Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 298 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"НЕРАСКРЫТЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ"

Печать

 

С феноменом антикультизма мир столкнулся сравнительно недавно. Но бурное развитие кампании по борьбе с избранными религиями, подхваченной отдельными группами лиц, аффилированных с крупными религиозными институтами, как выясняется лишь сегодня, привнесло много проблем социального плана и отразилось в трагедиях людей, которые подвергались преследованиям за свои религиозные убеждения. В антикультистской мифологии есть ряд понятий, которые сегодня стали известны многим.

 

Массимо Интровинье - кадр видеоИтальянский социолог религии, юрист и директор-основатель Центра изучения новых религий (CESNUR) Массимо ИНТРОВИНЬЕ, в частности,  даёт интервью о том, что такое «деструктивный культ» и роли в развитии антикультистской кампании в России сектоведа Александра Дворкина. (видео)

 

Журналист: Прошу Вас помочь разобраться в одном непростом вопросе, который некоторые считают феноменом современного общества. Вы наверняка знаете, что Русская православная церковь (РПЦ) уделяет много времени такому явлению, как секты. Но проблема заключается в том, что нет конкретного определения этого понятия. Поэтому первый вопрос звучит именно таким образом: что такое секта? Что на самом деле скрывается за этим понятием?

Массимо ИНТРОВИНЬЕ: Существует проблематика терминологии, поскольку в английском языке словом с негативным оттенком является «культ». Поэтому есть смысл переводить слово «секта», который используют французы, «дзетта», как говорят немцы, и «секта», как говорят испанцы, именно как английское слово «культ». Именно поэтому движения и организации против культов в социологии мы, как правило, называем «антикультовыми», если говорим на английском языке, и «антисектантскими», если говорим на французском. В любом случае, в английском языке словом с негативным оттенком применительно в определенной группе является именно слово «культ».

Но давайте начнём со слова «секта». Это термин, который был внедрен создателем социологии религии Максом Вебером ещё в середине XIX века. Изначально это не было плохим словом, поскольку оно попросту означало малую или новую группу, в которой люди не рождались, но по разным причинам присоединялись к ней. Но потом это изменилось. Сегодня «культ» — это религиозная группа, которая создана с целью совершения уголовных преступлений, и это создает большие проблемы для социологов, потому что изначально «секта» — это термин для обозначения небольшой религиозной группы. И в этом слово нет ничего плохого.

 

Большое спасибо, теперь разница между этими понятиями стала очевидной. Возникает вопрос классификации, которая позволит нам отличать настоящий культ или секту от организации, к которой безосновательно пытаются просто приклеить этот ярлык. Возможно есть какие-то классифицирующие признаки?

Я думаю, что с научной точки зрения мы можем использовать как слово «культ», так и слово «секта». Однако криминалисты рассматривают это явление с позиции факта совершения преступления. Имеются в виду общепризнанные виды преступлений: терроризм, насилие, жестокость в отношении детей, финансовые махинации и прочее. Вот это реальные фактические признаки культа или секты с точки зрения криминалистов. И я могу об этом говорить, потому что начал работать с криминалистами ещё в середине 80-ых. При это есть три категории специалистов, которые работают в этой сфере: социологи, криминалисты и психологи.

Некоторые психологи пытаются говорить, что культы или секты используют промывание мозгов с целью контроля, в то время как официальные религии, по их мнению, не используют промывание мозгов. И здесь есть очень важный момент — теорию промывания мозгов критикуют сами психологи и психиатры. Очень малый процент людей до сих верит в то, что промывание мозгов существует как явление. Само по себе понятие «промывание мозгов» было придумано в недрах ЦРУ — это известная американская спецслужба. Они придумали этот термин для того, чтобы атаковать коммунистов в России и в Китае.

Первый человек, который использовал понятие «промывание мозгов» был Эдвард Хантер. Он был журналистом одной из ежедневных газет в Майами, но при этом был агентом одного из подразделений ЦРУ. Эдвард Хантер писал о том, что промывание мозгов — это некая магическая техника. Он писал о том, что с помощью этой техники людям промывают мозги и это единственный способ объяснить, как люди до сих пор верят в коммунизм.

 

Спасибо. Следующий вопрос будет правового характера к Вам, как к юристу. Как закон определяет такое понятие как «деструктивный культ»?

Само понятие «деструктивный культ» с точки зрения уголовной юстиции означает религиозную группу, которая создана с целью совершения уголовных преступлений. Однако мы также можем использовать это слово с точки зрения научной полемики. И с этой точки зрения некоторые люди до сих пор используют термин «промывание мозгов».

