Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 561 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КЛЕРИКАЛЬНАЯ ФАНТАСМАГОРИЯ

Печать

Александр СОЛДАТОВ

 

rpc fantasmagor— Говорить, что при новом министре образования РПЦ получила «зеленый свет», не совсем правильно, потому что именно при предыдущем министре был признан успешным эксперимент по внедрению в школу «Основ религиозных культур», а в вузы — «теологии». Сейчас, к сожалению, мало кто уже об этом помнит, но поначалу тот эксперимент вызвал массовые протесты и гражданского общества, и некоторых педагогов, и многих религиозных деятелей, не относящихся к числу его лоббистов. Но министерство все-таки пропихнуло и курс, и «теологию».

Конечно, прежний министр не был так клерикализован, как нынешний, но эта разница лежит больше в сфере эмоций и психологии, чем в сфере политики. Мне неизвестно ничего о том, чтобы в Министерстве образования кто-то активно сопротивлялся преподаванию православия. Его не преподают с 1-го по 11-й класс только потому, что это технически невозможно — нет такого количества учебников, методических материалов, учителей и т.п. В таком объеме православную культуру не изучают даже в специализированных духовных учебных заведениях — семинариях и академиях. Их в тысячи раз меньше, чем школ, но даже там катастрофически не хватает преподавателей.

Протодиакон Андрей Кураев посчитал, что в случае самого «вялотекущего» преподавания этого предмета в течение 11 лет надо будет чем-то занять 600 учебных часов. Нет на свете таких воскресных школ и даже высших богословских учебных заведений, где православная культура преподавалась бы в таком объеме. А значит, нет учебников, планов, преподавателей и т.п.

С технической точки зрения заполнить такой объем можно, только внедрив под видом «православной культуры» специализированные церковные дисциплины — экзегетику, апологетику, догматику, литургику (а значит, и церковнославянский язык, без которого литургические тексты не понять), патрологию (а значит, и греческий язык, без которого не понять святых отцов), иконологию, разные виды истории Церкви, «сектоведение», «расколоведение» и т.п. В этом случае каждая светская школа России начнет выпускать дипломированных специалистов с богословским образованием не ниже семинарского. Но, как я говорил выше, даже в семинариях не хватает преподавателей — богословская школа в России была ведь уничтожена в 1920–1930-е годы и так и не возродилась. Вот в советские времена было куда больше специалистов по «научному коммунизму», но представьте теперь, что они вынуждены были бы говорить школьникам, если бы «научный коммунизм» ввели в объеме 600 часов в течение 11 лет?

Так что проект этот фантасмагоричен, нереализуем и преследует, вероятно, какие-то иные цели, нежели официально декларируемые. Я бы не исключал, что это попытка той, довольно влиятельной части кремлевской администрации, которая негативно относится к нынешнему патриарху, уменьшить его политический вес путем громкого публичного торпедирования одной из его инициатив.

Сейчас в церковной публицистике широко распространено сравнение современной Московской патриархии с газом, который заполняет любой свободный уголок общественной жизни. Православные начальники рвутся не только в школу, но и в армию, и в СМИ, и в сферу культуры, пытаясь там все цензурировать, и в медицину, добиваясь полного запрета абортов и внебрачных половых связей. А главное — они рвутся контролировать политическую власть, о чем патриарх Кирилл (Гундяев) напоминает президенту Путину при каждом удобном случае — последним из таких случаев было открытие памятника св. Владимиру на Боровицкой площади. В Московской патриархии даже герб России стали трактовать как символ «нерушимой симфонии» светской и церковной власти, которые якобы олицетворяет левая и правая головы орла.

