Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 287 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"ЗВУЧАЛИ ПРИЗЫВЫ МОЛИТЬСЯ ЗА ГИТЛЕРА"

Печать

 

vlasov a genПочему нацисты на оккупированных территориях Советского Союза не распустили колхозы, а коллаборационистские настроения были больше всего распространены в крестьянской и казачьей среде? Можно ли оправдывать Власова и других пособников нацистов?

 

 Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Высшей школы экономики Олег БУДНИЦКИЙ.

 

 

  •  Разновидности коллаборационизма

«Лента.ру»: Термин «коллаборационизм» появился во время Второй мировой войны во Франции. Можно ли сравнивать масштабы этого явления там и в Советском Союзе?

Олег Будницкий:Сравнивать, конечно, можно, но нужно понимать принципиальную разницу между нашими странами. Во-первых, это касается размера оккупированной территории и численности проживающего на ней населения. Во-вторых, коллаборационизм (что в переводе с французского означает «сотрудничество») во Франции был частью официальной политики правительства маршала Петена, которое было, кстати, абсолютно законным.

Получается, что любой законопослушный француз после поражения от Германии в июне 1940 года мог считаться коллаборационистом. Поскольку впоследствии под оккупацией оказалась вся территория Франции, то в процентном отношении большинство ее населения так или иначе взаимодействовало с нацистами.

Но всегда нужно разделять активное пособничество с пассивным (бытовым) сотрудничеством с оккупационными властями, которое вряд ли вообще можно считать коллаборационизмом. В большинстве случаев люди были вынуждены идти на это, чтобы выжить. С другой стороны, любые оккупанты всегда вынуждены были взаимодействовать с местным населением.

 

Это касалось и нацистской Германии?

Конечно. Даже в СССР или в Польше, где оккупационный режим был гораздо свирепее, чем в Западной Европе, нацистам иногда приходилось идти на некоторые послабления для людей, проживающих на занятых ими территориях.

Разумеется, активных коллаборационистов, служивших в полиции и других нацистских вооруженных формированиях, участвующих в карательных акциях, можно и нужно считать изменниками и предателями. Однако подавляющее большинство людей, оказавшихся в СССР под немецкой оккупацией, не сотрудничали с нацистами, но и не противодействовали им. Не будем забывать, что на занятых вермахтом территориях оказалось приблизительно 68-70 миллионов советских граждан, три четверти из которых были женщины.

 

Можно ли провести четкую грань между сознательным коллаборационизмом и попытками просто адаптироваться к оккупации?

Конечно, можно. Активными коллаборационистами были те, кто шел на военно-политическое сотрудничество с нацистами, кто публиковался в коллаборационистской печати, служил в частях вермахта или в полиции, в национальных или казачьих формированиях под эгидой гитлеровской Германии.

 

Например, в так называемой «Русской освободительной армии» (РОА) под командованием бывшего советского генерала Андрея Власова?

И они тоже, хотя РОА была создана лишь на исходе войны, в ноябре 1944 года. Кстати, у нас принято всех, кто с оружием в руках служил нацистам, называть «власовцами», но на самом деле это не так. «Русская освободительная армия» Власова насчитывала около 50 тысяч человек, в то время как в вооруженных силах нацистской Германии и вспомогательной полиции служило свыше миллиона советских граждан.

 

То есть более миллиона советских граждан в годы Великой Отечественной войны с оружием в руках воевали на стороне Гитлера?

Да, но я не думаю, что они все были идейными коллаборационистами, воевавшими с советской властью, что называется, по зову сердца.

 

  • Власов и казаки

А кем тогда их следует считать?

Ситуативными коллаборационистами. Большинство из них стали пособниками нацистов в силу различных обстоятельств. Грубо говоря, в критической для себя ситуации они выбрали то, что считали наименьшим злом, или то, что может спасти им жизнь. Я, например, не считаю того же Власова идейным коллаборационистом.

 

Почему?

Нет достоверных свидетельств, что он до плена собирался бороться с советской властью. Власов был обычным советским генералом, выходцем из крестьянской среды, сделавшим блестящую военную карьеру в Красной Армии. Кстати, в 1941 году он неплохо воевал под Киевом и Москвой — Илья Эренбург в «Красной звезде» даже написал о нем восторженную статью. Не попади он годом позже в плен, Власов вполне мог бы участвовать в параде Победы на Красной площади.

 

Как Власов попал в плен?

Конечно, сам он плена не искал — как и большинство других будущих коллаборационистов. После разгрома 2-й ударной армии, которой он командовал, Власов некоторое время скрывался в лесах, но затем был захвачен в одной деревне вспомогательной полицией и выдан немцам. Почему генерал впоследствии согласился на сотрудничество с нацистами, было ли это прозрение, авантюра или поиски лучшей жизни — остается только гадать.

