Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 239 гостей и 6 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОСЛЕДОВАТЕЛИ В ТРЕНДЕ

Печать

Юлия ЛАТЫНИНА

 

sodom«Патриарх Кирилл и его слова — в многовековом тренде»

 

В первую неделю Великого поста, после литургии в главном храме страны Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, чтобы, очевидно, как-то объясниться с наиболее консервативной частью клира за свою встречу с Папой Римским, заявил о необходимости борьбы с «глобальной ересью человекопоклонничества», и, как многие подумали, — имел в виду прежде всего западные ценности и права человека. Это так, да не совсем.

 

У людей непосвященных это заявление могло вызвать оторопь: мы ведь как-то привыкли думать, что ересь — это учение, отклоняющееся от церковной ортодоксии. Вот, например, когда Ориген заявляет, что дьявол спасется, — это ересь. Или, вот, например, гностики заявляют, что Иисус пришел, чтобы подарить людям знание, — это же архиересь! Иисус пришел, чтобы подарить людям спасение и церковь!

В этом смысле спасибо патриарху Кириллу, что он напомнил нам расширительное значение, в котором отцы церкви употребляли слово «ересь». «Ересь» — вообще все, что их не устраивало.

Ипполит Римский в своей эпохальной «Против ересей» начинает с того, что храбро атакует «избыточное сумасшествие еретиков» Пифагора, Эмпедокла, Гераклита, Анаксимандра и Сократ (Hippolytus of rome, the refutation of all heresies, 1. — прим.). Другой борец против ересей — достойный Эпифаний из Саламиса — столь же храбро разоблачил ересь стоиков, пифагорейцев, платонистов и эпикурейцев. Десять рогов зверя из Откровения Иоанна Богослова — это не что иное, как десять категорий Аристотеля,  объяснял Анастасий, настоятель синайского монастыря св. Екатерины (Цит по: Сharles Freeman, The Closing of the Western Mind, New York, 2002, cтр. 315—316. — прим.). «Некоторые еретики считают, что землетрясения происходят не по воле Божией, но, как они утверждают, по законам природы» (Цит по:  R.MacMullen, Christianity and Paganism in the Fourth to Eight Centuries, New Haven and London, 1997, стр.  86. — прим.), — возмущался Филастрий из Брешии.

С этой точки зрения ересью является не только человекопоклонничество, чего уж там. Ересью являются ядерная физика и теория относительности; ересью являются Дарвин и ДНК; ересью, являются, между прочим, те дорогие часы, которые фотошопят на руке патриарха, и «мерседесы», которые, в отличие от верблюда, видимо, легко проходят через игольное ушко, — разве они не созданы с применением еретических технологий?

А уж теория атомов является ересью не гипотетически, а самым что ни на есть натуральным способом. В «Псевдоклементинах», популярном раннехристианском тексте, апостол Петр даже посвящает этому целое поучение — «О несостоятельности теории атомов» (Узнавания Клемента, 8, 17—19. — прим.).

Ортодоксальная церковь с самого момента своего появления ересью человекопоклонничества — а равно никакой другой из вышеописанных — не страдала. Она всегда знала, что есть вещи поважнее, чем человек.

Еще до своего прихода к власти ее представители отчаянно ненавидели всех вокруг. Они называли всех окружающих язычниками, их богов — дьяволами, они разбивали их алтари и презирали их логику, философию и литературу. «Погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну», — писал апостол Павел (1-е Кор, 1, 19 — прим.).  «Следует предпочесть простоту нашей веры демонстрациям человеческого разума» (Василий Кесарийский. Гексамерон, 1, 10. — прим.), — наставлял Василий Кесарийский.

Они считали, что только они обладают истиной. «Мы получили от Божественного Провидения неоценимое благословление избавления от всех ошибок» (Сократ Схоластик, 1, 9. — прим.), — сообщал император Константин.

Еще до прихода к власти они грызлись между собой и называли всех тех, кто верит чуть-чуть не так, как они, приверженцами «бездны сумасшествия» (Irenaeus, Libros Quinque Adversus Haereses Praefatio. — прим.), «порочного богохульства» (Hippolytus, Refutationis Omnium Haeresium 1. — прим.), а также «мерзости, чумы и чесотки» (Евсевий Кесарийский, 2, 1, 1. — прим.).

После прихода к власти церковь развернула против всех этих богохульников тотальный идеологический и физический террор.