Например, российский сектовед Александр Дворкин является ярким сторонником этой теории. Правда, при этом всерьёз её никто уже не рассматривает, поэтому очень часто такое понятие как «деструктивный» или «тоталитарный культ» — это просто ярлык.

 

Профессор Интровинье, могли бы Вы описать механизм, модель или какой-то инструмент с помощью которого люди зарабатывают деньги, развешивая ярлыки «деструктивных культов» и «сект»?

Антикультовое движение создано в том числе для заработка денег. Хоть это и называют борьбой с сектами, они используют страх людей, потому что действительно есть некоторые религиозные организации, которые являются настоящими культами с точки зрения криминалистики. Но очень плохо, когда этот страх используется заинтересованными лицами. Вот это большая проблема. Понимаете, вот такая деятельность стала своего рода профессией, где происходит управление раздачей ярлыков.

Хочу отметить, что был очень странный феномен, который на данном этапе практически прекратился и исчез. Назывался этот феномен — депрограммирование. Он зиждется на теории промывания мозгов. О чем идёт речь: если человеку промыли мозги, значит он болен и его надо лечить. Такие люди называют себя депрограммистами. Про них, кстати, даже фильм был снят. Так вот эти люди нанимались родителями, чьи дети якобы состояли в так называемых культах. Депрограммисты похищали этих детей и держали дальше как заложников. Депрограммеры пытались убедить этих детей в том, что они находятся в секте и им нужно срочно из неё уходить. Они дезинформировали общество и давали плохую информацию об этом культе. До 90-ых они более менее приживались и занимались своей деятельностью, но уже в конце 90-ых это явление практически исчезло. Всё закончилось тем, что такого рода услугу официально признали преступной деятельностью.

В Европе это заняло чуть больше времени, но в 1999 году Совет Европы по правам человека, членом которого Россия является в том числе, пришли к выводу, что депрограммирование — это по сути террористическая деятельность, которая нарушает права человека. Депрограммирование как явление осталось разве что в Японии, но и там оно практически сошло на нет. Депрограммирование является нелегальной деятельностью.

Кстати, это очень дорогая и высокооплачиваемая услуга с гонорарами от 50 тыс. до 100 тыс. евро за одну операцию. Более того, даже когда родители отдавали такие деньги, не было никаких гарантий в результате. И даже не смотря на то, что сейчас это явление встречается крайне редко, есть ряд инцидентов, указывающих на то, что снова появился спрос на депрограммистов. Они выросли словно грибы. Они умудряются как-то выживать вот в этих правовых условиях, хотя повторюсь, что в большинстве стран этот бизнес запрещен и признан незаконным.

 

Как Вы думаете, почему некоторые люди пытаются вешать ярлыки на структуры, которые даже не являются религиозными организациями? Почему такие организации пытаются превратить в деструктивные культы, криминальные культы или секты?

 Здесь всё по-разному, но самое главное, что это очень удобный ярлык, используемый для дальнейшей атаки. Атаковать оппонента. Он широко используется теми, кто атакует своих конкурентов на рынке. 10-15 лет назад было очень популярно использование термина политический культ — политические организации становились политическими культами. Особенно, такого рода тенденции имели место в Израиле. Понятно, что это не имеет ничего общего с официальной наукой: ни с социологией, ни с криминалистикой. Это всего лишь техника. Мы имеем дело просто с техникой манипулирования общественным мнением. Кстати, именно политики очень часто используют слово «культ».

Более того, даже если забыть про политику, то мы должны понимать, что сегодня слово «культ» - это оружие. Оружие, которое используется против группы лиц, которая вам не нравится. Если вы хотите выкинуть кого-то из бизнеса или рынка, вы начинаете использовать слово «культ» (или слово «секта» в России — прим. Наше).

 

Далеко не все журналисты являются профессионалами в этой специфической сфере. Именно поэтому я сейчас беру интервью у Вас. Что касается, журналистов, они не имеют права выражать своё профессиональное мнение на этот счёт, так как просто не понимают, о чём говорят.

И, тем не менее, есть журналисты, которые специализируются на религиоведении и вещах, которые с этим связаны, но их очень мало, потому что сам курс журналистики не предусматривает такие узкоспециализированные темы. Журналисты — это такие люди, которые цепляются за страшные истории. Культы, убийства, терроризм. Они именно на этом зарабатывают и обеспечивают себе жизнь. Такая тема гораздо более привлекательна, чем обычная новость. Нужны сенсации, иначе газеты не будут продавать свой тираж. Если в вашем городе орудует страшная деструктивная секта, то ваши газеты будут покупать лучше.

