Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 158 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"СВЯТЕЙШИЙ МИФ" (окончание)

Печать

Алексей КОЛОМЕНЦЕВ

 

Окончание – начало здесь

...Операция "Диомид"

Диомид - человек простой и решительный. В МДА он до крови дрался "за правую веру" с родным братом - не пришли к консенсусу в догматах. Оказался в иподиаконах, а затем диаконах и келейниках у Патриарха Алексия II. Получил неслучайное прозвище "Динамит". Писал диссертацию об Арсении (Мациевиче), пользуясь единственным экземпляром единственной (еще дореволюционной) монографии о предмете. Экземпляр монографии таинственно и бесследно пропал, а диссертация, напротив, появилась. Рецензенты о трюке догадались, но доказать не могли - первоисточника-то для уличения в плагиате нет. Да и не хотели особо ничего доказывать: в диссертационном совете МДА атмосфера была тихая, миролюбивая. Чтобы что-то не защитить, нужно было как-то уж специально постараться. А тут еще, хоть и "Динамит", но фигура, приближенная к императору.

Однако бывают в самой спокойной среде неспокойные люди. Один из рецензентов, доцент исторической кафедры, любовно называемый студентами "Дыбой" (слово "любовно" написано здесь без всякой иронии, его действительно любили - и было за что!), отправился в "Ленинку" и разыскал-таки второй из сохранившихся экземпляров монографии. Плагиат был доказан. Диомид на защиту не явился. Оставил академию неостепененным и уехал миссионерствовать на Чукотку. Однако через какое-то время "свою диссертацию " опубликовал под собственным же именем. 

В бандитские 90-е страна была поделена на воюющие группировки. Анадырь, где подвизался архимандрит Диомид (Дзюбан), был поделен на две сферы влияния. По аналогии с "разнопартийными" центральными телеканалами - "НТВ" Гусинского и "ОРТ" Березовского - чукотские медиа также находились под контролем двух враждующих партий: местный телеканал - одной, местное радио - другой. Трещина разделения была столь глубока, что прошла и через епархиальные ряды. Одну группировку представлял секретарь епархии, "маститый" протоирей. Другую - "патриарший посланник" Диомид. Последний принадлежал к партии "радио". Ему было выделено эфирное время, где он давал волю своим миссионерским талантам, а заодно "мочил" протоиерея из лагеря противника. Протоиерей отвечал ему тем же с телеэкрана.

"И представляешь, - рассказывал Диомид во время очередного приезда в Лавру и МДА своему однокашнику-«полугностику», - один раз в прямом эфире выступала его жена-протоиерейша и нагло заявила, что я голубой! На вопрос ведущего о доказательствах, она ляпнула, что пыталась меня соблазнить, но в ответ никакой реакции! - Сурово там у вас... После небольшой паузы Диомид вдруг шепотом, - А может его заказать? - Да ты что?! Это же не наш метод! - Но он же столько вреда Церкви приносит".

Вот этот самый Диомид и стал вдруг лидером право-радикальной антиглобалистской и антиэкуменической оппозиции. Сам-то Диомид, думаю, и до сих пор не понимает, как это его угораздило и что за стечение обстоятельств его в эти лидеры выдвинуло. Но это история отдельная.

Митрополиту Кириллу само стечение этих обстоятельств не то что не было известно, его оно даже и не интересовало. Интересовало его, как бы с выгодой воспользоваться этим стечением. Во-первых, Диомид компрометирует Алексия. Удар по Диомиду - это и удар, в качестве отдачи, по Патриарху. Во-вторых, показательная расправа, почти "ритуальная жертва", пресекла бы оппозиционные рецидивы, породив новую волну страха. И тогда искусственным нагнетанием антидиомидовской истерии, а затем и условно-досрочным де-юре и бессрочным де-факто извержением из сана, с последующим прессингом вплоть до уголовного дела Кирилл (а это именно Кирилл - Алексий и Климент хотели бы избежать расправы, справедливо надеясь, что все со временем успокоится, рассосется и забудется) «закошмарил» и архиереев, и попов. И все это на фоне организованного и возглавленного им Саммита лидеров мировых религий, с его "единым богом" в резолюции и "возьмемся за руки друзья" в телешоу.

Под давлением Кирилла в управделами составлялись списки потенциальных диомидовцев из епископата, куда попадали не только дававшие поводы для подозрений идейные, вроде Вениамина (Пушкаря), но и абсолютно лояльные, в любое время готовые к ответу "Ваше кредо? - Всегда!" Уж не знаю, методом каких вычислений (компетенция "вычислителей" была, видать, на высоте!), но в список потенциальных "диомидовцов" был внесен даже Нижегородский Георгий, все церковные заботы которого - финансы и благоукрашение, благоукрашение и финансы (по части благоукрашения проходила и очень неплохая по МПшным меркам семинария). Большая доля финансов поступала от щедрых спонсоров и совместных с ними проектов, меньшая, но тоже немалая, жесткой скруткой выжималась из прижимистых попов.

