Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 267 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



О ДЕСТРУКТИВНОМ ОЧКОВТИРАТЕЛЬСТВЕ

Печать

 

serikov vvКомментарий о деятельности сектоведов даёт Владислав Владимирович СЕРИКОВ — научный сотрудник кафедры религиоведения Факультета католической теологии университета им. Гёте (Франкфурт-на-Майне).

 

Владислав СЕРИКОВ:«Секта» и «культ» достаточно распространены в современном обиходе, но большей частью они употребляются психологами и журналистами. В современном религиоведении «секта» считается идеологически нагруженным понятием и используется с большой осторожностью. Вошли в обиход эти понятия из теологии, соответственно, из богословия. Ну и до сих пор существуют, например, в евангелической церкви, так называемые, «уполномоченные по сектам» и по новым религиозным движениям.

Секта как нечто то, что противопоставляет себя всему остальному представляет собой конкурента, опасного конкурента для господствующей идеологии. И с этим негативным компонентом оно — это понятие — и вошло в религиоведение. Вошло в религиоведение оно через такого известного социолога, как Макс Вебер, но, как я уже говорил, сегодняшним религиоведением это понятие не используется или используется «в кавычках», то есть очень осторожно, предполагая этот негативный оценочный компонент.

Религиоведение сегодняшнее понимает себя как наука беспристрастная, стремящаяся объективно, дескриптивно описывать какие-то явления, не давая им оценок.

 

Журналист: С научной точки зрения, кто может делать выводы является ли та или иная организация тоталитарной, деструктивной, опасной? Какая группа специалистов может делать подобные выводы?

Существуют разные точки зрения на нормативность религиоведения. Как я уже сказал, основная точка зрения состоит в том, что религиоведение как наука старается вынести за скобки вопрос о нормативности, о правдоподобности и неправдоподобности религиозных утверждений и об оценке религиозных культов. Иное дело, психологи. Вполне вероятно, что какие-то психологи, какие-то социологи, которые понимают свою науку не как дескриптивную, не как описательную, а как прескриптивную, такие тоже есть специалисты, вероятно. Вот эти специалисты берут на себя смелость утверждать, что какие-то явления являются позитивными, какие-то — негативными.

 

Что бы Вы могли сказать о деятельности таких людей как сектоведы? Насколько вы считаете объективной, научной и профессиональной эту деятельность?

Вопрос интересный. Мне неизвестно объединение или учебное заведение или какая либо специальность, которая готовит таких специалистов как сектоведов. Есть специализация «новые религиозные движения», и такие специалисты есть. Эти специалисты занимаются дескриптивным описанием этих религиозных движений. Они не делают, не позволяют себе каких-то оценочных суждений, не говорят о пользе и вреде подобных объединения.

Мне кажется, что вполне вероятно, что существуют среди социологов и психологов некоторые люди, также вполне вероятно, что среди теологов, поскольку теология — это нормативная дисциплина, она исходит из того, какой религия должна быть и делает на основе этого заключения о том, какой она не должна быть. И таким образом отсюда только один шаг до умозаключения о том, что не нужно делать, что нужно запретить, а что нужно разрешить.

 

Насколько распространено в мире такое явление, как апологетические центры? Ведь ни для кого не секрет, что Русская православная церковь использует данный механизм для назначения неугодных и инакомыслящих «сектами» и «культами». Как Вы можете прокомментировать это?

Любая институционализированная религия, которая в определенный момент исторического времени занимает господствующее положение на какой-либо территории, которую она считает своей канонической территорией, старается не допустить конкурентов на свою территорию или любыми доступными способами борется с этими конкурентами. Ну, какими эти могут быть способы? Это может быть миссионерская работа, это может быть идеологическая работа, но нередко туда подключаются и административные ресурсы. Подключаются ангажированные психологи, социологи и религиоведы, которые помогают господствующей церкви в этой ее деятельности по защите своего рынка.

 

А разве деятельность апологетических центров не должна быть изначально направлена, как Вы сказали, на миссионерскую деятельность, на миротворческую деятельность?

Совершенно верно. Это одна из декларируемых целей апологетических центров. Да.

 

А может ли в деятельность апологетических центров входить пропаганда против других религиозных каких-то движений и НРД и борьба с ними?

Я думаю, что если такая борьба и проводится, то она проводится неким закамуфлированным образом. То есть, привлекаются специалисты якобы ученых дисциплин, которые делают свое заключение о вредности или полезности, допустимости или недопустимости какого-либо конкурирующего религиозного движения, религиозной организации.

«Апология» в переводе с древнегреческого — «защита». Церковь таким образом защищает не только себя, но и в ее глазах она защищает также свою паству, то есть потенциальных или реальных христиан, которые могут стать «уловом» вот таких «хищников», которые ходят и «охотятся за их душами».

Если считать «деструктивными культами» и применять этот термин, говорить, что «деструктивный» в плане негативного влияния на личность, разрушение личности или с разрушением каких-то социальных структур, типа семьи, очень многие объединения проповедуют уход от семьи: «оставить…» и так далее. Дело в том, что такие заявления или такие места можно найти и в самом христианстве. И Иисус говорил в свое время: «Оставь отца и мать» и так далее. Все дело в интерпретации, в том, как это делается, как это происходит, во-первых.