 

Получается, это просто инструмент для создания резонанса и горячих новостей?

Да, безусловно на это обращают внимание и используют. Но тем не менее для академиков и людей учёных очень важно иметь инструмент для исследования деятельности таких людей и пытаться объяснять это журналистам. В некоторых странах, в частности в Италии, мы добились определённых результатов — журналисты начинают нам задавать вопросы, они спрашивают, пытаются прислушиваться к академическому мнению. Слава богу, по крайней мере, у нас берут интервью, поэтому мы хоть как-то можем выразить своё мнение по этому поводу. Это позволяет разбавить общественное мнение и привести его в определённое состояние равновесия.

 

Большое спасибо за Ваш ответ. Могли бы Вы привести примеры, факты или свою точку зрения относительно тех людей, которые вешают ярлыки несуществующих культов на компании, бизнес, общественные организации или группы лиц? Кем являются те люди, которые считают возможным вешать ярлыки на других людей?

В социологии мы их называем моральными предпринимателями. Это люди, которые пытаются использовать мораль для решения своих личных интересов. Они говорят: «мы очень моральные люди, очень духовные, но мы атакуем тех людей, которые не такие моральные и не такие духовные». Это может происходить по разным причинам, но чаще всего причиной появления таких людей является церковь. Это один из вариантов конкуренции различных религиозных организаций, которые борются таким образом с новыми формациями в обществе.

Вы же понимаете сколько здесь церквей и когда появляется какая-то новая церковь, то, конечно же, этому никому не нравится. Но это — норма, обычное явление. А вот если начинаются бездоказательные обвинения, если людей обвиняют в преступлениях, которые они на самом деле не совершали — это уже противозаконно.

Посмотрите на Русскую православную церковь (РПЦ). Они, например, считают себя единственной правдой, а вся ересь, как они говорят, идёт со стороны США.

 

Есть ещё один вопрос, он касается РПЦ и такого механизма, как апологетические центры. С какой целью созданы эти центры, кого они пытаются защищать? Кого они спасают?

Опять таки, апологетика — это неплохое слово. Каждая религия пытается объяснить, почему они веруют в те или иные убеждения. Это норма. В каждой религии это должно быть. В католической церкви тоже есть апологетические центры. Но в момент когда я совершая апологетическую деятельность бездоказательно обвиняю какую-то группу во лжи, апологетика заканчивается.

Я лично знаю человека, который до сих действует таким образом. Его зовут Александр Дворкин. Однажды он каким-то образом попал на международную конференцию. Он начал обвинять мормонов и целый ряд европейских религиозных образований, так вот, к правде его выступления не имели никакого отношения.

Вы должны понимать, что апологетической деятельностью может законно заниматься любая религиозная организация. Это нормально, когда представители разных конфессий спорят между собой: что есть правда, о что не правда. Это происходит уже много тысяч лет, ничего не меняется и вряд ли что изменится. Но вот обвинять религиозную или философскую группу в том, что они якобы говорят неправду — это уже не имеет никакого отношения к апологетике. Конечно, во всём мире есть такие примеры, но особенно это заметно в России и особенно это ярко видно на примере деятельности господина Дворкина. Подобные действия не вызывают никакого уважения.

 

Благодарю Вас за объективный и компетентный ответ. Позвольте вопрос про Александра Дворкина и его деятельность. Как Вы можете классифицировать его действия? Зачем он занимается той активностью, которую можно наблюдать, в частности, в интернете? Зачем он пытается обвинять людей и организации, которые не имеют отношения к религии и которые не навязывают никому своих взглядов?

Я думаю, что господин Дворкин с одной стороны связан с международной сетью борцов против деструктивных культов. Есть теория международного, так называемого, антикультового движения, сообщества, которое ярко проявляется в России. А с другой стороны, честно говоря, я не совсем понимаю, воспринимают ли всерьёз Дворкина внутри самой Русской православной церкви. Я уверен в том, что его точно всерьёз не воспринимают на международной арене и в серьёзных организациях. На международной конференции он выглядит просто как странный и смешной человек. Он пытается переклассифицировать ряд религиозных течений, но у него ничего не получается. Его подход настолько далёк от академичности и научности, что на него просто никто не обращает внимание. При этом в России и в некоторых других регионах Дворкин воспринимается всерьёз теми или иными структурами РПЦ и, честно говоря, это очень странно, поскольку его идеи по-настоящему экстремистские. Я видел его теории, подкреплённые какими-то «очевидцами», «жертвами» — это всё очень странно и очень далеко от действительности. Более того, есть немалое количество достойных академиков, учёных, которые уже давно развенчали его высосанные из пальца теории. Они показали, что всё это является просто фантазией самого господина Дворкина. Думаю, проблема в том, что в России не так много людей ознакомились с англоязычными работами по этой теме.

