Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 236 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТУМАННЫЙ "ЭКСТРЕМИЗМ"

Печать

Владимир НИКИТИН

НПЦ 21 сентября, фото автораВ Московском Независимом пресс-центре (НПЦ) состоялась пресс-конференция посвященная презентации доклада «Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в первой половине 2010 года».  Доклад был представлен 21 сентября 2010  директором Центра «Сова» Александром Верховским, заведующей отделом исторической библиотеки Еленой Струковой и экспертом Института прав человека Львом Левинсоном.

Директор Александр Верховский отметил, что за всю историю практики Центра доклад в отношении экстремизма впервые выпускается отдельно от остальных тем. Выразив сожаление, что социальная проблема решается силовыми методами, он говорил о том, что нельзя выдвигать претензии к СМИ с обвинениями в экстремизме  за комментарии, которые делают пользователи, так как контролировать всех пользователей невозможно. По мнению Верховского, существующий список экстремистской литературы из почти 700 наименований трудно использовать и свое назначение он не выполняет. В нем присутствуют непонятные названия материалов, некоторые из них повторяются,  фамилии некоторых авторов искажены. По мнению директора Центра, от использования списка экстремистской литературы как инструмента исполнения закона необходимо отказываться. Кроме того, возвращаясь к теме СМИ, по словам Верховского нетрудно привести примеры, предупреждение в связи с экстремизимом выносятся СМИ только за то, что они пишут об этой проблеме, как, произошло, например, с "Новой газетой". В результате, в обществе сложился стереотип: если кого-то обвиняют в экстремизме, то здесь непременно присутствует несправедливость.  

Елена Струкова отметила, что прокуратуры выносят малопонятные предупреждения библиотекам, которые библиотекари - в основном люди тихие и спокойные,  - не склонные отсуживать. Так в 2009 году, в Нижегородской области в адрес библиотек одного из районов было вынесено 34 предупреждения. Предполагая, что «ловить экстремистов в стенах библиотеки проще, чем где-то в другом месте», Струкова сообщила о круглом столе, который был проведен еще в 2009 году. На нем встречались представители всех заинтересованных сторон,  в результате чего было принято решение подготовить инструкцию, которая поможет сотрудникам библиотек не подвергаться незаслуженным репрессивным мерам со стороны прокуратур. Кстати представители прокуратуры такую идею тоже поддержали. Инструкция предписывала библиотекарям, не изымать книги из фондов, что является варварством, а брать с читателя расписку, что он ознакомлен с тем обстоятельством, что книга занесена в список экстремистских. Однако, в июле 2010 года Министерство юстиции отказалось регистрировать этот документ, сославшись отсутствие согласования с ним, и то обстоятельство, что Министерство культуры, выступившее с такой инициативой, принятой прокуратурой, не вправе принимать такие решения.

Как отметили выступающие, выглядит это довольно нелепо, так как Минюст фактически не имеет отношения к формированию списка, в который наименования вносятся на основании решений, принятых судами. В результате, российские библиотеки оказываются в глупой ситуации по вине полного непредставления силовых структур о том, что делать с этой непонятной позицией "экстремизм", с которой не могут разобраться те, кто ее внедрял. Разве, что "сжигать книги на всякий случай", как это было во время инквизиции, что выглядит, разумеется, окончательным бредом.

По мнению Льва Левинсона, антиэкстремистское законодательство используется администрацией для клерикализации светского государства.  Если ранее в качестве объекта, к которому оно применялось были исламские организации, то теперь их место занимают уже последователи Свидетелей Иеговы и Саентологии. Первые иски против Свидетелей были инспирированы православными антикультистскими организациями ещё в 1996 году, в результате чего была ликвидирована одна из организаций Свидетелей Иеговы. После недавнего решения о нарушении прав верующих, вынесенного Европейским Судом по правам человека, Россия опротестовала это решение, что позволяет предположить, что преследования Свидетелей Иеговы, которые возобновляются с новой силой с помощью "антиэкстремистского законодательства", имеют поддержку среди коррумпированных властных кругов. Впрочем, Свидетели Иеговы и в советские времена подвергались репрессиям - высылались, сидели в тюрьмах за веру, -  как первые мишени тоталитарного режима.

Отвечая на вопросы журналистов, организаторы круглого стола заметили, что такое обстоятельство, в частности, как конкретно отбилается и вносится литература в пресловутый список покрыто тайной. Однако, статистика по части обнаружения все нового и нового "экстремизма" во всем имеет тенденцию к росту, хотя в основном это происходит из-за некачественных и заведомо ангажированных "экспертиз". С таковыми связаны, например, дело Свидетелей Иеговы в Ростове, где эксперты сами признались, что методика для научного определения экстремистских текстов еще не разработана, книги общины экстремистскими они уже успели признать. Или история в отношении сургутских саентологов, где эксперт, будучи антикультистом, задолго до проведения экспертизы создавал о саентологах заведомо негативное представление, а затем его "заключение" и легло в основу решения суда.

 

ReligioPolis

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100