Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 226 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОКА ПОГРОМ НЕ ГРЯНЕТ

Печать

 

...«Патриотическая» общественность разгромила фотовыставку о войне в Донбассе, устроенную в Сахаровском центре в Москве. Это уже вторая подобная акция за неделю — первой погрому подверглась выставка фотографий Джока Стерджеса. Российское общество находится в мучительном поиске ответа на вопрос, что можно, а что нельзя, где границы частного и общественного. Проблема в том, что государство не занимает в этой конфронтации независимой позиции.

 

Как бы ни возмущались наши «почвенники» и как бы ни радовались «западники», но мы ищем ответы на те же вопросы, что и большая часть мира, которую принято называть, с иронией или с уважением, «цивилизованным». Более того, оттуда эти вопросы к нам и пришли.

Именно на Западе после Второй мировой войны меньшинства — национальные, расовые, религиозные, сексуальные — отстояли право на законодательную защиту от унижения. Не только физического, но и риторического, словесного. Причем в некотором смысле был нарушен даже принцип презумпции невиновности: не оскорбленный должен доказывать, что его сознательно унизили, а оскорбивший — что не имел в виду ничего подобного. Это и есть пресловутая политкорректность.

Именно по этим западным лекалам нынешние российские власти выстраивали сначала антиэкстремистское законодательство, а в последние годы — защиту «оскорбленных чувств» верующих и, конечно, детей.

В последнем случае налицо явная подмена: в отличие от евреев, чернокожих, православных или геев дети не могут сами заявить о том, что что-то им навредило, так что думают и решают за них другие. Честнее было бы назвать это не защитой прав детей, а защитой прав родителей. Или еще точнее — их спокойствия по поводу судьбы любимых чад.

Отсюда внесудебная блокировка сайтов с «вредоносной информацией» — сами доказывайте, что она полезная. Но отсюда же и возмущение многих вполне либеральных блогеров выставкой Стерджеса: мол, обливание экспонатов мочой — это, конечно, перебор, но сами фотографии — тот еще разврат! И в том же ряду бойкот некоторых сайтов за «гендерно-шовинистические» шуточки в соцсетях и извинения других, за них же.

Погром выставки в Сахаровском центре, учиненный «патриотической» общественностью, вроде бы из другой оперы. Официально Россия в войне в Донбассе даже не участвует. Но «русский мир» — это если и не полноценная скрепа, то уж точно скрепка, ее тоже не грех защитить. Да и у самого центра «плохая репутация» в соответствующих кругах — ведь именно после разгрома выставки «Осторожно, религия», устроенной там в 2003 году, стало ясно, что чувства верующих государству важнее автономии искусства.

На самом деле власти в последние годы вольно или невольно запустили очень серьезную дискуссию о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Можно, конечно, говорить о том, что защита прав детей не имеет никакого реального отношения к фотографиям обнаженной натуры, сексуальное невежество наших подростков — к запрету беби-боксов, а проблема Донбасса — к фотографиям украинских военных в небольшом музее. Но это не совсем так, потому что от того, как разрешатся эти проблемы, будет зависеть и то, как будут решаться другие, действительно более важные, но менее медийные.

И все бы это было вполне нормальным процессом выработки нашей собственной политкорректности, если бы не существенное «но». Дело в том, что как-то не верится, что активистские группировки, которые призваны символизировать «моральное большинство», — те самые, что громили выставки на этой неделе, — совсем уж самостоятельны. Более того, создается стойкое ощущение, что их руками власти решают собственные проблемы.

Вот, например, формально у государства нет возражений против фотографий украинских военных, но куда приятнее, чтобы их в центре Москвы не было и чтобы все, кто такой опыт повторить попытается, знали, чем он закончится. И это явно не честная игра, которая к тому же приучает оппозиционных активистов к тому, что с ними можно поступать как угодно.

Тем более что новое поколение даже провластных активистов, похоже, отличается от первопроходцев из «Идущих вместе» тем, что они действительно идейные. И как показывает история с той же выставкой Стерджеса, а точнее, с тем, как быстро «Офицеры России» начали оправдываться за ее закрытие — мол, нас спровоцировали, свой «праведный гнев» не всегда согласовывают с вышестоящими инстанциями. По шапке они, конечно, в итоге получают, но уже поздно.

Пожалуй, единственная разумная позиция, которую государство может занять в условиях идущей у нас моральной конфронтации, — это недопущение любого насилия с каждой из сторон.

Бойкотировать, пикетировать, кричать — сколько угодно. Обливать краской, зеленкой, фекалиями и даже просто призывать к этому — ни за что. Иначе это не выработка новых моральных стандартов, а предвестие гражданской войны.

Есть, конечно, и другой вариант. Это государство, которое берет на себя функции морального авторитета, прямо решающего, что можно, а что нельзя. Только для этого желательно обладать не только властью, но и самим этим авторитетом. Но на сегодняшний день общепринятый, в том числе и во вполне патриотических кругах, образ представителя российской элиты скорее походит на героя свежего клипа Робби Уильямса «Оттягивайся, как русский» — карикатурного богача в дворянских одеждах, не отказывающего себе ни в каких удовольствиях.

 

Источник: Газета.ру

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100