Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 388 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"СВЯТАЯ" И "АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ"

Печать

Александр СОЛДАТОВ *

 

  • Гонения на верующих в современной России: идеологические мотивы, методы и принципы выбора жертв

 

Дорогая Людмила Михайловна, уважаемые дамы и господа!

А.СолдатовМосковская Хельсинкская группа традиционно уделяла внимание защите прав верующих, которые подвергались открытым гонениям за свои убеждения как в Советском Союзе, так и в современной России. Причем современное положение осложняется тем, что государство уже не является анти-, или внерелигиозным, напротив – оно всячески опекает так называемые «традиционные конфессии», ограничивая все остальные. Хотя по Конституции, РФ мировоззренчески нейтральна и признает равные права всех религиозных объединений, но уже в законе о свободе совести 1997 года провозглашается некое особое положение православия, ислама, иудаизма и буддизма. Представители этих т.н. «традиционных» религий состоят в разных квазигосударственных и общественных структурах, имеющих доступ к распределению бюджетных средств.

Правоприменительная практика и политическая реальность таковы, что Кремль, суды, силовые органы и местные чиновники прямо вмешиваются в религиозную жизнь граждан, выделяют деньги налогоплательщиков одним религиозным организациям и безосновательно лишают регистрации другие, оперируют оскорбительными терминами «секта» или «раскол», по ничтожнейшим поводам «защищают» религиозные чувства последователей Московской патриархии и грубейшим образом оскорбляют религиозные чувства инаковерующих. По сути, современная России обладает рядом существенных черт клерикального государства, в общей репрессивной политике которого четко выделяется подгруппа репрессий по признаку религии, веры. (В данном случае я рассматриваю и атеизм как одну из вер, последователи которой стали подвергаться репрессиям.)

В последние годы в уголовный и административный кодексы был внесен ряд статей, подводящих новую юридическую базу под преследования за веру. В первую очередь, это 148-я статье УК – «оскорбление чувств верующих», появившаяся по итогам дела «Пусси райот». Классифицирующие признаки в этой статье настолько неопределенны, что под ее действие подпадает любой гражданин. Например, в Ставрополе по этой статье возбуждено уголовное дело и идет судебный процесс над атеистом Виктором Красновым только потому, что он оставил в социальной сети реплику «БоХа нет». Излюбленными правоохранителями статьями для преследования за убеждения являются 280-я и 282-я статьи УК РФ – разжигание ненависти или вражды, и экстремистская деятельность. Масла в огонь подливает особый закон «О противодействии экстремистской деятельности», который также страдает такой правовой неопределенностью, что под его действие можно подвести большинство, если не всех, граждан.

Хотелось бы выделить несколько «групп риска», члены которых наиболее часто подвергаются репрессиям за свою веру. Примечательно, что некоторые из этих групп исповедуют вполне «традиционные» православие или ислам, но делают это за рамками тех конфессиональных структур, которые имеют репутацию «государственных» или прокремлевских. Это значит, что даже классическое дискриминационное деление религий на «традиционные» и «нетрадиционные» в РФ не работает, государственный клерикализм зашел еще дальше.

Первую значительную «группу риска» составляют мусульмане, чья конфессиональная структура не подразумевает такой жесткой иерархической вертикали, какая существует, например, в православии. Из-за патологического страха перед «Исламским государством», «ваххабитами», «салафитами», сторонниками халифата, исламским сепаратизмом на Кавказе, в Татарстане, а теперь и в оккупированном Крыму, пантюркизмом и т.д., российские правоохранительные органы жестко пресекают разные формы независимой мусульманской активности. Уже около 10 лет в РФ запрещены труды сравнительно либерального исламского богослова Саида Нурси, и некоторые изучавшие их граждане содержатся в местах лишения свободы. Чаще всего независимых мусульман осуждают за причастность к деятельности полумифической партии «Хизб ут-Тахрир», о существовании которой многие осужденные узнают только во время следствия. Подозрения у властей вызывают любые собрания мусульман за пределами мечетей, и такие собрания нередко разгоняются, а их участники подвергаются необоснованным задержаниям. Впрочем, силовые акции периодически проводятся и в легальных мечетях. Можно предположить, что нервозное отношение властей к мусульманам и постоянный рост числа их необоснованно репрессированных единоверцев действительно подогревают в качестве ответной реакции радикальные настроения среди верующих.

