Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 174 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"НЕРАСКРЫТЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ"

Печать

 

 

duvaleЧлен парижской коллегии адвокатов, соавтор книги «Антисектантские движения и государственный нейтралитет. Предмет исследования: FECRIS» Патриция ДЮВАЛЬ в беседе с адвокатом Ольгой ПАНЧЕНКО даёт свою оценку деятельности церковного сектоведа, члена Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при министерстве юстиции РФ и вице-президента Европейской федерациия центров по исследованию и информированию о сектантстве со штаб-квартирой во Франции (FECRIS) (видео)

 

Ольга ПАНЧЕНКО:Пожалуй, начнем с вопроса про FECRIS. Что это такое? Бизнес, частная армия, государственная политика или это – новая религия? Как вы думаете?

Патриция ДЮВАЛЬь:FECRIS — это федерация ассоциаций. Она была создана для защиты семьи, чтобы защитить людей, которые были недовольны религией или вероисповеданием членов своих семей. Именно такие люди создали это направление. FECRIS зарегистрирована во Франции, спонсируется государством и считается легальной неправительственной организацией. FECRIS спонсируется примерно на 91-94% государством, то есть, на самом деле, это правительственная организация.

 

Я читала написанную Вами главу в книге, и в общем я понимаю, чем занимается эта организация. Есть организация по правам человека, есть декларация прав человека и мы все знаем, что всем людям гарантирована свобода выбора вероисповедания. Я считаю, что могу выбрать любую религию, в какую верить, или вообще не выбирать ничего. Как вы думаете, легальна ли деятельность FECRIS?

По международному соглашению о правах человека её деятельность является нелегальной. Она противоречит множеству соглашений, в частности, Соглашению о правах человека, которое было подписано рядом европейских стран. Украина и Российская Федерация также подписали его. Организация FECRIS нелегальна. Я имею в виду её деятельность, а не саму федерацию.

В принципе, люди могут говорить что хотят. Но когда такая деятельность становится незаконной? Когда дело доходит до языка вражды. Например, то, чем занимается Александр Дворкин. Язык вражды, согласно международному праву человека, является противозаконным. Это очень серьезная тема. Многие члены FECRIS были отданы под суд из-за клеветы, то есть из-за самого факта навешивания ярлыков. Когда это переходит определенную черту получается нарушение закона.

Но дело в том, что она спонсируется правительством, и в этот момент она становится легальной. И есть определенные нормы, такие как нейтральность государства по отношению к религии. Международный Пакт о гражданских и политических правах, свобода вероисповедания и религиозного сознания, которые четко говорят о свободе каждого человека в выборе религии и вероисповедания, и соблюдении прав самого человека.

Правительство не может поддерживать какие-то определенные религиозные группы или тех, кто вешает ярлыки на другие группы. Оно не должно поддерживать тех, кто пытается остановить деятельность определенных групп, и препятствуют их выбору религии.

По сути, их цель заключается в подавлении религиозных меньшинств. Они хотят, чтобы их не стало. Именно это их цель. Они позиционируют себя как частную организацию, и это нормально. Но когда она спонсируется правительством, любая их деятельность становится легальной.

Особенно это видно в России. Там есть некоторые члены FECRIS в Центре Иринея Лионского. Вероятно, это какая-то ветка православной церкви или миссионерский центр православной церкви. Известно, что существуют определенные группы, которые отличаются от традиционной религии, их называют «культами», и церковь видит их как соперников, хотя это запрещено соглашением о нейтралитете. И это – важно. Государство не должно поддерживать такого рода вещи.

 

Мой второй вопрос как раз об апологетическом Центре Иринея Лионского, который был основан Александром Дворкиным. Я знакома с деятельностью этого человека и, честно говоря, я, как юрист, просто в шоке. Так как я знаю, что в правовой системе отсутствует такое понятие, как «секта», «культ» и нет такого преступления, как «отношение человека к культу или к секте». Но когда я увидела сайт апологетического Центра Иринея Лионского, меня удивило, что там даже коммерческие компании названы сектами и культами. Что вы думаете по этому поводу?

Что я могу сказать? Такие ярлыки, как «секта» или «культ», по сути, просто являются ярлыками. Таких понятий не существует, ведь в законе нет таких понятий. Но эти ярлыки нарушают нормы международного права: международной декларации по правам человека и соглашения организаций по безопасности и сотрудничеству в Европе. Так считают многие эксперты в этой области. Многие считают, что такое вешание ярлыков унижает организации, ведь, по сути, это все приводит к дискриминации по некому религиозному признаку.