Благочестивый император Иовиан сжег бесценную Антиохийскую библиотеку. Языческие храмы уничтожались. ИГИЛовцы (запрещенная в России организация), разрушившие остатки памятников Пальмиры, и в подметки не годятся своим христианским предшественникам.

Не забудем, что все храмы Пальмиры еще задолго до исламских фанатиков были разграблены и уничтожены христианскими штурмовиками под руководством префекта претория Кинегия, правой руки императора Феодосия. Те же штурмовики уничтожили храм в Эдессе, Кабейрон в Имбросе, храм Зевса Белоса в Апамее и оракула Аполлона в Дидиме. Александрийский Серапеум был уничтожен еще раньше ликующей христианской толпой под руководством епископа Теофила.

Зачистка идеологических противников не ограничивалась уничтожением книг и статуй: она включала в себя физическое уничтожение врагов. Тот же Серапеум сровняли с землей вместе с защитниками. Митреум в Сарребурге был разгромлен в середине IV века: статуи разбиты молотками, главный рельеф изуродован. Тут же, в разгромленном храме, на том месте, где стояла когда-то статуя Митры, сидел скелет человека со скованными за спиной руками.

Гностические рукописи, погребенные в песках Египта, почти всегда погребены рядом со скелетами: еретиков хоронили вместе с их проклятыми книгами. Мы можем даже предположить, кто это делал: эти люди назывались парабалани, и это были особые отряды христианских штурмовиков, со времени св. Афанасия устроивших в Египте царство террора.

Именно они растерзали на площади в Александрии женщину-философа Гипатию. Озверевшие штурмовики убивали свою жертву долго и с удовольствием, соскабливая с ее костей мясо острыми устричными раковинами (Gibbon, Decline and Fall of the Roman Empire, vol 2, ch 47. — прим.). Как и современные игиловцы, они не воспринимали происходящее как убийство, они воспринимали его как триумф любви и мира — победу праведников над грешниками.

По крайней мере со времени императора Феодосия этот низовой террор подкреплялся террором государственным.  Указы императора запрещали по всей империи веровать во что-либо, кроме как в единосущного Христа. Прицсиллиан начали сжигать с 385 года. Энкратититов — с 382-го.

Вся эта война против тысячи лет античной культуры велась во имя мира.

Вся эта ненависть пылала во имя любви. «Еретики, евреи и язычники сплотились в Единстве против нашего Единства» (Аugustin, Sermo (62.18).— прим.), — бдительно предупреждал блаженный Августин. Евреи «годны для заклания», объяснял пастве Иоанн Златоуст (Иоанн Златоуст. Против евреев, Гомилия 1, 6 — прим.). Вот кто не страдал ересью человекопоклонничества.

Закончилась вся эта война, не забудем, победою. Античный мир, в котором даже простолюдины умели читать, сменился всеобщим и вопиющим невежеством. Последнее зарегистрированное астрономическое наблюдение в античности было совершено афинянином Проклом в 475 году. Движение астрономии вперед возобновилось через 1100 лет с Коперником. Каменный мост через Рейн в районе Майнца был построен при Веспасиане. Следующий каменный мост в этих краях был переброшен через Рейн в 1864 году, то есть через 18 веков.

Диоцез Африка, снабжавший Рим хлебом, превратился в пустыню, каковой он и пребывает до сих пор. В Риме, в котором на момент объявления христианства госрелигией проживал миллион человек, спустя полтора века — пять тысяч. Но зато, как сообщает нам благочестивый Созомен об императоре Гонории, в царствование которого Аларих разграбил Рим, — Бог особо благословил императора Гонория, позволив открыться в его царствование наибольшему количеству мощей (Созомен, Церковная история, 9, 16. — прим.).

Европа на тысячу лет разучилась даже мыться.

Вы спросите, а как же мир, который проповедовал Христос? А как же —  «блаженны миротворцы?»

Не беспокойтесь. В уже цитировавшихся «Узнаваниях Клемента» апостол Петр специально объясняет, почему высказывание Христа «Не мир я принес, но меч» никак не противоречит месседжу мира. «Наш Господь, который был настоящий Пророк, никогда не противоречил себе, и когда он сказал «Не мир я принес, но меч», — в этом всем заключена доктрина мира», — говорит Петр. «Те, кто принял веру и истину, станут сынами мира и сынами Бога, те, кто не принял ее, будут приговорены как враги мира и Бога» (Узнавания Клемента, 2, 28. — прим.).

