Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 313 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВЫСШЕЕ СВЕТСКОЕ

Печать

Сергей ИВАНЕЕВ

 

...Инновационное содержание светского образования как условие конструктивного освоения потенциала бытия современного мира

 

Современная эпоха в силу ряда факторов открывает повышенный спрос на инновационность – такое развитие разных сфер общества, которое включает в себя самообновление, качественные изменения структуры, новые нестандартные решения проблем и др. Важным источником инновационности является система образования, в первую очередь – профессионального, которое должно выводить учащихся на передовые рубежи науки и культуры, экономических, технологических и других процессов. Однако современное российское образование не вполне отвечает этим запросам общества. Как отмечает А.Ю.Горшенин, «выявляется противоречие между потребностями российского общества в инновациях и отсутствием инновационной системы как таковой, а это не только инновационные проекты и реализующий их впоследствии инновационный бизнес, но и исследовательский сектор и сфера образования»[1].

Сегодня инновационный характер образования становится важнейшим инструментом, средством в его конкуренции с другими социальными институтами за влияние на подрастающее поколение. К сожалению, в настоящее время образование перестаёт играть ведущую роль в социализации этого поколения. Средства массовой информации и коммуникации, массовая культура, реклама превращаются в активных производителей образцов и моделей поведения в молодежной среде.

Решение такого противоречия – не только в уточнении инновационных параметров высшего образования и самой образовательной среды, но и обнаружение тех базовых проявлений инновационности современного общества, которые должны проявиться и в образовании, и в его среде.

Исследование этой проблемы через отношение «образование – общество», включающее связи объективного и субъективного, культурно-символического и социально нормативного и др. становится предметом социальной философии в тесном взаимодействии с философией образования, так, как и общество и образование – это сфера их исследований.

Именно философия должна основания инновационной направленности образования, т.е. показать, какие факторы общественной жизни обеспечивают это его качество. Задача философии – обобщить достижения не только педагогики, но и социологии, философии культуры – представить такие категориальные связи, в которых эта инновационность приобретает свой универсальный статус и смысл. Это необходимо для выявления параметров соотношения образования и общества в пространстве общественной системы, в первую очередь – с точки зрения ее целей, направленности изменений. 

Действительно, если социология рассматривает образование в структуре общества как «формально организованный, так и неформальный процесс приобретения знаний и навыков… (и) внимание социологии приковано…  к официальным формам обучения и тем институтам, в рамках которых процесс осуществляется»[2], то в философии образование становится одним из факторов исследования направлений детерминации развития общества и человека. Так, В. С. Соловьёв в рамках своей идеи Всеединства еще в Х1Х веке трактовал образование как способ достижения человеком трех важных целей (идеалов): 1) достижение теоретического знания, поиск истины; 2) достижение добра (социальная сфера); 3) создание красоты путём творчества и эстетического воспитания.

Различие социологического и философского подхода к образованию в том, что социология рассматривает его как институт и деятельность, встроенные в рамки данного общества, не раскрывая факторы единства и взаимодействия образования и общества, а философия выходит за рамки институционального статуса образования и рассматривает его в соотношении с бытием общества, его культурой как важный инновационный источник изменений общества. Действительно, образование, которое формирует новые мировоззренческие, информационные и ценностные параметры, расширяющие пространство бытия и сознания человека, тем самым обновляет и рамки существования общества. Именно поэтому философия должна исследовать свойства образования, непосредственно связанные с социальным развитием общества, выявить, как именно эти свойства переходят в общество, становятся его особыми нормами и регуляторами. 

Осуществляя анализ связей образовательной среды и общества, философия в контексте нашей темы выделяет два проблемных уровня:

1) выявление условий конструирования системой (профессионального) образования и (светской) культуры инноваций как выделяющихся из общества его новых возможностей, выраженных в знании, ценностях, мировоззренческих и смысловых компонентах и обновление на этой основе самой образовательной среды, которая на этой основе сохраняет способность инновационного воздействия на общественную систему. 