Вы спросили, что я думаю о навешивании таких ярлыков как «секта», «культ» на разные организации. Вот мой ответ: это является дискриминацией, и оно осуждается международными учреждениями по причине того, что не только религиозные организации называют сектами. Даже во Франции есть те, кто считает психиатров и психоаналитиков – сектантами. Ведь, знаете, это очень легко – повесить ярлык из-за того, что у них другой тип мышления или из-за того, что они хотят помочь людям.

Особенно, такие как Александр Дворкин и Центр Иринея Лионского. Они атакуют некоторые организации, которые спокойно занимаются медитацией или еще чем-то и выставляют их террористами и агентами ЦРУ. Я думаю, с ним что-то не так. Ведь эти организации не являются таковыми. Но мне даже известно, что он помогал Китайской республике в ущемлении прав одной организации, и дошло до очень серьезных пыток. Даже были подняты институты по правам человека и возбуждены уголовные дела.

 

Большое спасибо. Некоторые люди называют даже нерелигиозные организации сектами или культами. Как вы думаете, это законно?

В первую очередь это касается вероисповедания. Ведь установленные соглашения должны защищать именно право вероисповедания. Если само верование является достаточно адекватным, например, не таким, что: «Я верю в то, что должен купить этот автомобиль». То есть, оно должно быть таким, чтобы это могло считаться верой. Тогда оно защищается законом, так как одним из основных фундаментальных прав человека является свобода совести.

Есть организации, которые придерживаются нетрадиционной медицины. И есть национальная ассоциация медицины, докторов, и они не одобряют организации нетрадиционной медицины. Лично я не понимаю причин, но я понимаю, кому это нужно, я считаю, что у этой ассоциации какие-то другие причины. То есть, они не считают их культом, в этом случае у них другая причина.

Определение самого слова «культ» изначально было другим, и в разных словарях по-разному пишется. Если взять обычный словарь, то определение следующее: «Культ – это религиозная группа, отколовшаяся от основного верования». Слово «секта» с латинского означает «отсекать». То есть, отделиться от основного верования. Например, в определенное время католиков считали сектой. Другими словами, сначала эти понятия использовались для удобства, но позже их стали понимать по-другому. Есть группы, которые называют культом или сектой, хотя они вообще не имеют ничего общего с религией.

 

Я читала статьи Дворкина, но так и не поняла, что в его понимании означает «секта», что означает «культ». Я просила людей дать определение этим понятиям. И даже в книге, в которой Вы являетесь соавтором и то определение, которое я вижу, по сути, является ярлыком, который может быть навешан на любую организацию.

Антисектантские, антикультовые движения существуют уже около 20-ти лет. Но до сих пор нет четкого определения понятиям «секта» и «культ». Как вы думаете, в чем причина этому? Может быть, они должны дать четкое определение понятию «культ»? То есть, конкретные признаки: пункт 1, пункт 2, пункт 3, пункт 4. И конкретные признаки секты: пункт 1, пункт 2 и так далее. Как Вы думаете, почему нет признаков?

Потому, что нет такого правового понятия. Его не существует. Если хотите, я могу дать вам определение, которое дал FECRIS.

 

Да, я видела определение в книге. И я хотела спросить Вас об этом, так как я не вижу логики в этом определении.

В определении нет никакой логики. В общем, они считают, что это обман людей с помощью определенных приемов управления сознанием. То есть, если человек занимается чем-то, связанным с определенным верованием, это называют сектой. И если человек выбирает определенную веру, которая считается отклонением от нормы, то считается, что человек стал таким под воздействием некой манипуляции над его сознанием. То есть, это дискриминация по религиозному признаку.

Другими словами, если кто-то подумал, что определенное верование не является нормой с точки зрения духовной и физической практики, то считается, что сознание этого человека подверглось манипуляции, и они считают это главной причиной. Но как уже было сказано, нет правового определения понятию «секта». Они пытаются сделать список сект и групп, которые, по их мнению, считаются отклонением от нормы. И, чаще всего, такие группы, которые они называют сектами, не совершали никакого рода преступной деятельности. Абсолютно безобидные организации. Преступлением считается сам их выбор верования и это нарушение прав человека, нарушение права на свободу вероисповедания.

 

Позвольте зачитать фрагмент из вашей книги. «FECRIS пишет, что секты и культы вербуют своих членов и держат их у себя, используя разные методы манипуляции, а также эксплуатируют их в коммерческих и управленческих целях секты». Также Вы написали, и я абсолютно согласна с вами, что не понятно, что они называют психологическим обманом и контролем. Честно говоря, вот сейчас, разговаривая с Вами, может это тоже является каким-то психологическим контролем друг друга. Как вы думаете, должны ли психологи дать определение психологическому контролю или умственному контролю?