Важным инструментом репрессий является Федеральный список экстремистских материалов РФ, насчитывающий уже более 3 500 текстов, изображений и видео. За хранение таких материалов «с целью распространения» предусмотрена уголовная ответственность. Разумеется, наличие «цели» устанавливает репрессивный орган. Почти половину всех внесенных в список материалов составляют мусульманские тексты, в том числе не содержащие никаких признаков экстремизма. Но немало там и христианских текстов, в том числе публикации «Портала-Кредо.Ру».

Вторая группа риска – Свидетели Иеговы, которых власть опасается из-за подчеркнутой аполитичности (отказ от службы в армии, участия в выборах, различных клятв, присяг, почитания госсимволов, госпраздников и т.п.). В СССР их именовали не иначе как «антисоветской изуверской сектой», а в Третьем Рейхе сажали в концлагеря. В случае со СИ российские власти отказываются исполнять решения ЕСПЧ (прецедент!), уголовно преследуют их за коллективные молитву и чтение Библии (Таганрог), десятками ликвидируют их местные организации, подбрасывая им «экстремистскую литературу», каковой признаны почти все их журналы и брошюры. Угроза нависла над Управляющим центром СИ, а Выборгский суд на полном серьезе рассматривает дело о «признании экстремистской» всей Библии целиком – только потому, что это новый перевод СИ. И это несмотря на распиаренный российскими СМИ «кадыровский» закон конца 2015 г. о запрете признавать «экстремистскими» священные писания. Традиционная для СИ уличная и квартирная проповедь почти полностью прекращены из-за насилия полиции.

К другим группам риска принадлежат саентологи (запрет Московской церкви), мормоны, пятидесятники, другие протестанты, кришнаиты, язычники (запреты организаций), наконец – сами же православные, но «альтернативные», не входящие в Московский патриархат. Кощунственное «дело о мощах» в Суздале, закончившееся изъятием святынь в православном храме спецназом с применением грубой силы и осквернением храма, показывает все лицемерие официальной риторики о «традиционности» православия. Между прочим, суздальская община, с точки зрения православных канонов, значительно более традиционна, чем Московский патриархат. В минувшем году вынужден был покинуть Россию также вполне традиционный – старообрядческий! – епископ Алимпий (Вербицкий), который, впрочем, не принадлежит к прокремлевской Московской митрополии РПСЦ. Рязанское УФСБ обвинило его в… симпатиях к Украине! Ощущение истеричности и даже психической неадекватности властей усиливается при виде их абсолютной репрессивной неразборчивости, когда атакуют даже фейковую, пародийную религию Летающего макаронного монстра!

Новой и особой проблемной зоной стал Крым. Несоответствие международному праву самой процедуры его аннексии естественно привело к возникновению на территории Крыма особой «зоны беззакония», наподобие Чечни, где не действуют международные механизмы защиты прав человека. Если на международно признанной части территории России относительно свободно действуют католики, то в Крыму деятельность УГКЦ практически под запретом, из 5 храмов УПЦ КП власти закрыли 4, и под угрозой последний – в Симферополе. Разогнаны практически все учебные заведения мусульман, запрещена деятельность Меджлиса крымско-татарского народа, который занимается возрождением мечетей. Обыденным являением стали ночные налеты ФСБ на дома мусульман с изъятием исламской литературы и всяческими угрозами. Еще тяжелее ситуация в опекаемых Россией, но контролируемых террористическими группами регионах Донбасса, где налицо признаки религиозной войны («Русская православная армия», «господствующая церковь» в «конституциях», расстрелы протестантских пасторов, осквернения храмов УПЦ КП и УГКЦ, закрытия молитвенных домов протестантов и т.п.).

Идеологические мотивы преследования верующих властями РФ предельно просты. Патологическая «вертикальность», не допускающая неподконтрольных форм общественной активности, в том числе религиозной. Недоверие к интернациональным религиозным институтам, опасение «двойной лояльности» (сравнение с Китаем, идея «российского ислама»). Советский реваншизм, стереотипы, мешающие пониманию природы религиозного чувства и, соответственно, религиозной свободы, восприятие религии как формы «патриотической идеологии», пришедшей на смену коммунистической, но в сущности такой же. В последнем чиновников активно укрепляют иерархи РПЦ МП, которые охотно берут на вооружение в борьбе со своими религиозными конкурентами советские приемы и лозунги, формируя тем самым некую новую шовинистическую авторитарно-клерикальную «симфонию властей».

 

* Выступление главного редактора Портала-CREDO.ru А.Солдатова на праздновании 40-летия Московской Хельсинской группы

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100