2) Обоснование методологической роли философского подхода к образованию для разработки и внедрения конкретных инновационных методик в государственной системе образования и ее стандартов.

Здесь важным является применение диалектико-материалистического подхода к анализу динамики и детерминаций современного профобразования, на основе чего преодолевается, в частности, абстрактная, пропускающая опосредования и общественные связи, направленность образования на формирование абстрактной личности, что снимает с рассмотрения общественную детерминацию самой системы (российского) образования. Но личность – не автономный элемент, а индивид, вписанный в общественные процессы, структуры и связи, и именно в таком аспекте должны быть исследованы особенности ее формирования в образовательной системе. Личность всегда выступает проявлением определенного социально и культурного качества общества, поскольку она – «ансамбль общественных отношений» (Маркс).  И выявление «посредников», связывающих личность и общество, уже становится в современной литературе тенденцией, значительно повышающей общественную результативность системы образования.

Так, сторонники культурологической трактовки образования считают, что в современном обществе оно определяется состоянием культуры. Но сама культура сегодня открывает такие противоречия, как сосуществование культурных ценностей и коммерциализации, духовность и стереотипы массовой культуры и др.  Поэтому образование должно четко вывить свои культурные приоритеты, определиться в своих целях и методологии.  Лишь на такой основе образование выполняет свою общественную функцию – оно «работает на будущее, предопределяя личностные качества каждого человека, его мировоззренческие и поведенческие приоритеты, а, следовательно, – экономический, нравственный, духовный потенциал общества, цивилизации в целом»[3].

К составу тех «посредников», которые регулируют и корректируют направленность и содержание образования, следует отнести информационно-коммуникативную среду, не только представляющую, но во многом и формирующее современное общество, его сетевые структуры (М.Кастельс).

 Поэтому необходимо исследование тех изменений образовательного пространства (среды), которые происходят в современном информационном обществе, при сохранении здесь приоритета и влияния культуры.

 Первая задача данного анализа – посмотреть, насколько представлены в педагогической литературе инновационные аспекты самой образовательной среды как сферы осуществления процесса образования. Отметим, прежде всего, что в широком смысле слова образовательная среда не сводится только к системе образовательных учреждений, действующих на основе установленных государственных стандартов и законодательства. Эта среда представлена в виде сложной системно-пространственной структуры, в которой складываются условия и механизмы «распределения» образовательной информации в обществе, формируются их статус и функции. Образование – это основа (ядро) обновления данной среды, а его связь с обществом осуществляется именно через данную среду, в которой преобладающим является субъектно-субъектное взаимодействие.     

Важно подчеркнуть культурно-символическое, духовно-смысловое и мировоззренческое содержание этой среды: здесь определяющими факторами выступают не материальные условия деятельности людей, а наиболее активные факторы социализации личности. Поэтому здесь наиболее важным аспектом оказывается соединение личности, знаний, культуры и социокультурной общественной среды. Этот комплекс имеет свое пространственное выражение и внутреннюю ценностно-смысловую направленность (нормативность). Образовательная среда существует на основе коммуникативного взаимодействия разных смыслов и способов деятельности, личностных и других субъектных позиций, которые в данной среде выступают как интегральное целое.

Среди функций образовательной среды одной из важнейших является формирование и внедрение новых знаний, культурных смыслов и ценностей, в контексте которых воспринимается и воздействует на общество сам процесс образования, т.е. насколько и в каких направлениях эта среда «обновляет» общество и сознание людей.  Поэтому в пространство образовательной среды вовлечено сложное соотношение реальных процессов диалога, обменно-информационных процессов, объективной и субъективной сторон общества, культурно-символические и текстовые комплексы, цели и смыслы данной общественной системы.