Психологический контроль это спорное понятие. По сути, его не существует. Первый раз понятие «психологический контроль» было использовано американскими психологами в Корее.

 

Вы имеете в виду «промывка мозгов»?

Да. Но в течение многих лет оно было опровергнуто и названо псевдонаучным. Оно не было использовано в правовой плоскости в судах и в 2010 году было установлено Европейским судом по правам человека, что нет определения психического контроля, и что оно не научно. Этот концепт даже не следует брать во внимание, так как его не существует. И вообще, любое религиозное учение могут назвать психическим контролем.

Вся суть этого психического контроля в том, что кто-то решил, что определенный субъект находится под влиянием психического контроля, и другие люди также начинают называть это психическим контролем. Европейский суд по правам человека говорит, что определенный образ жизни и обязательства присущи любому религиозному учению. Нет никакой разницы между человеком, верующим в католицизм, например, монахом, ведь то, что он делает тоже тогда можно назвать следствием психического контроля. Или, например, группы, которая придерживается какого-то другого образа жизни.

 

Как адвокат, что Вы могли бы порекомендовать людям, которые столкнулись с деятельностью FECRIS или с такими людьми, как Александр Дворкин. Как они могли бы себя защитить?

Они могут обратиться в суд. Могут обратиться в Международный суд по правам человека. Очень много пострадавших организаций и лиц, которые так делают, в том числе, Армия спасения.

Много случаев, когда публикации разных религиозных меньшинств, по мнению некоторых, считали экстремистской литературой. Эти группы обращались в Европейский суд по правам человека потому что, по сути, это право каждого гражданина. Можно даже обратиться к комиссии Европейского суда по правам человека.

 

Я полностью согласна с Вами, нужно контратаковать. Нужно обращаться в суды.

Именно так. Нужно изобличить их деятельность, потому что, на самом деле, это ни в какие рамки не входит. Мне бы очень хотелось знать, что вообще там происходит. Я не знаю, используется ли там насилие, я не имею в виду физическое насилие, у меня нет оснований так полагать. Но сам факт, что так насильно заставлять людей отказаться от своего верования – это нарушение прав человека, статьи 18. То есть, именно заставлять отказаться, это совершенно незаконно. Нужно идти в Комитет по правам человека.

Например, случай использования депрограммирования в Японии. Это совершенно незаконно и должно быть остановлено и такие организации должны быть изобличены и в том числе те, кто поддерживает это.

 

Да, я с Вами согласна. Я тоже читала про депрограммирование и считаю, что это ужасно. Эта практика широко использовалась в США, и этих людей мучили, запирали в комнатах, где они не могли свободно передвигаться и не могли делать то, что они хотят. Этим людям говорили: «Вы попали в культ, в секту, и сейчас мы вас будем депрограммировать». Ужасно. Насколько я знаю, суд в США установил, что депрогаммирование является незаконной практикой, и что оно нарушает права человека.

Да, совершенно верно. Она была установлена абсолютно незаконной. Есть еще другая практика, называемая «контсультированием по выходу». Знаете ли Вы о таком понятии?

 

Нет, не знаю.

Эта практика подразумевает консультирование лиц для того, чтобы они вышли из так называемого культа. Тем не менее, сам концепт остается тем же. Цель одна – депрограммировать людей. Они говорят, что эти люди находятся под психическим воздействием и нуждаются в депрограммировании. В общем, всё, что они делают, это рассказывают, какая ужасная группа, которую они выбрали. Это определенная индоктринация и, как я сказала, эта практика является незаконной. Они говорят, что они не занимаются похищением людей, но суть остается той же.

Они используют психологическое воздействие на человека для того, чтобы он покинул ту или иную организацию потому, что семья недовольна этим. Они обращаются к специалисту за консультированием по выходу, психолог или специалист ставят его в определенную напряженную ситуацию. Со стороны семьи и со стороны психолога начинается, так называемое, промывание мозгов, чтобы человек покинул организацию. В конце концов, человек отказывается и покидает группу, но только из-за этого психологического давления, а это незаконно. И не имеет значения то, что они не похищали человека физически.

 

Знаете, я, как адвокат, встретилась с подобной проблемой. У меня был клиент, она не находилась ни в какой секте или в культе, но её семья решила, что она в секте. И на нее психологически воздействовали именно так, как вы сказали. И после этого я узнала, что её семья была под воздействием лиц из организации FECRIS. Все, что вы сейчас рассказали, я это все видела в течение нескольких месяцев. Моя клиентка была просто в шоке, и это на самом деле было ущемлением её прав. Это незаконно, и я абсолютно согласна с Вами.

