Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 237 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МЫ ЧТО, НЕ НАРОД?

Печать

Павел ЛУНГИН

 

///Нет надобности говорить, что я поддерживаю выступление Райкина.

Мы все почувствовали его подлинную боль.

В Древней Японии самурай, чтобы выразить несогласие с действиями правителя, шел к его дворцу и  делал себе сэппуку, публичное ритуальное самоубийство.

В словах Райкина была самоубийственная искренность. Давайте уважать ее.

Для меня главная  миссия художника — чувствовать невысказанную  боль своего народа. Реагировать на зарождающиеся противоречия.

Мы подобны врачам, которые прививали себе чуму, чтобы вылечить болезнь

Можно обвинить этих врачей в отсутствии патриотизма или неверии в министерство здравоохранения. Но отнять у  художника эту способность чувствовать боль, значит, кастрировать его, сделать его жизнь бессмысленной.

Ни один из моих фильмов не был цензурирован.

У нас сейчас прямой цензуры нет. В наше время Николай Первый стихи Пушкина не читает и лично не вымарывает.

Но получилось так, что цензура осуществляется снизу «инициативными группами»  и малообразованных людей. Цензура как бы делегирована им.

Они теперь решают, нужен ли нам Вагнер, они ломают скульптуры, они обливают зеленкой детей, приехавших на исторический  конкурс. Они стали «гласом народа»

Полиция бездействует, а власть не дает оценки погромщикам. А мы что, не народ?  

Я боюсь, если бы мой «Остров» вышел сейчас, нашлось бы множество обиженных блюстителей и яростных ревнителей: герой не так молится, стоит спиной к церкви. Он не стандартный, не правильный. Фильм бы не вышел, разве это было бы лучше? Тем более «Царь», который говорит – о ужас! - о том, как Иван Грозный погубил Святого Митрополита Филиппа. Громить проще, чем открыть «Житие Святых» и прочитать обличительную речь Филиппа в Успенском Соборе, которой он призывает одуматься  Царя, «обагренного кровию невинных». Мы все такие разные. Райкин, Табаков, Звягинцев, я. Мы констатируем:   что-то тревожное и неправильное происходит в нашем обществе. Художник чувствует себя в опасности.

Сам процесс творчества становится подозрительным.

Прислушайтесь к нашим словам.

 

Источник: Новая газета

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100