 

Среди одного миллиона советских коллаборационистов какова была доля жителей недавно присоединенных к СССР территорий — Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии?

Коллаборационизм на этих территориях, конечно, был очень распространен, но доля местного населения в общем числе жителей оккупированных районов СССР была сравнительно невелика. В количественном отношении больше всего коллаборационистов было среди украинцев и русских, что понятно: их больше всего проживало на оккупированных территориях, преобладали они и в числе военнопленных.

На оккупированных территориях Российской Федерации находился коллаборационистский анклав — так называемая Локотская республика, находившаяся на территории нескольких районов довоенных Орловской и Курской областей (ныне по большей части это территория Брянской области). Коллаборационистской «литературной столицей» был Смоленск, и довольно высокую долю коллаборационистов давали казачьи области.

 

Какие именно казачьи области?

Земли донского и кубанского казачества.

 

Как вы думаете, почему?

Потому что там хорошо помнили гражданскую войну, расказачивание и коллективизацию.

 

Во время Великой Отечественной войны казачьи части были и в Красной Армии, и в вермахте. Можно ли сказать, что война расколола казачество, особенно донское?

Да, у нацистов действительно существовало Главное управление казачьих войск под руководством бывшего царского генерала Петра Краснова, который после гражданской войны жил в эмиграции преимущественно в Германии. В то же время в составе Красной армии очень мужественно и эффективно сражались 4-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий корпус и 5-й гвардейский кавалерийский Донской казачий корпус. Сейчас трудно говорить о каком-то конкретном соотношении — точных цифр мы не знаем. По некоторым оценкам, во время Второй мировой войны на стороне нацистской Германии воевало около 70 тысяч казаков, в том числе в составе войск СС.

 

  • Церковь и колхозы

Как во время немецкой оккупации вела себя Русская православная церковь? Несколько лет назад вышел фильм «Поп» — о деятельности Псковской православной миссии...

Это кино — художественное произведение, но не будем забывать, что в реальности Псковская миссия была организована нацистами для продвижения своей политики на оккупированных территориях. От ее имени в местной коллаборационистской прессе звучали призывы молиться за победу Гитлера.

Дело в том, что самый пик антицерковных гонений в СССР пришелся именно на предвоенное время, когда в ходе переписи населения 1937 года свыше половины советских граждан назвали себя верующими. Когда началась Великая Отечественная война, в стране развернулись репрессии, очередная зачистка страны, сопоставимая по методам, а иногда и по масштабам с 1937 годом.

Жертвами нового витка массового террора как раз стали священнослужители, именовавшиеся в документах карательных органов «членами православно-монархического подполья». А тут пришли нацисты и стали открывать церкви. Я думаю, что изменение политики Сталина по отношению к Русской православной церкви во время войны связано не только с очевидной религиозностью значительной части населения, но и с тем, что надо было выбить у немцев «религиозный козырь».

Была и другая причина, объясняющая благосклонность германской администрации к деятельности Русской православной церкви на оккупированных территориях. Как известно, нацистские идеологи были скорее язычниками, чем христианами. Они считали, что христианство способствует покорности местного населения, что это религия слабых, а не настоящих воинов.

 

Правда ли, что многие жители оккупированных территорий шли на сотрудничество с немцами в надежде на то, что те ликвидируют ненавистные всем колхозы?

Да, многие надеялись, что колхозы наконец-то распустят. По моим оценкам, наибольшее распространение коллаборационистские настроения, особенно в начальный период оккупации, получили среди крестьянства. Это, впрочем, неудивительно — как и казачество, оно больше всего пострадало от советской власти, от жестокой и разорительной коллективизации. Но, вопреки ожиданиям, нацисты не распустили колхозы, поскольку для них, как и для большевиков, это была удобная и эффективная форма изъятия продовольствия.

 

Почему немцы почти не использовали вооруженных коллаборационистов на Восточном фронте против Красной Армии, а в основном отправляли их на Балканы воевать с югославскими партизанами? Не доверяли?

Да, Гитлер совсем не доверял русским — ни Власову, ни Краснову, ни кому-нибудь еще. Особенно это касалось белоэмигрантов, поддержавших германское вторжение в СССР. Он не без оснований считал их русскими националистами, стремящимися использовать немцев в своих целях. Но Гитлер хотел не просто свергнуть большевистский режим, а уничтожить Россию и ее государственность в принципе. Поэтому Власову, как я уже говорил, разрешили создать вооруженные части РОА лишь в ноябре 1944 года, а так называемый Русский охранный корпус (затем именовавшийся Русским корпусом) в Югославии в основном воевал с югославскими партизанами.

 

  • Коммунисты-коллаборационисты

Как вы относитесь к операции «Килхол», проведенной англичанами и американцами, — насильственной высылке в СССР казаков, воевавших на стороне Германии?