Эта среда непрерывно обновляется, включая в себя новые научные знания и опыт разных групп людей, образовательные стандарты и методологию, новые средства коммуникации и др. факторы. Она тесно связана с культурой, но в отличие от последней – существует как социальные технологии, обучающая городская и другая среда, как поле общественных взаимодействий, в которых осуществляется социализация личности. Здесь происходит также формирование культурных целей и идеалов общества, формируются некоторые нормы образованности, которые выражают статус различных социальных групп и слоев, утверждаются культурно-этнические, этические и другие нормы, осуществляется личностная и групповая идентификация. Важным свойством такой среды является ее существование в модусе будущего времени, точнее – в «точке» связей будущего и настоящего общественной жизни.  Это значит, что данная среда опережает общество, выполняя функцию социального и культурного субъекта.

Еще одно важное свойство данной среды – формирование социально-культурной сферы, ее качества. Это происходит на основе совмещенности многочисленных образовательных центров и их практик друг с другом и с пространством среды, а через него – и с общественной системой в целом. В этом контексте правомерным вопросом становится выяснение того, обновляется ли образовательная среда самостоятельно, или же под воздействием культурных, информационно-коммуникативных, научных и других факторов. 

В современной литературе трактовка образовательной среды «сдвигается» в направлении исследования ее связей с образованием и обществом, т.е. выявления ее функции и свойств как «посредника» взаимодействия этих систем.  

Что такое инновация?  В самом общем подходе, инновация — это «результат инвестирования интеллектуального решения в разработку и получение нового знания, ранее не применявшейся идеи по обновлению сфер жизни людей (технологии; изделия; организационные формы существования социума, такие как образование, управление, организация труда, обслуживание, наука, информатизация и т. д.) и последующий процесс внедрения (производства) этого, с фиксированным получением дополнительной ценности (прибыль, опережение, лидерство, приоритет, коренное улучшение, качественное превосходство, креативность, прогресс).

Таким образом, необходим процесс: инвестиции — разработка — процесс внедрения — получение качественного улучшения. Понятие инновация относится как к радикальным, так и постепенным (инкрементальным) изменениям в продуктах, процессах и стратегии организации (инновационная деятельность)».

Инновации, таким образом, – это разработка и внедрение новых идей, проектов и т.д. Формирование инновационной системы в образовании – основа создания инновационного механизма. Здесь упор делается на организационные ресурсы, что сближает инновационные процессы с образовательными технологиями.

Но откуда и каким образом инновационность становится вектором профобразования? Выдвинем предположение, что здесь она возникает как моделирование в образовании инновационных особенностей самого общества, точнее – его культуры. Действительно,    образование соединяется с обществом различными сторонами и отношениями, многие из которых представляют бытийную сторону этого отношения – время, ценности, коммуникации и др. Именно бытийная укорененность образования и его среды в обществе – это основа не только исторически меняющегося соответствия системы образования и общества, но и фундамент инновационного характера самого образования, который фиксирует наиболее существенные связи образования с обществом, формируя требуемые социальные качества. Это означает, что связи образования и общества, в соответствии с направленностью образования, всегда выражали целевые ориентиры общества, конкретизировали и объективировали его ценностные позиции.  И в этом процессе важным «посредником» между образованием и обществом являлась и является культура (вместе с наукой), которая переводила в содержание образования наиболее актуальные для общества потребности и тенденции, достижения и возможности. Здесь всегда существовал некий «естественно-исторической отбор» того наиболее существенного для общества содержания, которое требовало своего образовательного осмысления и «проработки».

Необходимо уточнить, что это культура не национально-этническая или религиозная, но городская, светская, в которой всегда отражался общественный прогресс, технические, научные, экономические и другие достижения. Основой светской культуры (особенно с нового времени) становится городская культура. Ее архитектура, искусство, сама городская среда и ее институты, светское государство выступили источником (пространством) нового светского образования, которое готовило учеников к гражданской жизни в рамках профессии, приобщало их к нормам светского общества. становится одним из них (кроме государства, требований деловой среды, экономики и др.)

