Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 214 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



АНТИМИССИОНЕРСКИЙ ЗАКОН В КОНТЕКСТЕ ПРАВА

Печать

 

7 июля 2016 года Президентом РФ В.Путиным был подписал закон «О пакете поправок с заявленной целью борьбы с терроризмом и обеспечением общественной безопасности». Поправки, известные как «закон Яровой», который вступил в силу 20 июля, представляют собой ряд серьезных ограничений на свободу вероисповедания, по сути, запрещая проповеди, молитвы и распространения материалов религиозного содержания вне официально отведенных для этого мест.

Реальность такого явления, как религиозно мотивированный терроризм, представляющий угрозу безопасности людей и государств, требует от властей принятия соответствующих мер. Но, что представляют собой вступившие в законную силу «поправки Яровой» - разумный способ решения проблем безопасности или лишь предлог для введения новых ограничений на свободу веры для религиозных людей и групп?

 

проф. Элизабет КларкЭлизабет КЛАРК

 

По состоянию на 20 июля текущего года, рядовые граждане России и иностранцы, проживающие в России, сталкиваются с огромными штрафами за открытую демонстрацию своих убеждений, даже если они допускают это у себя дома. Этим выражается переход на новый уровень репрессий, свободы слова и гражданского общества в постсоветской России. По наблюдениям Pew Research Center (Центр гуманитарных технологий) правительственные ограничения на свободной исповедание религии в России в последние годы, постоянно ужесточаются, приближая государство к верхней планке в ряду нарушителей религиозной свободы. Сегодня ограничения наложены на то, что верующие люди могут говорить даже в пределах своего собственного дома, так что Россия уже входит ряд таких стран, как, например, Вьетнам, который также запрещает обмен религиозными убеждениями за пределами культовых сооружений. Михаил Одинцов, который до недавнего времени был ответственным за защиту прав верующих в Российской Федерации при омбудсмене, отметил, что «в религиозной политике, мы уже подходим к нормам СССР».

В июле новым законопроектом (известным в просторечии по имени одного из его авторов, как «закон Яровой») был внесен ряд поправок в «антиэкстремистское законодательство». Положения, касающиеся религии были внесены в него за пять дней до второго чтения и приняты без общественного обсуждения, несмотря на выражение широкого общественного протеста. Несмотря на то, что по наименованию закон определяется, как антиэкстремистский, наилучшим образом он подходит для использования в целях усиления продолжающихся репрессий против гражданского общества в России. В последние годы наблюдается введение все более ужесточающих поправок в законы в отношении российских некоммерческих и религиозных организаций, а также предназначенных для неконституционных способов дискриминировать религиозные меньшинства, НКО и журналистов, критикующих отдельные инициативы правительства. В соответствии с действующим законодательством об экстремизме, например, было возбуждено уголовное дело в отношении последователей Свидетелей Иеговы и на границе изымали их литературу религиозного содержания, готовя почву для ликвидации религиозной организации. В то время как насилие со стороны экстремистов с религиозной и иной мотивацией их действий является, как и всюду, реальной проблемой России, понятие «экстремизм» используется как ярлык для навешивания его на непопулярные у администраторов группы, которые не представляют никакой угрозы для государства, например, таких, как русские православные старообрядцы или последователи турецкого богослова Саида Нурси.

Рост репрессий в отношении гражданского общества в сочетании с распространением устрашающих слухов о «хищных иностранных религиях» формируют ядовитую смесь. После падения Советского Союза в России выражалась обеспокоенность по поводу восприятия состоятельных иностранцев, приезжающих в страну, чтобы создать свои религиозные сообщества за счет Русского православия и ослабленной советской системы. После 70 лет преследований государством людей за религиозные убеждения и всех религии это, пожалуй, было понятно. Однако, «защита православия» теперь стало восприниматься как соответствие стратегическим национальным интересам. В 2000 году российский федеральный чиновник сделал заявление о политике в области национальной безопасности, сообщив, что приоритеты «национальной безопасности Российской Федерации включают в себя также защиту его . . . духовно-нравственного наследия» и «предполагают противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров».

