Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 362 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НАС ПРЕДУПРЕЖДАЛИ

Печать

Михаил СИТНИКОВ

 

rasput koll«Гроб это такая радость...»   или новые мифы о «святом черте»

 

Реальные события и обстоятельства смутных времен неизбежно обрастают самыми разными, порой противоположными интерпретациями. Не стали исключением и события последних лет дореволюционной России, особенно те из них, которые связаны с предысторией отречения от престола, а затем трагической гибели бывшего императора Николая Александровича.

В этой связи хотелось бы отметить не новую, но усилившуюся именно в последние годы тенденцию к переписыванию образа одной из самых зловещих фигур царского окружения — Григория Ефимовича Распутина.

"Чем ближе я знакомился с документами, дневниками, перепиской этой семьи, тем большее недоумение у меня вызывало внушаемое нам стандартное представление о Распутине как исчадии ада, человеке абсолютно аморальном и корыстном. Этот страшный образ не вписывался в обстановку высшей духовности, нравственности, семейного лада и согласия, в которых жила семья последнего русского царя. С октября 1905 г., когда царская семья познакомилась с Распутиным, вплоть до своей трагической кончины царь, царица и их дети по настоящему любили Григория и верили в него, как в Божьего человека". Такое заключение дает в своей книге "Терновый венец России" (М., "Родник", 1996) один из апологетов неомонархизма Олег Платонов, благословленный "на труд сей присной памяти митрополитом Иоанном (Снычевым)".

Книга Платонова — пока первое "солидное исследование", реабилитирующее образ "святого старца". Серия "История масонских преступлений", в которую вошел этот опус, уже содержит в себе монографии о ритуальном характере убийства царя, известное сочинение С.Нилуса о сионских мудрецах с приложением "аналитических" материалов и т.п. И нет, пожалуй, на всей территории России региона, где монастырские либо приходские издательства и типографии не выпускали бы в свет в великом множестве полуанонимные откровения подобного толка, а книжные лавки церквей не торговали бы ими под видом литературы религиозно-нравственного содержания.

По тому, какой характер приобретает мифотворчество нынешних православных фундаменталистов, можно сделать заключение, что предназначено оно для самых широких масс. Облик чистосердечного в своей первобытной искренности крестьянина, что с любовью лепится Платоновым, говорит сам за себя:

"Много скорбей было мне, где бы какая сделалась ошибка, будто, как я, а я вовсе тут ни при чем. В артелях переносил разные насмешки. Пахал усердно и мало спал, а все-таки в сердце помышлял, как бы чего найти, как люди спасаются", — рассказывает старец в цитируемых автором книги "воспоминаниях". Вскоре именно это подвигает Распутина "посещать монастыри... менять образ жизни", он "перестает есть мясо, курить и пить вино".

То, что множество авторских документов того времени свидетельствует о безмерности пьяного распутства Григория, автора не смущает. О лживости наветов на "старца" должен свидетельствовать тот факт, что под документами стоят подписи представителей российской аристократии.

Упоминание о расследовании дела о причастности Григория Распутина к изуверской секте хлыстов (сентябрь 1907 — май 1908) ограничивается тем, что "подвижник", по мнению Платонова, подвергся оговору со стороны священников Православной Церкви, с которыми он конфликтовал, а основным зачинщиком незаслуженных преследований "святого старца" назван вел. кн. Николай Николаевич. Здесь, разумеется, дело не обошлось без апелляции к "масонству". Кроме упомянутого вел. кн. Николая Николаевича, агентами "сионского влияния" названы великие князья Николай Михайлович, Александр Михайлович, Дмитрий Павлович, начальник канцелярии министра царского двора генерал Мосолов, военный министр Поливанов, министр земледелия Наумов, чины других министерств — Джунковский, Урусов, Федоров, Кутлер, Барк и др. Кроме того, в списке Платонова приведены десятки фамилий членов Государственного Совета, дипломатических и военных ведомств, городских администраций и предпринимателей, руководителей и владельцев издательств.

В книге Платонова старец предстает чуть ли не Серафимом Саровским. Множество цитат из его поучений, писем и бесед исполнены душевной теплоты, безукоризненны по стилистике и содержанию. "Посмотри-ка на Боженьку, — "пишет" платоновский Распутин царевичу Алексею. — Он одно время терпел, а потом стал так силен и всемогущ". Или вот еще поучение: "Мы не к духовенству идем, а в храм Божий! Ну... да нужно подумать — худой, да Батюшка. У нас искушение... а все же почитать нужно его! Он есть Батюшка — наш молитвенник". Слишком похожие на заимствования из фольклорных или святоотеческих источников формулы, по всей вероятности, призваны растрогать сентиментального и не слишком привередливого читателя.

