Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 200 гостей и 6 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СИМПТОМАТИКА РОССИЙСКОГО КАВКАЗА

Печать

Дмитрий РЕМИЗОВ

 

dad igДагестан уже в сетях ИГИЛ?

Северокавказские исламские радикалы охотно причисляют себя к ИГИЛ, однако не вполне ясно, насколько эти связи реальны.

 

В Дагестане 29 марта неизвестные привели в действие две заложенные на обочине автодороги самодельные бомбы, когда в этом месте проезжали автомашины с сотрудниками правоохранительных органов. В результате один полицейский погиб, еще двое были ранены. На следующий день в другом районе республики сотрудники полиции попытались остановить для проверки подозрительный автомобиль. Водитель не подчинился, машина проехала вперед, после чего взорвалась. При этом еще один полицейский погиб, его коллега получил ранения.

Ответственность за подрыв полицейских автомобилей в Дагестане взяла на себя запрещенная в РФ международная террористическая организация «Исламское государство» (ИГ).

Это уже не первое сообщение о причастности северокавказских адептов ИГ к терактам. В декабре 2015 года ИГ взяла на себя ответственность за обстрел группы людей на смотровой площадке у крепости «Нарын-Кала» в дагестанском Дербенте. Тогда председатель оборонного комитета Совфеда Виктор Озеров предположил, что ИГ приписывает себе инциденты для повышения своего «авторитета и влияния». Однако новые теракты и последовавшие заявления показывают, что северокавказские боевики действительно перешли под новые знамена.

Нет никаких оснований сомневаться, что на Северном Кавказе устраивают теракты боевики, присягнувшие ИГ, уверен профессор ЮФУ Игорь Добаев. «В 2013 году был убит Доку Умаров, в свое время основавший „Имарат Кавказ“ (запрещенная в РФ террористическая организация — прим.ред.). „Имарат Кавказ“ был подразделением — пусть достаточно отдаленным и не напрямую связанным — „Аль-Каиды“. После Умарова были еще два каких-то „лузера“, которых быстро убили. В последующем на основе „Имарата“ произошли трансформации. Поскольку „Ал-Каида“ довольно-таки слаба, аморфна, размыта, реальных денег у нее нет, то подразделения (вилаяты) „Имарата“ стали громогласно переходить на сторону ИГ. По крайней мере, более половины вилаятов, входивших в „Имарат“, сообщили во всеуслышание, что сегодня они работают „под крышей“ ИГ. В этом смысле отрицать, что те бандиты, которые совершили недавние террористические атаки, действовали не от ИГ, было бы абсурдно. ИГ на той территории, которую контролирует, — иерархическое государство, а вне территории контроля — сетевые структуры. А сетевые структуры могут назвать себя как угодно», — пояснил Игорь Добаев.

Эксперт подчеркнул, что северокавказские боевики установили связь с ИГ через тех россиян, которые уехали воевать на Ближний Восток на стороне исламистов. «В 2013 году северокавказские боевики уже оказались в тупике, без финансирования со стороны. А тут появилось „Исламское государство“, расширяющееся на территории Ирака и Сирии. Тысячи экстремистов из России помчались туда. И вот через этих добровольцев и была налажена связь», — сказал Игорь Добаев.

Кавказовед обратил внимание, что серьезных идеологических различий в доктринах «Ал-Каиды», ИГ и северокавказских ваххабитов нет, что способствовало легкому переходу от одной организации к другой.

Причисление себя к последователям ИГ стало своеобразным трендом среди северокавказских радикалов, заметил директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев. «Прошлая организация „Кавказский эмират“ полностью была поглощена новой организацией ИГ. Ее информационный тренд работает очень сильно. Пропагандистская линия радикальных общин, в основном, сирийских, подает свою информацию о событиях в таком ракурсе, который импонирует определенной части молодежи», — уточнил Руслан Гереев.

Эксперт подчеркнул, что эта проблема уже явно назрела, и для противодействия ей следует выстраивать адекватную информационную политику.

Северокавказские боевики имеют уже не только «брендовую» связь с ИГ, но и финансовую, полагает старший научный сотрудник МГИМО Ахмет Ярлыкапов. Как заявил эксперт корреспонденту «Росбалта», можно говорить также и о том, что ИГ осуществляет руководство этими радикалами.

«Все эти боевики — это те люди, которые были в „Имарате Кавказ“, связанным с „Аль-Каидой“, и переприсягнули „Исламскому государству“. В этом смысле они, конечно, используют „бренд“ ИГ. Но это не означает, что они никак иначе не связаны с ИГ. Напомню, что активизация террористической деятельности в Дагестане случилась в декабре прошлого года, когда расстреляли людей в крепости Дербента. Аккурат перед этим, еще осенью, стали поступать сведения, что ИГ, действительно, начало налаживать финансирование переприсягнувших ему боевиков на Северном Кавказе», — рассказал Ахмет Ярлыкапов.

По мнению эксперта, финансовая подпитка позволила боевикам активизировать террористическую деятельность. «Причем активизировали даже те виды деятельности, о которых в Дагестане уже практически забыли: например, атака автоколонн», — обратил внимание Ахмет Ярлыкапов.

Образ ИГ оказался весьма привлекателен для определенной части экстремистов на Северном Кавказе, считает и руководитель Центра региональных исследований Института социологии и регионоведения ЮФУ Виктор Черноус. «Сам термин „исламское государство“ достаточно удачен с точки зрения террористов. Для любого мусульманина идеальным государством является халифат, то есть исламское государство. Другое дело, что тот „проект“, который реализует эта запрещенная в нашей стране группировка, к идеальному, с точки зрения мусульман, государству не имеет никакого отношения», — уточнил Виктор Черноус.

Эксперт полагает, что связи северокавказских радикалов со своими собратьями на Ближнем Востоке все же больше символические, если не брать в расчет тех, кто реально участвует в военных действиях в Сирии. Политолог уверен, что ряды таких группировок пополняют те, кто не приемлет современное цивилизационное устройство.

«Мотивация может быть достаточно широкая: спектр участников — от „идеалистов“ до абсолютно коррумпированных групп, которые этими „идеалистами“ манипулируют. Что касается происхождения самого явления ИГ, то нужно также посмотреть и на усиление праворадикальных групп по всему миру. Мы увидим, что в достаточно уродливой, террористической форме выражается протест против „общества потребления“, тех ценностей и антиценностей, которые оно принесло в современный мир», — разъяснил Виктор Черноус.

Вооруженное экстремистское подполье на Северном Кавказе напоминает чудище из сказок, которое перерождается и приобретает новый облик в каждой серии. Иногда его удается прогнать в дальние пещеры, но залечив раны, оно приползает снова под новым именем. Сегодня его зовут ИГ.

 

Источник: Росбалт

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100