Закон Яровой расширяет понятие экстремизма и объединяет его с «национальной безопасностью» в виде защиты от проповеднической деятельности. Это обширный запрет на большинство форм миссионерской деятельности, включая совместное исповедание своих убеждений в частных жилищах граждан. Миссионерская деятельность, определяемая как «деятельность религиозных организаций направленная на распространение сведений о его учении (в том числе и обмен информацией онлайн) среди лиц, не являющихся участниками»,  может осуществляться лицами, имеющими документально подтвержденные полномочия от своих религиозных объединений и доказательство того, что их организации зарегистрированы. Уполномоченные представители могут участвовать в миссионерской деятельности только на территории церкви и проповедовать на территории той области, в которой зарегистрирована соответствующая религиозная организация или группа. Те же действия в жилых помещениях запрещены так же, как попытки обойти закон путем переоборудования жилых помещений в целевые – для религиозного использования. Лица, нарушившие закон, должны заплатить штраф от 5000 до 50 000 рублей (на сумму в размере шести недель средней заработной платы, или US $780). Организации несут ответственность за нарушения, допущенные своими членами и могут быть оштрафованы на сумму от 100 000 до 1 000 000 рублей и ликвидированы.

Участие иностранных миссионеров новым законом также ограничивается: они могут быть приглашены в страну той религиозной организацией, с которой у них обязан существовать договор, а представительства иностранных религиозных организаций (иностранных религий, которые не получили местной или национальной регистрации) не могут заниматься миссионерской деятельностью.

Статьи закона сформулированы туманно, непонятно и неясно, как они могут быть истолковано. Закон включает в себя широкий запрет на любую миссионерскую деятельность, которая направлена на «нарушение общественной безопасности и общественного порядка; осуществлению экстремистской деятельности, принуждение к разрушению семьи», «повреждения нравов» и «убеждение лиц, отказаться от выполнения гражданских обязанностей, установленных законом». Предложение столь широких категорий представляется невозможным для того, чтобы люди могли четко определить, чем им можно заниматься. «Отказывается от выполнения гражданских обязанностей», например, представляет собой широкую категорию, применявшуюся в советское время для заключения в тюрьмы религиозных диссидентов.

Неясностей много. Что такое незаконная миссионерская работа, если «миссионер» не принадлежит к зарегистрированной религиозной организации? Какие виды деятельности являются миссионерством – «церковные службы» или «религиозные таинства и обряды» (которые разрешены в жилых домах) и при каких условиях эта деятельность становится незаконным «миссионерством»? Несколько человек в разных регионах страны уже привлекались к ответственности на основании закона, и эти прецеденты предполагают, что закон будет трактоваться достаточно широко. Так, гражданин Ганы был осужден 1 августа за крещение в бассейне, арендованном в санатории, хотя он утверждал, что не стремится привлекать новых членов. Независимый американский баптистский проповедник был оштрафован 14 августа за проведение молитвенного собрания у себя дома, потому что он, якобы, сообщил об этом на доске объявлений во дворе.

В связи с противоречием нового закона Конституции можно надеяться, что он будет отменен. Закон явно нарушает в России конституционные гарантии свободы слова и вероисповедания, а также международные обязательства Российской Федерации о свободе вероисповедания и свободе слова. Российское законодательство и международные нормы дают все возможности для формирования законов, которые могли бы защитить государство от реальных угроз насилия, но запрещающий для граждан обмен взглядами закон Яровой, явно направлен против религиозного самовыражения и наносит вред законопослушным гражданам.

Михаил Федотов, председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, лично выразил протест Путину заявив, что закон «создает необоснованные и чрезмерные ограничения на свободу совести верующих всех религий, и посягает на фундаментальный Конституционный принцип невмешательства государства во внутреннюю структуру религиозных объединений».

Перевод с англ. RP

 

Автор: Элизабет А. КЛАРК - доктор права, профессор, заместитель директора Международного центра права и религиоведения университета Бригама Янга. 

 

 

Источник: Religion Freedom Institute

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100