Городская культура стала особым пространством (средой) освоения общественной жизни индивидами и общностями (группами), в обществе, основанном не на традициях, а на развитии, выраженном в росте экономике, в научно-технологических и демократически-правовых отношениях. Городская культура стала источником светского мировоззрения и светского стиля жизни.  Поэтому различие между религиозной и светской культурами коренится в объективном различии традиционного и нового общества, которое радикально усиливает значимость всего «посюстороннего», с которым начинает иметь дело капиталистическая система. Поэтому, если религия имеет дело с трансцедентным миром, в котором выделенные ценности, символы, отношения выведены из «мира земного» и существует в контексте вечности, а не времени, то светское общество – его мировоззрение и культура выступают как основы активного освоения и переработки реального, земного мира. Внутренним вектором различения этих культур может быть наличие сакрального, священного: если они выступает базовым стержнем религиозной культуры, то в светском мире они исчезают, теряют свое значение.

Но это различие не является «базовой» характеристикой светской культуры.  Глубокими представляются размышления З. Тажуризиной, которая считает, что «светская культура – это бесконечно многообразный богатейший пласт творческой деятельности человечества. Её обычно определяют, как культуру секулярную, нецерковную, нередко – как внерелигиозное состояние сознания, культуру, свободную от религиозного влияния. В целом это верно, хотя, на мой взгляд, не полно. В светской культуре можно обнаружить, по крайней мере, три сферы: это, во-первых, индифферентная по отношению к религии культура с тенденцией к автономному нерелигиозному существованию (научные исследования, художественные произведения, реалистически отражающие жизнь, политические учения, свободные от апелляций к сверхъестественному и т. д., – эти формы культуры заключают в себе вольнодумный потенциал).

Во-вторых, это культура, ориентированная на критику религии и её институтов, – это многообразные проявления свободомыслия. Среди них – скептицизм, антиклерикализм, рационализм, агностицизм, натурализм, стихийный и философский материализм, а также атеизм, который понимался А. В. Луначарским как «законченное светское миросозерцание».[4]И, наконец, это внецерковная культура, не свободная от религиозно-мистических настроений и идей (например, романы Ф. Мориака, М. де Унамуно или Д. С. Мережковского, или философия Вл. Соловьева). Кроме того, существует множество проявлений светской культуры, использующих религиозные образы, термины, сюжеты, но наполненных мирским содержанием»[5]. Здесь представлена многофункциональность содержания светской культуры, причем выделена значительна ее часть, направленная не на выяснение связи с культурой религиозной, а на собственное развитие: светская культура оказывается источником расширения многообразного опыта человеческого творчества.

Таким образом, светская культура характеризуется свободным развитием науки, научного знания, различных видов искусства и художественного творчества. В социально-политической, нравственной и государственной сферах развитие светской культуры означает отделение церкви и религии от государства или подчинение их светской власти, примером чего в истории России может служить упразднение Петром I патриаршества и учреждение Синода для управления делами русской православной церкви. В связи с этим становление светской культуры сопровождалось распространением светского образования, книжного дела, появлением светских учебных заведений, образцами которых на Западе и в России стали университеты»[6].

Светская культура сложилась как пространство осуществления всех сторон жизни людей, сформированных коллективной человеческой деятельностью, но не как повторение прошлого, а как освоение будущего: здесь именно время, а не пространство стало внутренним стержнем данного общества, способом его самоопределения и саморазвертывания. И поэтому среди различных направлений философии культуры (прежде всего, светской), в которых рассмотрены ее сущность, функции, коммуникации, язык, «механизмы» действия, символика и т.д. на основе информационного, структурного, коммуникативного, ценностного, семиотического, игрового, деятельностного подходов – наиболее универсально и глубоко раскрывает особенности (светской) культуры именно деятельностная ее модель. 