Рассуждения апостола Петра были сформулированы через две тысячи лет оруэлловским Министерством Правды гораздо короче: «Мир — это война. Война — это мир».

Епископ Оптат из Милевиса в IV в. н.э. сказал, как отрезал: «Как будто никто не должен быть убит в наказание за преступления против Господа!» (Optatus of Milevis, Against the Donatists, 3, 6. — прим.) Убитые в наказания за преступления против Господа, о которых говорил Оптат, были не язычники, не евреи и даже не еретики. Для оправдания их массовых убийств пришлось употребить новое слово: схизматики.

Схизма заключалась вот в чем: незадолго до этого кончились преследования Диоклетиана, и в результате их в африканской церкви появились мученики. Был обезглавлен епископ Феликс из городка Абтунги. В маленьком городке Абитины мучеников было целых 48.

К сожалению, на этом мученики в Африке не закончились. Епископ Карфагена Мензурий не только выдал священные книги, но и издевался над посаженными в тюрьму мучениками: это-де должники и мелкие преступники, которые сели в тюрьму, чтобы существовать на халяву коллег-христиан. Правая рука Мензурия — Цецилиан пошел еще дальше: он стоял у ворот этой самой тюрьмы вместе с нанятыми им громилами и избивал тех, кто приносил мученикам еду.

Проблема началась тогда, когда император Константин стал опираться на церковную бюрократию, чтобы править империей, и поскольку он опирался на таких, как Цецилиан и Мензурий, то именно Цецилиан стал епископом Африки. Несогласных начали шинковать императорские войска в несравнимых масштабах.

Перед добрым епископом Оптатом из Милевиса стояла сложная пиар-задача: объяснить, почему массовые убийство верующих христиан, не согласных с тем, что во главе церкви стоит епископ, вместе с отрядом нанятых им громил избивавший сидящих в тюрьме мучеников, является делом, угодным Господу. Оптат с задачей справился.

«Это было сделано согласно воле Господа, — сообщил Оптат о резне (в числе убитых было два епископа). — Ибо иные злые вещи делаются для зла, а иные злые вещи делаются во имя добра». «Бог был обрадован убийством» (Optatus of Milevis, Against the Donatists, 3, 7. — прим.), — писал он.

Оруэлл, спустя шестнадцать веков, сформулировал это гораздо короче: «Любовь — это ненависть. Ненависть — это любовь».

Христианская Римская империя, которую мы называем Византийской, человекопоклонничеством не страдала и только и делала, что во имя Бога боролась с различными ересями своих подданных. Больше, чем еретиков, она, кажется, прессовала только евреев. В результате после возникновения ислама евреи и монофизиты десятками тысяч переходили на сторону мусульман и обеспечили их победу в Малой Азии.

Успех арабского завоевания ничему не научил константинопольских императоров, служивших Богу, а не человекопоклонству. Хитрый Алексей Комнин вместо того, чтобы возглавить крестоносцев, отправлявшихся в Палестину, отправил их туда одних, предварительно выцыганив обещание, что глупые норманские бароны признают его суверенитет над завоеванными ими землями. У самого Комнина были более важные задачи: он отправился убивать своих подданных-павликиан.

Позвольте мне закончить этот спич одной маленькой историей. В 1978 году, в Египте, в 120 милях от Каира, в пещере было найдено одно гностическое Евангелие. Как и полагается гностическому Евангелию, оно было найдено рядом со скелетом. Или это монаха похоронили с отныне запретною книгой, или это парабалани размозжили неправильно верующему череп.

Гностицизм после победы церкви стал вообще запретной разновидностью христианства: ведь эти странные люди никого не называли аспидами, не проламывали еретикам голов и вообще вместо борьбы с врагами предлагали познать себя.

Эта книга — Евангелие Иуды, в котором Иисус описывается как посланец истинного Бога. А Иуда — это сам Ильдабаоф, мелкий, глупый и ограниченный творец материального мира, которого люди почитают под именем Яхве. Иисус явился в мир, чтобы просветить людей, а Иуда-Ильдабаоф спешно отправился за ним, чтобы остановить его.

В этом Евангелии Иисус говорит о своих последователях: «Они будут совокупляться во имя мое и резать своих детей». И будут продолжать служить Иуде-Ильдабаофу.

А вы говорите — права человека…

 

Илл: Риччи Себастьяно, Песнопения и пляски в честь Вакха

 

Источник: Новая газета

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100