Во-вторых, это относится к любым людям, это относится и к людям, которые являются православными или католиками. Люди, которые верующие, религиозные люди — это люди зависимые. Они зависимы, у них есть зависимость — это зависимость именно от их убеждений. Поэтому сказать, что люди, которые в так называемых деструктивных и тоталитарных сектах — они зависимы и больны, точно также можно сказать, что все верующие больны, тут разницы никакой нет принципиальной.

Можно посмотреть и по-другому на эти вещи и сказать, что люди ищут себя, и каждый человек — это просто человеческая антропологическая константа, что человек ищет себя, задает себе вопрос: «Для чего я существую?». Пытается найти на него ответ и ищет то, что ему подходит. И чем больше разных разных религиозных объединений, чем больше разных религиозных систем, идеологий, тем больше выбор для каждого индивидуального человека. Тут надо смотреть только с точки зрения именно нарушаются ли какие-либо права, индивидуальные права, конкретного человека в этих организациях. Если они нарушаются, значит эти организации должны каким-то образом контролироваться со стороны государства или соответствующих органов.

А уж назначать религиозные объединения «тоталитарными сектами» или «деструктивными культами», на мой взгляд, мало что имеет с наукой. Ну скорее, это идеологическая такая задача обеспечения прикрытия, что называется. Борьба с конкурентами, что еще можно сказать об этом.

 

Насколько известно, что существует некая процедура депрограммирования, которая признана незаконной во многих странах. Но на смену депрограммированию приходит exit counseling – некая «консультация по выходу». Ядром этого явления являются психологи. В России, к примеру, на арене возле Дворкина появился психолог, который называет себя сектоведом — Александр Невеев. Мы провели уже ряд экспертиз. Специалисты религиоведения и социологии подчеркивают, что этот человек не является никаким сектоведом. Как Вы считаете, психологи могут быть сектоведами и вести достаточно радикальную и агрессивную деятельность против новых религиозных движений, против каких-либо других организаций? И что бы Вы могли сказать о деятельности Александра Невеева?

Я по-поводу самого Александра Невеева сказать много ничего не могу. Я посмотрел несколько его роликов. У него есть канал в YouTube, где у него там несколько тысяч подписчиков, видимо он пользуется популярностью.

Ну, что можно сказать по-поводу того, является он сектоведом или нет: если он сам себя называет сектоведом, ну наверное он — сектовед. Как я уже говорил, в религиоведении такой специализации не существует.

Про психологию мне тоже не известно, что там такое есть. Вполне вероятно, что человек, как психолог, может давать оценку каким-то явлениям с точки зрения их полезности или вредности для психики. Могут ли они там вызывать какую-то психологическую зависимость или помогать выходить из зависимости. Существуют также разные направления в психологии. Из того, что я посмотрел, по роликам видно достаточно агрессивное отношение господина Невеева к тренингам личностного роста, к психоанализу, который он считает ненаучным, лживым, обманным. К Карлу Густаву Юнгу, который заслуженно пользуется хорошей репутацией в религиоведении, это одна из фигур, на которого постоянно ссылаются религиоведы, для Александра Невеева — это тоже шарлатан (он его прямо так и назвал шарлатаном). Ну что сказать, это, наверное, для психологов внутреннее дело в психологии — считать там психоанализ наукой или нет, считать Фрейда и Юнга шарлатанами или нет.

Я могу только удивляться, глядя на вот такие заявления. Но человек высказывает свою точку зрения как человек. Я думаю, что это просто его личная точка зрения, точно так же как моя точка зрения — личная точка зрения.

 

Во Франции существует организация FECRIS — это Европейская федерация центров по исследованию и информированию о сектантстве. Она имеет много филиалов по всему миру и ведет достаточно радикальную и агрессивную борьбу со многими НРД и другими организациями и не всегда религиозными. Они используют депрограммирование и exit counseling. Многие специалисты считают, что их деятельность несет вред обществу своими нападками и клеветой. Что Вы можете сказать об этой организации?

Что бросается в глаза на первый взгляд, организация занимается идеологической работой, то есть у нее есть своя повестка дня, и она ее реализует. Я думаю, что научность этой организации, ее методов — это большой вопрос. Опять таки, из источников в интернете, существуют социологи, которые резко противоречат этой организации. С другой стороны есть психологи, которые говорят: «Да, организация полезная, борется с деструктивными культами». Как лично, как человеку, мне такая позиция мне не по душе. Я стараюсь сначала смотреть на вещи более-менее с разных сторон и не делать каких-то выводов, которые могут навредить другим людям.

 

Как, на Ваш взгляд, можно себя защитить от попыток акций религиозного экстремизма? Нужно ли этому противодействовать или нужно просто смириться с этим?

Религиозный и антирелигиозный экстремизм — это прибегание к каким-то экстремальным формам, которые ведут к ограничению прав личности. И если человек чувствует, что его ущемили в правах, если он чувствует зависимость от какой-то организации или призывает к уничтожению этой организации, каким-то насильственным действиям. В любом случае любое насилие — это плохо. Это должно преследоваться, что должно санкционироваться со стороны государства. Роль государства — роль регулятора и роль, так сказать, инспектора за тем состоянием, чтобы права индивидуального человека и права организации были соблюдены.

 

Видео

 

Беседовала Екатерина Сидорова.

 

Источник

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100