 

Дворкин не является академиком, не является профессором, но при этом считает своё мнение авторитетным и компетентным. Более того, он осуществляет свою деятельность уже более 10 лет и это очень странная тенденция. Что вы думаете по этому поводу? Дворкин далеко не один на этом поприще.

Опять таки, мне кажется, что он держится за малую часть аудитории. Да и в самой России не так уже велико его влияние. Ему верят далеко не все последователи РПЦ, а лишь определённые сектора, и то это происходит лишь потому, что господин Дворкин защищает их интересы.

Давайте посмотрим на это с точки зрения медиа. Дворкин рассказывает очень чувственные истории. Вы же понимаете, что за такие истории люди хватаются с большей радостью, нежели за спокойные и рациональные принципы, которые объясняют, к примеру, социологи. Поймите, мы же не рассказываем истории про юных леди, которых насилуют, мы не рассказываем про какие-то преступления, которые по мнению Дворкина происходят у кришнаитов. Хотя порой это действительно происходит в разных религиозных организациях. В отличие от Дворкина, академики не рассказывают шокирующие сенсационные истории, хотя именно такие страшилки быстрее всего копируются и распространяются.

Нужно понимать, то что делают такие как Дворкин — это очень опасно. И мы должны понимать, насколько это опасно и работать в этом направлении. К примеру, в ФБР во время расследования работают с академиками, которых я в том числе консультирую. В итоге, ФБР продолжает с нами взаимодействовать, и мы консультировать членом Американской академии религии, я сам являюсь членом этой академии. Теперь объясню, почему это так важно. Порой специалисты антикультовых движений консультируют правительство и их грубые ошибки могут привести к трагедии на национальном и международном уровне, потому что они намеренно предоставляют фальшивую информацию. А фальшивая информация может стоить кому-то жизни.

 

Спасибо большое. Мой последний вопрос Вас как адвокату, профессионалу, профессору социологии. Прошу дать совет, как могут защитить себя те лица и организации, которых пытаются обвинить в сектантстве, деструкции. Как эти люди могут защититься?

 На самом деле, в таких случаях необходимо проводить расследования с привлечением академиков. Необходимо выводить этот вопрос на международный уровень. Одних только адвокатов здесь недостаточно. А вот дальше возникает следующий вопрос: готова ли группа лиц или организация, которую обвиняют, к открытому расследованию? Потому что когда речь идёт об академиках, не нужно думать, что они будут кого-то обелять. Если есть какие-то проблемы на самом деле, они их тоже найдут и не будут молчать. Если мы говорим о расследовании как таковом, то учёные в отличие от журналистов обладают определёнными инструментами для проведения исследования, и я думаю, что такой подход обеспечит ещё один важный голос. За 30 лет профессиональной деятельности я видел это сотни раз.

Обычно всё происходит следующим способом. Моральные предприниматели пытаются убедить общество в том, что определённая организация является культом. Для этого они используют эмоции с целью запугать людей и убедить всех в своей правоте. При этом чаще всего нет никакой альтернативы, нет другого мнения. Получается, что есть мнение этих борцов против культов и есть мнение каких-то журналистов. При этом нет объективного мнения. И если мы говорим об академиках, здесь недостаточно просто исследования. Нужна определённая просветительская деятельность. Например, серия семинаров на тему конкретной проблемы. Именно так возникают два оценочных мнения: борцов против культов и академиков. Кому вы в конце концов поверите? Вы же понимаете, что академикам больше верят, им чаще верят. Хотя журналисты с мнениями академиков могут быть не согласны. Но, к счастью, сейчас появляется тенденция и журналисты начинаются прислушиваться к академикам.

Возвращаясь к вопросу как себя можно защитить, думаю, нужно действовать на опережение и позаботиться о защите заранее. Не нужно сидеть и ждать, что какие-то академики, адвокаты, доктора наук и юристы возьмутся за дело. Нужно выстраивать объективную правовую и научную позицию. И, конечно, на это способны только те, кому нечего скрывать.

 

Источник

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100