И здесь выявляется, что культура (в нашем рассмотрении городская, светская) – это некий способ общественного бытия и самоосуществления людей как субъектов.  А так как субъекты всегда должны проектировать, находить новое соизмерение с внешней реальностью и снова выходить за его границы – трансцендировать, то культура как пространство-время функционирования субъектов и межсубъектных взаимодействий, существует лишь в динамике. Этому не противоречат культурные нормы, традиции, которые фиксируют устойчивость норм поведения, отношений и др.  Эти нормы выражают то социально-культурное пространство, на основе которого осваивается и изменяется социокультурное время.     

В чем же выражается инновационная функция культуры, которая определяет направленность и содержание образовательной среды? Прежде всего, культура в наиболее адекватном виде представляет бытие самих субъектов, важнейшая особенность которых – дистанцирование от объектной стороны реальности. Бытие субъекта – это совокупность отношений к себе, другим субъектам и к миру. Для сохранения своей подлинности человек как субъект должен постоянно выходить «за пределы» своего настоящего: он должен проектировать свою позицию в мире, вырабатывать отношение к миру через «свое» и вместе с тем – общественно значимое будущее. Простое присвоение им существующей реальности, его сохранение в рамках уже существующих отношений, смыслов и порядков означает его конец как субъекта. Известный представитель экзистенциализма Ж-П. Сартр, рассматривая субъект как сознание («для-себя»), противоположное окружающему миру – его бытию «в-себе», подчеркивает постоянное «бегство» сознания от поглощения его бытием, слияния с ним. Рассматривая с этих позиций время – прошлое, настоящее и будущее, он связывает сам переход сознания, его отстраненность от бытия мира происходящим в «фазе» настоящего, в момент «теперь». Он пишет: «Для-себя конституируется извне, исходя из вещи в качестве ее отрицания; таким образом, его первое отношение с бытием-в-себе есть отрицание этого бытия... Оно вдвойне ускользает от бытия через внутренний распад и решительное отрицание. И настоящее является как раз этим отрицанием бытия, этим бегством от бытия, поскольку бытие есть здесь как то, чего избегают. Для-себя есть присутствие по отношению к бытию в форме бегства; настоящее является постоянным бегством от бытия»[7]

Это значит, что сознание (т.е. субъект) оказывается никогда не соизмеримым с конкретным конечным объектом, или состоянием реальности. Субъект способен стать адекватным объекту лишь в бесконечном развертывании во времени; в реальности же он постоянно ускользает от своего пространственно-предметного определения: его изменением является время, в ходе которого он бесконечно приближается к объективному миру, в то же время всегда ускользая от него.  

Если с этой точки зрения посмотреть на образование, то оно осуществляется при полном игнорировании собственной природы субъективности учеников. Учащиеся должны освоить совокупность знаний по определенному циклу дисциплин, чтобы аттестоваться как молодые специалисты. Это означает, что их личностная субъективность – знания, умения, набор компетенций – измеряется информацией, которую они получили в изучении предметной (объектной) среды. Но здесь в принципе не может существовать инновационность, так как субъективность учащихся не получает оснований и возможностей для своего развертывания. Учащиеся просто не видят, каким образом они способны профессионально-творчески самореализоваться, т.е. осознать свое существование не через понимание текстов и понятий, знаний по профессии, но через свою профессиональную деятельность, которая как раз и выступает пространство и временем развертывания (бытия) их субъективности.

Поэтому никакие технические новации – тестирование, компьютерное обучение и др. не являются путем внедрения инноваций в профобразование, так как здесь воспроизводится старая и традиционна схема – адаптация ученика, его личности к профессии (совокупности необходимых знаний и умений), вместо того, чтобы средства и предметы обучения адаптировать к бытию субъективности учащихся (их поисковой свободе, творческим установкам, мировоззренческим и ценностным ориентациям), что осуществляется в контексте требований определенной эпохи, общества.