Да, они пугают тем, что если вы в секте, вы никогда из этой организации не выйдите. Знаете, но это не правда. Очень много есть примеров, когда люди без принуждения выбирали определенное вероучение, практики, как, например, Свидетели Иеговы, и уходили из него. Европейский суд по правам человека установил, что при условии если человек по своему желанию делает выбор в пользу определенного вероучения, практики, группы и их право будет защищаться законом. До определенного времени не было такого распространенного вопроса, касательно выбора человека. Ну как можно человеку запретить верить во что-либо? Его можно физически ограничить, но ограничить его мышление нельзя.

 

И я столкнулась с определенными случаями. Я никак не могла понять, что вообще происходит, ведь эта деятельность незаконная. У каждого человека есть право на свободу совести и это все несовместимо с Конституцией и законодательством Украины. Я думаю, что мы, как юристы, должны остановить их. Если мы не будем противостоять этому, то через 4-5 лет я не знаю, что будет. По моему мнению, это некая новая религия. Новая религия людей, которые испытывают ненависть к вере всех остальных. Как по мне, в свободной стране, в свободном обществе этого не должно быть. Но почему-то такие организации существуют.

Честно говоря, для меня Франция всегда была страной свободы. С самого раннего детства для нас так считалось. И для меня Франция — равно свобода. И когда я прочитала в вашей книге, что такая организация, как FECRIS появилась во Франции, кроме того, финансируется на государственном уровне, я была просто в недоумении.

Я тоже в недоумении. Не вся Франция такая. Есть люди, которые думают по-другому, например, как я. Это противоречит духу эпохи возрождения и идеям величайших умов Франции. Сейчас во Франции есть две основные тенденции. Первая – это экстремальный секуляризм, и вторая – толерантный секуляризм. Во Франции FECRIS не поддерживается традиционной религией. Она поддерживается, в большей части, сторонниками экстремального секуляризма, которые вообще антирелигиозны. Понятие, как секуляризм, в этом случае не в том, что государство и религия должны быть отдельно, а в том, что нужно бороться с религиозностью вообще. Это две главенствующие тенденции во Франции.

Я думаю, все должно быть показано, как оно есть на самом деле. И это будет в книге, над которой я работаю. Она выйдет на французском языке.

То, что происходит – невыносимо, так как по конституции Франции все люди имеют право на свободу вероисповедания, а значит то, что делают эти люди – не соответствует конституции. Я понимаю Ваше недоумение и Вашу реакцию на то, что FECRIS берет свое начало во Франции. Я считаю, это похвально, то, что вы делаете, пытаясь раскрыть, что на самом деле происходит в России в Украине.

А что касается Дворкина, могу сказать, что он – экстремист. И у него есть собственный интерес. Он создает определенное видное соперничество Русской православной церкви относительно других верований. Кроме того, он является членом организации по сектам. Но все утверждения, которые он делает, на самом деле, являются языком вражды. Так как он еще является членом Русской православной церкви, по моему мнению, он не должен давать никаких, так называемых, экспертных заключений относительно других религиозных групп.

 

Я читала, что он не является ученым, и у него нет специализации в области сект и религий. И, насколько я понимаю, апологетика должна защищать религию, а не атаковать другие вероучения и религии. И как я вижу по действиям Александра Дворкина, по моему мнению, он очень агрессивен, и он агрессивен по отношению к другим религиям, другим вероучениям.

Да, это и есть язык вражды. То есть, оскорбление людей.

 

Знаете, примерно 2 года назад я столкнулась с такой проблемой. Есть ряд журналистов, которые работают с FECRIS. То есть, эти журналисты вешают ярлыки на некоторые организации и на определенных лиц. Что вы могли бы порекомендовать делать людям в такой ситуации?

Вы имеете в виду, что делать по отношению средств массовой информации?

 

Я имею в виду то, что некоторые журналисты работают с FECRIS. То есть, они действуют в интересах этой организации. Например, в телевидении, в газетах можно увидеть, как они доносят публике информацию, они вешают ярлыки: это – секта, это – культ. И, как мы понимаем, когда журналисты говорят такие вещи, вероятно, они за это получают деньги. Как вы думаете, как лицо или организация должна защищать себя в этом случае?

Я поняла. Мой ответ – контратака. Только контратака на FECRIS. Нужно их разоблачать, объяснять всем, кто они такие, в чем их интерес и чем они занимаются. Особенно это касается примеров в Российской Федерации, таких как Александр Дворкин. Русская православная церковь имеет определенное отношение к FECRIS. Стоит разобраться в том, как деятельность Русской православной церкви может считаться законной, если она ведет борьбу с другими верованиями.

 

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100