О воспитательной методике Распутина, например, может свидетельствовать фрагмент из интервью, взятого у него корреспондентом "Нового времени" в октябре 1904 г.: "Я видел их гордость, — вещает Григорий. — Они считали себя превыше всех. Золото, бриллианты и деньги туманили их ум. Ходили, как павы. Думали, что весь свет для них. Все остальное ничто. Я полагал, что надо их смирить, унизить. Когда человек унизится, он многое постигает. Я хотел, чтобы они пережили все это. И вот, в этом диком заблуждении, я заставил их идти с собой в баню. Их было двенадцать женщин. Они мыли меня и претерпели все унижения".

Редкая сила убеждения и врожденный актерский дар позволяли Распутину, используя склонность окружающих к вульгарному мистицизму, творить с ними поистине "чудеса": "Власть изгонять бесов дана мне самим Господом за усиленные подвиги поста и молитвы. Мне прикоснуться к женщине, все равно, что к чурбану. У меня нет похоти. И дух бесстрастия во мне сущий, я передаю им , а они от этого делаются чище, освящаются".

Садо-мазохистские ассоциации просвечивают во многих повествованиях "старца": "Я царицу на руках носил — давил прижимал, целовал. Я делаю с ней все, что хочу..." (записано директором департамента полиции С.П.Белецким). Или в нарочито велеречивых письмах о Святой земле: "Повели нас за Патриарший двор, стали умывать ноги. Боже, какая восстает в уме картина. Умывают ноги, утирают полотенцем и полились слезы у верующих, все изумлены глубиной подчинения, как нас учат смиряться" (Г.Распутин "Мои мысли и размышления"). Разумеется, дает о себе знать и нескрываемая животность желаний: "Мать мне надоела. Я с дочкой, Ольгой", — так он неоднократно позволял себе говорить" (из показаний министра внутренних дел А.Н.Хвостова Чрезвычайной следственной комиссии).

Однако нагляднее всего все же подлинные записки "святого". Впечатление о его личности будет неполным, если не ознакомиться с языком этого поистине гениального авантюриста:

"Золотые мои малютки, достиг град свят... напишу о всей церемонии умыли ноги я расскажу приеду вы истинные мои боголюбивые вы хоть без вас умывание ног господи гроб это такая радость..." (записка, присланная царице Александре Федоровне из Иерусалима, стилистика и орфография сохранены)

"Давай бох по примеру жить расси оне укоризной страны например нестожества. Сей минуты бох евленье силу увидите рать силу силу небес победа с вами и вас роспутин" (записка Распутина, адресованная Морису Палеологу — послу Франции, стилистика и орфография сохранены).

Можно себе представить высокую степень растерянности государственных мужей, вынужденных беспомощно наблюдать, как безвестный и безграмотный "раб Божий" с непонятной легкостью ломает механизмы государственно-бюрократического правления.

"Мистически-сексуальные извращения широко охватили самые верхи петроградского общества, вплоть до высших придворных кругов. Эта болезнь зашла так далеко, что вопрос этот подлежит компетенции не только политика, но и психиатра. Объективные данные о Распутине показывают, что историческая правда о нем звучит для двора хуже всякого навета, безудержной клеветы, хуже кошмарной сказки" (из доклада члена Государственной Думы В.А.Маклакова "О тлетворной деятельности Распутина", 1916).

"Когда я был директором департамента полиции, то в конце 1913 года, наблюдая за перепиской лиц, приближающихся к Распутину, я имел в своих руках несколько писем одного из петроградских магнетизеров к своей даме сердца, жившей в Самаре, которые свидетельствовали о больших надеждах, возлагаемых этим гипнотизером, лично для своего материальногго благополучия, на Распутина, бравшего у него уроки гипноза и подававшего, по словам этого лица, большие надежды в силу наличия у Распутина сильной воли и умения ее в себе сконцентрировать" (директор департамента полиции С.П.Белецкий)

"Когда над отдельным человеком или даже над целым народом должна разразиться беда, кажется, будто все обстоятельства складываются именно так, чтобы способствовать несчастью" (Ф.Юсупов "Конец Распутина")

К сожалению, все эти свидетельства не защищают от новых всплесков мифотворчества. Великое упорство маргиналов от православия до сих пор способно приносить уродливые плоды. Поэтому появление "конокрада Гришки" в виде местнопочитаемого "святого" вполне вероятно.

 

Источник: Русская мысль, Париж. №4266, 22 апреля 1999

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100