Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 497 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТРАНСЦЕНДЕНТНОЕ В ИСКУССТВЕ

Печать

Михаил КОЗЛОВ

 

difenbash 1difenbash mandalaВ современных условиях рукотворных мегаполисов новые формы выражения религиозности в искусстве проявляются при помощи современных технологий, но, тем не менее, философский фундамент остается прежним.  Иммануил Кант, исследуя человеческий разум, говорил, что искусство позволяет преодолеть чувственное восприятие мира, а Роберт Маретт признавал, что первичные формы религиозности выражались через искусство. В гротах непролазных пещер запечатлялось вечное жертвоприношение, вытанцовывался ритм смерти и возрождения природы. В древнем мире, как известно, в отношении полов не усматривалось скабрезности. Искусству было позволено оставаться вне рамок и норм и в последовавших цивилизационных расхождениях. Эротизм сохранился даже в аскетическом искусстве христианских церквей.

Современное искусство, главным критерием которого стала безусловная неповторимость, во внутренних фундаментальных поисках и формах выражения, не смотря на новые технологии, все более смотрит назад, в протестный ХХ век и извечную религиозность. Метафизический, метафорический язык искусства вбирает в себя образы неприглядной антропогенной обыденности жизни, погибающей природы, антиэстетики, усматривая в них «осколки зеркал» религиозной реальности.

Русский вклад в современное западное искусство, в особенности, в католической среде «Comunione e Liberazione» в основном сводится к трем именам: А. Рублев, Ф. Достоевский и А. Тарковский. Русскую икону высоко ценил еще Анри Матисс, создав на ее основе собственный стиль «дикий» фовизм. Достоевский показал глубокую религиозность национального характера в России. Тарковский сумел поставить проблемы существования свободно мыслящего человека в сером обыденном обществе, который стремиться выйти за пределы эмоций и чувств.

difenbash natСвою глубокую связь с Тарковским чувствует и современный фотохудожник из Франкфурта-на-Майне Наталья Диффенбах (Куницына), выставка которой проходит в столичном Фотоцентре на Гоголевском бульваре 8. Обнаружение в метафизике смысла красоты составляет эстетику искусства фотохудожника. Это взгляд в известной мере вытесняет биологическую эстетику – индивидуальное понятие вкуса, от которого необходимо отречься ради познания Божественной метафизики. Трансцендентность рассматривается противоположностью общественной культуре, «выбрасывается» на замусоренные улицы в образах обнаженных силуэтов. Ощущение трагедии ненужности религиозных идеалов ощущается в творчестве Н. Диффенбах, как не только художника, но и профессионального религиоведа. Разделения и слияния эстетики и метафизики отражают сюрреалистические фотоколлажи, заставляющие зрителя задуматься о своем собственном отношении к окружающему миру.

difenbash 2Франкфуртский художник определяет свое творчество как общечеловеческие мифологические и архетипические конструкции, которые находят выражение в банальных образах и предметах, вступающих во внутренний диалог: «Мой герой, – говорит Н. Диффенбах, –  это сиюминутная красота, как бы случайно возникающая перед лицом всепоглощающей вечности, которую в моих многочисленных работах символизирует чёрный цвет фона, я использую собственный метаязык – „эмоциональный реализм“, – находящий своё выражение в знакомых каждому образах. Как филолога и религиоведа, меня всегда занимала взаимозаменяемость текста и визуального образа, внутреннее видение текста, ассоциативный ряд».

Современный мир, при отсутствии удерживающего центра, отличается фрагментарностью – всё в духе Ж. Бодрияра. Плюрализм мнений не даёт готовых универсальных ответов. Для формирования собственного мировоззрения современному человеку приходится предпринимать титанические усилия, но не каждый готов к этому, многие «разбиваются» об экзистенциальный барьер, распыляясь в бессмысленности.

Для Н. Диффенбах изучение мира эмоций в соответствии с личным опытом – глубоко интроспективно и необходимо соотносится с эмоционально-культурным полем ушедших эпох, их культурно-образным воплощением. Соответственно, предметы искусства являются интуитивным или осознанным воплощением духовности, чувственно выразимой в красоте, которая, в свою очередь, имеет причину во всегда присутствующем в искусстве Божественном – оно символьно и необходимо. Иммануил Кант, основоположник немецкой философской классики, отмечал, что относительно эстетического ощущения  в рассудочном аппарате человека отсутствует «понятие». Эстетическое чувство является сразу как «представление» без посредства понятия. Но содержание этих представлений опять же не может быть выражено в понятии. Гармония понимается как всеобщее единство, которое логически не соотносится с субъектно-объектными отношениями в мире. Поэтому в посткантовской философии и частично в русской религиозной философии, присутствие гармонии в мире с субъект-объектными отношениями объяснялось только как стремление и императив.

Красота не достигается, не познается ни рассудком, ни разумом.  Кант сделал из этого положения вывод о красоте как не объективном, нереальном предмете веры, а не знания. Академик Раушенбах же, наоборот, пришел к мысли о реальности души и объективном познании красоты, превосходящем логическое знание. Искусство Натальи Диффенбах, растворенное в этих философских интенциях не агрессивно, не одиозно и не навязчиво, оно – лишь императив, который может показать направление, но вывод каждый сделает сам. 

Как говорит святоотеческое предание, и в дьяволе есть частица Бога, которая позволяет ему существовать, и не превратиться в небытие. Итак, Красота, как качество и имя Бога, необходимо присутствует в творении, даже падшем и восставшем против Бога. Сергий Булгаков считал, что при выборе своих вдохновений искусство обладает в высшей степени безгрешностью, находится по ту сторону добра и зла, но, свободное от морали, оно все равно стимулирует рост морального чувства в человеке.

Отбросив традиционную эстетику, «неизобразительное» авангардное искусство ХХ века, как сошествие во Ад, не сопровождаемое воскресением, поставило во главу угла ужас человеческого существования, поэтому, преодоление этого тупика поколением новых художников представляет чрезвычайный интерес как для исследователя кросс-культурных процессов, так и для всякого неравнодушного человека.

 

RP

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100