Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 687 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИМЕНЕМ ЦЕРКВИ

Печать

Зоя СВЕТОВА

 

rpc patriarshestvoЯ уже несколько месяцев пытаюсь придумать, как написать книгу о моих родителях: Зое Крахмальниковой  и Феликсе Светове . Они ушли один за другим, и я не успела как следует расспросить о главном деле их жизни – о вере в Бога. Они оба крестились в зрелом возрасте, в начале 70-х годов прошлого века, когда большое число "шестидесятников" пришло в Церковь – интеллигенты, разочарованные несостоявшейся оттепелью, ищущие себя, Бога, справедливость. То было время "религиозного возрождения".

Помню крещение на квартире известного диссидентского священника, которого вскоре посадили в Лефортово, где он, не выдержав гэбэшного прессинга, признался в антисоветской деятельности и выступил по телевизору с покаянной речью. Потом одного за другим арестовали моих родителей. Посадили за религиозные тексты, опубликованные в самиздате и на Западе. Их обвинили в "подрыве советского конституционного строя", год продержали в тюрьме, а потом отправили в ссылку на Горный Алтай. Как рассказать сегодняшним читателям, почему в 70–80-е годы православные шли в лагеря за свои убеждения?

Поймут ли они, сегодняшние, что тогда миссионерская и проповедническая деятельность приравнивалась к антисоветской и Русская православная церковь не была так близка власти, как сегодня? Сегодня, когда канонизированы православные мученики, пострадавшие от сталинских репрессий, сам институт церкви постепенно превращается в гонителя инакомыслия. Именем церкви следователи заводят уголовные дела.

Мы хорошо помним историю Pussy Riot, борьбу патриарха Кирилла с тремя девчонками, помним, как отец Всеволод Чаплин требовал от них публичного покаяния. Недавняя история блогера Руслана Соколовского , которого посадили в СИЗО за то, что он ловил покемонов в храме, – еще одна позорная страница в истории, ведь хватило бы одного заявления со стороны представителей церкви, и Соколовский мог бы отделаться штрафом.

Статья 148 Уголовного кодекса об "оскорблении чувств верующих" сама по себе дискриминационна и неконституционна: в УК нет статьи об "оскорблении чувств неверующих". Кроме того, она противоречит духу христианства, которое пронизано любовью и не предполагает наказания за неверие, ибо "Бог не может быть поругаем". Но увы, наше православие далеко от истинной веры. Мы убеждаемся в этом постоянно, когда видим, как Русская православная церковь, используя свою близость к власти, борется с теми, кто недоволен ее деятельностью.

Недавняя история конфликта жителей Лосиноостровского района Москвы, протестующих против строительства храма в парке "Торфянка", еще страшнее, чем истории преследований Pussy Riot и Соколовского. Я могу понять, что светское пение и ловля покемонов в храме может восприниматься верующими как нарушение порядка, могут раздражать и даже оскорблять. Но в случае с "Торфянкой" речь идет об обычном конфликте интересов между двумя группами граждан. Одни хотели построить в парке храм, другие этому воспротивились. Их протест носил вполне мирный характер, но силы неравны: за первыми стояла вся мощь аффилированной с государством церкви, за вторыми – лишь слабое гражданское общество. 13 обысков на квартирах протестующих, многочасовые допросы, телевизионные сюжеты с пугающими рассказами о "неоязычниках", получающих помощь из -за границы и оскорбляющих верующих за "иностранные печеньки".

Местным жителям, протестующим против строительства храма, противостоит общественное движение "Сорок сороков" , возглавляемое предпринимателем Андреем Кормухиным, который объявил своей целью "вернуть Москве храмы". "Сороковцы" носят футболки цветов флага нацистской Германии и считаются "личной гвардией патриарха Кирилла". Это спортивного вида ребята, как правило, они охраняют мероприятия с участием патриарха – и "приводят в чувство" противников строительства храмов. Кормухин, отвечая в одном из интервью на вопрос журналиста, как им удается защищать строительство от протестующих, был откровенен: "Мы это называем "мягкой силой". Вместе с нами, допустим, на площадку, где должен быть храм и где вокруг его строительства возникают разногласия, выходят ребята-спортсмены, гордость России – чемпионы мира по боксу, чемпионы мира по карате, чемпионы мира по борьбе, по пауэрлифтингу, по армрестлингу. И это сильно".

В случае с парком "Торфянка" "личной гвардии" патриарха оказалось недостаточно. 8 октября 2015 года Градостроительно-земельная комиссия Москвы отменила решение о строительстве храма в этом парке. Церкви предложили участок в районе платформы Лосиноостровская. Год назад это считалось победой гражданского общества. Но РПЦ от своих планов построить храм именно в "Торфянке" не отказалась: несмотря на требования жителей, крест, поставленный на месте закладки храма, убирать не стали. Противостояние, продолжающееся больше года, закончилось массовыми обысками и возбуждением уголовного дела. Не обошлось и без патриарха Кирилла: за две недели до возбуждения уголовного дела патриарх заявил, что жители протестуют не против самого храма, а "ненавидят изображение креста Господня". Вскоре в прокуратуру были поданы доносы на гражданских активистов, и "машина" закрутилась. В ближайшее время мы станем свидетелями показательного уголовного процесса над "неоязычниками", оскорбляющими чувства верующих. Симфония православной церкви с властью, против которой выступали Толоконникова, Алехина и Самуцевич, четыре года спустя зазвучала еще громче.

В фильме, посвященном 70-летию патриарха Кирилла, Владимир Путин признался, что в 1952 году его тайно крестил священник – отец будущего патриарха Кирилла. Это признание стоит воспринять как знак еще большего сближения: патриарх и Путин породнились духовно. Такая близость накладывает на церковь особую ответственность: РПЦ отвечает за все, что делает власть. Тем же, кто не согласен с властью, трудно считать себя частью такой церкви. Иногда стыдно признаваться, что ты православный. Как объяснить неверующему человеку, что вера в Христа и РПЦ – разные вещи? Как объяснить, что мне не нравится, когда именем церкви проводят обыски и допросы? Как объяснить, почему в 70-е годы прошлого века мои родители пришли в церковь и были готовы сесть за веру в тюрьму? Я не знаю, как бы они поступили сейчас. Ведь сегодня, когда Русская православная церковь из гонимой превратилась в гонителя, думающему человеку не так-то легко стать ее частью.

 

Автор: Зоя Феликсовна СВЕТОВА – журналист "Открытой России", бывший член Общественной наблюдательной комиссии города Москвы

 

Источник: Свобода

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100