Сегодня Московская патриархия добилась немалого контроля над сферой образования. Церковное руководство так рвется в школы потому, что это открывает доступ к некоторой части бюджета, и главное — позволяет навязать себя власти в качестве силы, которая формирует ценности подрастающего поколения и которую надо всячески поддерживать, прежде всего материально. Клерикализация образования — это компонент клерикализации государства, которую осуществляет нынешний патриарх. Допускаю, что в редких случаях некие благодушные священники рассчитывают и на улучшение морального климата в стране. Но это звучит очень наивно, учитывая, насколько свеж в нашей исторической памяти 1917 год, когда тотальное преподавание Закона Божия привело к массовому отпадению православных в атеизм и репрессиям против наиболее сознательных верующих.

Почему церковь так упорно вторгается в светскую жизнь? На мой взгляд, это элемент, если угодно, «реставрации» в современной России советской системы, ну чуть приправленной псевдосредневековой атрибутикой. В 1960–1970-е годы вторым лицом в Московской патриархии был митрополит Никодим (Ротов). Он, кстати, «вывел в люди» нынешнего патриарха Кирилла, за какие-то 7 лет превратив его из абитуриента семинарии в ректора академии.

Об этом митрополите много рассказывают разного… Но помимо прочего, был у него такой глобальный проект: воцерковление советской системы при сохранении КПСС и всех остальных ее институтов. Он так и говорил в интервью западным журналистам: «Наш советский атеизм намного лучше выражает и осуществляет исконные ценности христианства, чем либеральный и выхолощенный западный протестантизм». Я думаю, какая-то печать подобного мышления лежит на сознании нынешнего патриарха. Он как бы поддерживает господствующий политический тренд отрицания «лихих 90-х», осуждения демократии и прав человека, но только предлагает заложить в основу возрожденного тоталитарного общества идеологию не коммунистическую, а, так сказать, «православную». Власть охотно откликается на предложение таких идеологических услуг, потому что других идеологических институтов у нее нет вообще.

Сами власть имущие не склонны строго соблюдать евангельские заповеди и жить жизнью православных подвижников, но в качестве обоснования их претензий на идеологический и «духовный» контроль над жизнью подданных такая «православность» подходит.

 

  • «Деление детей по разным конфессиям убийственно для школы»

ПРОДВИГАЕМЫЙ РПЦ НОВЫЙ ПРЕДМЕТ ИСПУГАЛ СПЕЦИАЛИСТОВ

 

«Мы не должны путать религию и идеологию. Во-первых, никакой единой идеологии на религиозной основе невозможно создать в обществе, состоящем кроме христиан из атеистов, буддистов, мусульман, иудеев», — говорит Евгений Ямбург, заслуженный учитель России, доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО. По его мнению, с задачами просвещения курс истории религий справится лучше.

Его коллега Рустам Курбатов, директор подмосковной школы «Ковчег» и эксперт УМО, придерживается той же линии: «Я проголосовал бы против сквозного курса православия, у нас в четвертом классе преподаются основы мировых религий, я читаю Евангелие с детьми, Ветхий Завет со старшими классами и в целом убежден, что этот материал — важная часть мировой культуры, но идея этого сквозного курса, даже если ребятам предложат выбор, ведет к разобщению. Тот факт, что дети будут делиться по разным конфессиям, это ужас, это убийство школы».

 

«По тем отрывкам, которые доступны мне, можно заключить, что экспертов испугала религиозная индоктринация, детей затаскивают в глубины византийской истории. Зачем школу превращать в семинарию, не совсем понятно», — заключает автор учебника, по которому и сейчас учатся «основам православия» ученики четвертых классов, протодиакон Андрей Кураев.

По его мнению, саму идею преподавания христианской культуры в школе дискредитировал нахрап, с которым Патриархия продавливала именно «религиозную» составляющую курса: «Изначально мои позиции со многими церковными начальниками расходились, потому что они твердили, что главное — это привить духовность детям в церковном смысле, — вспоминает Кураев баталии трехлетней давности. — Ну и далее не было ни малейшей попытки осадить энтузиастов — «насадителей» духовности на местах. К сожалению, попытки внести свои коррективы не было и со стороны государства».

 

Источник: Новая газета

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100