Конечно, для них это была трагедия. Но надо помнить, что все эти люди добровольно надели нацистскую форму и пошли воевать за Гитлера.

 

Но большинство из них не были гражданами СССР, в основном это были белоэмигранты.

Формально это, конечно, так. С юридической точки зрения они не могли считаться изменниками, поскольку не были гражданами советского государства. Это правда. Но союзников не очень волновала формально-юридическая сторона. Они смотрели не в паспорта, а на форму этих людей — она была немецкой, и этого для них тогда было достаточно, чтобы отправить их в СССР.

Не думаю, что сегодняшние жалобы на необоснованную жестокость союзников, которые якобы отправили на верную смерть десятки тысяч «ни в чем не повинных русских людей», обоснованны. Нет, это были пособники нацистов, которые в той же Югославии совершали военные преступления. Неудивительно, что англичане и американцы не испытывали к ним никакого сочувствия.

 

Но членов их семей тоже выслали в СССР.

Да, и это, бесспорно, была уже ничем не обоснованная жестокость. Но, вопреки распространенному мнению, массовых казней не последовало. В основном казаков и членов их семей отправили в лагеря и на принудительные работы. Часть из них там погибла, но значительная часть выжила и впоследствии попала под амнистию. Я не хочу показаться сейчас адвокатом сталинского режима, но думаю, если бы их отправили в Югославию, шансов остаться в живых у них было бы совсем немного.

 

Как сложилась судьба выживших советских коллаборационистов после войны?

Как известно, лидеров коллаборационистских формирований, Власова и других деятелей РОА, казачьих лидеров Краснова и Шкуро по приговору суда повесили. Что касается менее известных коллаборационистов, то с ними по тогдашним меркам обошлись относительно мягко. Всего в период с 1943 года по 1953 год были осуждены примерно 350 тысяч советских граждан, сотрудничавших с нацистами, в том числе воевавших с оружием в руках на стороне нацистской Германии. Незначительную часть казнили, большинство получили длительные сроки заключения, но в середине 1950-х годов почти всех амнистировали.

 

Некоторые современные публицисты, вспоминая о миллионе советских коллаборационистов, Великую Отечественную войну называют «второй гражданской». Насколько, на ваш взгляд, это корректно?

Я думаю, это явное преувеличение, хотя элементы подобного противостояния были. Конечно, советский коллаборационизм во время Великой Отечественной войны во многом был следствием не только гражданской войны, но и коллективизации, сопровождавшейся раскулачиванием, о чем я уже говорил. Но я хочу особо подчеркнуть, что никакой прямой зависимости тут нет. Многие люди, пострадавшие от сталинских репрессий, во время войны самоотверженно сражались за родину.

Был и другой любопытный момент. У нас принято считать, что всех коммунистов, оказавшихся на оккупированных территориях, нацисты сразу же расстреливали. На самом деле большинство из них немцы просто ставили на учет и особо не трогали. Более того, в некоторых областях (например, в Орловской) в местных оккупационных административных органах значительную часть составляли бывшие партийные и советские работники.

 

  • «Нельзя бороться с Гитлером вместе с Гитлером»

Как вы относитесь к современным попыткам реабилитировать или как-то оправдать генерала Власова и его сторонников? Некоторые считают РОА антибольшевистским освободительным движением.

Я к этим «некоторым» не принадлежу. Власов и его последователи нарушили воинскую присягу и перешли на сторону врага, стремящегося уничтожить нашу страну как таковую, а не только советскую власть. И Гитлер никогда не скрывал подобных планов. В мировой истории были такие случаи, когда люди, считая, что сражаются за неправое дело, поворачивали оружие против своей страны. Но это не был случай Власова и других коллаборационистов. Еще можно было заблуждаться относительно нацистов в первые недели войны, когда было неясно, как они поведут себя на оккупированных территориях. Но потом, когда они там развязали террор, нельзя было всего этого не замечать. С моей точки зрения, никакого оправдания пособникам нацистов, независимо от их мотивов, нет и быть не может.

 

Нужно ли, на ваш взгляд, какое-либо общественное обсуждение феномена советского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны?

Я не вижу тут предмета для обсуждения. Лозунг некоторых коллаборационистов «Против Сталина и Гитлера» был, на мой взгляд, придуман задним числом. Думаю, не нужно специально доказывать его абсурдность, ибо нельзя бороться с Гитлером вместе с Гитлером. Конечно, большевистский режим был ужасным и бесчеловечным, но нацизм, под чьи знамена встали эти люди, был абсолютным злом.

 

На фото: Андрей Власов с солдатами РОА. Фото:public domain / Wikipedia

 

 

Источник: Лента.ру

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100