Но здесь и открывается взаимодействие светской (городской) культуры и инновационности образования: если культура открывает творческую направленность и природу человеческой субъективности, создает условия и аттракторы для ее реализации, то образование формирует качество такого субъекта, который осуществляет эту деятельность.

Таким образом, культура соединяет образование и общество в векторе инновационности тем, что освобождает субъекта от привязанности к конкретной деятельности, или отношений, нормам которых этот субъект должен следовать, и открывает его собственное пространство как арену его самореалиации, т.е. соединяет свое содержание (пространство) с субъективностью личности (коллектива, общности). Но образование выходит в пространство культуры как источник его ближайшей востребованности, формируя таких субъектов (специалистов, граждан, личностей), которые оказываются в состоянии следовать нормам городской культуры – сохранять и развивать ее собственную внутреннюю инновационность. 

Культура открывает такие направления развертывания субъективности, как пространство, время, смысл, символы, жанры, стили, структура деятельности, понимание, коммуникации, диалог и партнерство, цели и идеалы. Главное – культура выступает источником, формой и результатом постоянного обновления мира, в котором обновляется и образовательная среда. Культура формирует и поддерживает ценности науки, знания, творчества, всех базовых свойств человека-субъекта. Она гарантирует своим содержанием постоянное разделение должного и фактического, возможного и действительного, она разделяет (и вместе с тем связывает) нормативное и фактическое, символическое и реальное.

Она универсальна и многопланова, но при этом отрицает трансцендентное начало и опору ищет в самом человеке. Поэтому она всегда гуманистична. Исследователи подчеркивают, что «светская культура всегда секулярна и не однопланова, поскольку она исходит из идеологического многообразия»[8], и вместе с тем, «мировоззренческая нейтральность светской культуры позволяет ей следовать за общественным прогрессом во всех сферах, что придает светской культуре динамичный и интернациональный характер»[9].

Но дело здесь не столько в «мировоззренческой нейтральности» светской культуры, которая всегда связана с системой ценностей, определенной картиной мира, основанной на науке, искусстве, политических отношениях и др., сколько в основаниях динамики светской (городской) культуры: она продуцируется в общем процессе общественного воспроизводства, соответствует требованиям и нормам развития общества, и в этом отношении гораздо более динамична, инновационна, чем этническая, народная или религиозная культуры.  

___________________________

[1] Горшенин А.Ю. Магистратура как инновационно-ориентированная образовательная среда // Вестник Псковского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. Вып. № 4. 2014 – С. 156 (С. 155-160).
[2] Лоусон Т., Гэррод Дж. Социология. А-Я. Словарь – справочник. М.: ФАИР –ПРЕСС, 2000. – С. 269 - (608 с.)
[3] Гершунский, Б.С. Философия образования для XXI века (В поисках практико-ориентированных образовательных концепций) [Текст] / Б.С. Гершунский. - М., 1998. - С. 18.
[4] Луначарский А. В. Об атеизме и религии. (Сборник статей, писем и других материалов). М., 1972. С. 296.
[5] Тажуризина З. Здравый смысл • Октябрь 2011 № 4 (61) – март 2012 № 1 (62).
[6] Федоров А.А. Введение в теорию и историю культуры. Словарь. М.: Издательство: "Флинта, МПСИ"2012 г. С. 464 с.
[7] Сартр Ж.-П. Бытие и ничто. М.: Республика, 2000. – С. 153. (639 с.).
[8] Мозговой С.А. Светское как мировоззренчески нейтральное // Социология – 2006. №1. – С. 75 (74-76 с.).
[9] С. М. Алейникова религиозная и светская культура: социологический аспект взаимодействия/ Байдаров Е.У. и др. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; — Минск: Беларус. Навука, 2010 С. — 389 с.,

 

Источник: материалы Научно-практической конференции «Социальное программирование московского высшего образования» - МГПУ, март 2016

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100