что определяет судьбу каждого человека?

Судьбу человека определяет то, что он делает сейчас и то, что он делал раньше. Что-то он делает осознанно, а что-то – неосознанно. Но это – его действия и его ответственность. Кто-то скажет: «Хорошо тому, кто родился в богатой семье с традициями и/или со связями! А если я родился в семье алкоголиков, например, в Забайкалье?» Но ведь это ты родился! Зачем-то же ты предпочёл эту семью всем остальным…

Надо понимать, что речь идёт о человеке как о духовном существе, а не о его теле. Тело он себе берёт при рождении. Большинство из нас не помнит, как и почему мы выбрали себе именно это тело. В óдитинге мы это вспоминаем – мы многое начинаем понимать и начинаем совершать больше осознанных поступков и меньше неосознанных: следовательно, мы всё больше берём свою судьбу в свои руки.

Что такое добро и зло?

Очень хороший ответ на этот вопрос дал американский писатель и философ Л. Рон Хаббард в книге «Введение в саентологическую этику» – процитирую:

«Добром можно считать любое созидательное действие, способствующее выживанию. Бывает так, что созидание невозможно без некоторого разрушения, подобно тому как для постройки нового многоквартирного дома необходимо снести какую-нибудь старую лачугу.

Чтобы что-то можно было назвать добром, оно должно содержать в себе созидание, которое перевешивало бы сопутствующее ему разрушение. Новое лекарство, которое спасает сто жизней и убивает одну, – приемлемое лекарство.

Добро – это выживание. Добро – это быть больше правым, чем неправым. Добро – это больше преуспевать в созидательной деятельности, чем терпеть неудачи.

Добро – это то, что содействует выживанию человека, его семьи, детей, группы, человечества, жизни и материальной вселенной.

Действия, которые несут больше блага, чем разрушения по этим динамикам [Динамика – одно из восьми побуждений, импульсов человека к выживанию], являются добром.

Зло – это противоположность добра. Зло – это то, что является более разрушительным, чем созидательным, по любой из динамик. Вещи, которые несут больше разрушения, чем созидания, являются злом с точки зрения индивида, будущего поколения, группы, вида, жизни или материальной вселенной – того, что стало объектом этого разрушения.

Когда действие приносит больше разрушения, чем созидания, оно является злом – оно неэтично. Когда действие в большей мере способствует гибели, чем выживанию, – оно является злом в той степени, в которой оно разрушает.

Одним словом, добро – это выживание. Этичное поведение – это выживание. Поведение, несущее зло, – невыживательно. Созидание – это добро, если оно способствует выживанию. Созидание – это зло, если оно препятствует выживанию. Разрушение – это добро, если оно повышает уровень выживания».

Почему наша жизнь такая, какая она есть?

Она такая, потому что мы её такой создаём. Как уже говорилось выше, отчасти мы это делаем осознанно, отчасти – неосознанно. Стремление к выживанию заложено в человека изначально. Человек инстинктивно стремится к лучшей жизни для себя, своих близких, для окружения, в котором он существует. Почему тогда часто своими действиями он портит жизнь и себе, и другим? Что-то в нём заставляет его это делать. Это «что-то» находится и убирается с помощью óдитинга.

Каковы идеальные отношения между личностью и государством?

Личность живёт и развивается под зонтиком общества и государства. Чтобы жить вместе, люди должны договориться о многих вещах и потом эти договорённости соблюдать. Государство – инструмент, который позволяет, во-первых, договориться, во-вторых, соблюдать договорённости. Государству люди делегируют очень много функций по обеспечению их собственной жизни и общества в целом. Государство – это машина, за которой нужен уход и контроль. Если система диагностики эффективна, ремонт и разные виды обслуживания проводятся вовремя, то машина служит верой и правдой. Так должно быть в идеале.

Принципиальным является также и проблема/вопрос – кто хозяин машины? Потому что, естественно, машина делает то, подо что её заточил хозяин.

Что такое любовь?

 «Любовь» – это слово со множеством граней / дефиниций. Вот одна неплохая: «чувство глубокой и нежной привязанности и преданности кому-то».

Что происходит после смерти?

Во время смерти человек покидает тело. Что он делает дальше – зависит от двух факторов:

первый – его душевное здоровье или, по-другому, его душевное и умственное состояние. Человек может быть настолько раздавлен или настолько шокирован, что он может вообще не осознавать, что происходит, что он делает и зачем;

также человек может быть в плену своих стереотипов и делать что-то, потому что «так надо» или «а как же иначе?» – это второй фактор.

Например, он может находиться рядом с разлагающимся, уже похороненным, телом и «защищать» его. Может куда-то устремиться, потому что его «туда влечёт».

Что с конкретным человеком БУДЕТ после смерти, мы сказать, конечно, не можем. Мы можем только предполагать. Но что БЫЛО с нами после какой-нибудь очередной смерти, что мы делали и «где прохлаждались» до того, как снова родиться, мы можем узнать в óдитинге.

 

Благодарю Вас, уважаемый Владимир Леонидович, за это общение и обмен мнениями; желаю Вам достойно преодолеть все нестроения – будущее открывается и превращается в прошлое исключительно нами – способами принимать вызовы и их преодолевать.

 

Спасибо и Вам, уважаемый Вильям Владимирович.

 

* Владимир Леонидович Куропятник , президент Церкви Саентологии по СНГ, священник церкви.

 

Источник: Институт государственной службы и управления

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100