Кирилл своего достиг, он снова вышел победителем, на корню пресекшим крамолу. Заодно у рядовых патриархийных епископов и попов упрочились рефлексы самоцензуры и послушания. Того послушания, которое превыше поста, молитвы и слушания Радио "Радонеж". Не дай Бог, кто-то из начальствующих что-то заподозрит и грозно вопросит: "И ты - Диомид?!"

 

"Эффективный асфальтоукладчик"

Свершилось! 5 декабря 2008 г. в своей резиденции в Переделкино скончался престарелый Патриарх Алексий (Ридигер). Не от инфаркта - от удара головой о твердый предмет. Обстоятельства этой скоропостижной смерти оставляют чувство недосказанности. Но досказать пока нечего.

Своей смертью Патриарх Алексий освободил Церковь от управленческого паралича - от самого себя то есть. - Примерно так прокомментировал кончину своего бывшего "великого господина и отца" Кирилл. И не в переделкинских кулуарах - во всеуслышание, в программе "Слово пастыря".

"Устал уже ждать и, наконец, дождался. Передозировка адреналина, потерял от перевозбуждения самоконтроль. Отсюда и эта оговорка по Фрейду", - прокомментировал комментарий Кирилла облеченный саном протоиерея "гностик".

Контрастом растерянности остальных синодалов, митрополит Кирилл был предельно мобилизован и действовал. Фактически узурпировал пост местоблюстителя. Провел спецоперации по захвату патриарших сейфов с документами, деньгами, коллекциями драгкамней. Вокзал, почта, телеграф... Эффективный менеджмент.

Конкурент, получивший заверения свыше о всемилостивейшем даровании ему патриаршества, блаженно младенчествовал (или младенчески блаженствовал). "Эффективный менеджер" вел борьбу. "Гностики" поговаривали о дипмиссиях "гвардейцев" Кирилла в Украину с подарками и пухлыми конвертами для выборщиков Поместного Собора. Наверняка не обошлось и без дипмиссий в кремлевские коридоры. "Покоренное сердце Светланы Медведевой", - еще один гностический миф.

В итоге, высшие сферы оказались хозяевами своих заверений конкуренту - захотели дали, захотели - забрали назад. Очевидным это стало, когда с мест поползли слухи, что губернаторы агитируют местных архиерев за Кирилла (методы агитации несановных соборян были разными). Несомненным отказ высших сфер от данных обещаний стал за три дня до начала Поместного Собора. - На съезде "Единой России" было единогласно принято и через прессу озвучено напутствие Поместному Собору: "Наш патриарх - Кирилл!"

Дальше - дело техники. Пригодилась и техника карнегианских манипуляций. «У нас тут смущение по поводу экуменизма, - робко обратился к председательствущему протоиерей РПЦЗ. - Смущение от бесов! - тут же осек не отходящий от микрофона батюшка Смирнов». Контроль передвижения по залам и коридорам "неблагонадежных". "Стоило в перерывах между заседаниями где-нибудь в сторонке собраться группе несимпатизирующих Кириллу, как тут же рядом появлялся кто-либо из его "гвардейцев" и заводил приятный разговор". Но и собственно техника как техника тоже пригодилась - "глушилки" мобильной связи и интернета. Чтобы "закодированные" соборяне не имели шанса "раскодироваться" через связь с внешним свободным миром. Оппозиционные интернет-ресурсы на время Собора были заблокированы, коснулось это и нашего Портала.

Но провидению было угодно явить сквозь прочные соборные стены важнейший для нашего мифа символ. Провидение пробило брешь в интернет-блокаде и из омертвевшего ХХС на просторы "Живого журнала" прорвалось сакраментальное "асфальтоукладчик!" Никаких дополнительных комментариев это слово не требовало. Оно само и стало главным комментарием к Поместному Собору, избравшему нового Патриарха - Кирилла.

Еще одним концептуальным комментарием к атмосфере Поместного Собора (даже не только Собора, а и всей РПЦ МП) стал небольшой диалог с одним из его участников - уже по возвращении. "А про смерть Патриарха Алексия что-нибудь в кулуарах говорили? - Говорили. - А что именно? - Многие считают, что убили. - И что?! - Да ничего...".

Это был последний, во всех смыслах, Поместный Собор РПЦ МП.

Но сакральное "асфальтоукладчик" понято было далеко не всеми и не сразу. Романтики-либералы чаяли реформ, обновления, возрождения, очищения, жизни - символом всего этого был для них новоизбранный Патриарх. Перемен требовали их сердца. Они верили в не сходящую с лица улыбку, в ее преображающее обаяние.

Еще незадолго до патриаршества Кирилла один такой романтик-либерал, проректор провинциальной семинарии, пришедший в систему из ученой университетской среды, по обычаю сетовал по поводу архиерейского произвола, поборов по беспределу, бардака в семинарии, с которым он ничего не мог поделать, а главное - засилья совсем обнаглевших содомитов. И вдруг в его словах - как луч света в темном царстве: "Вся надежда на митрополита Кирилла! Станет Патриархом - все это вычистит!" Проректор не был "гностиком", этот очень симпатичный романтик-либерал... Став Патриархом, Кирилл "все это" только преумножил, Кураев не даст соврать.

Впрочем, романтизм не чужд и иным противникам Кирилла - из "лаврских" консерваторов. Романтизм с противоположным вектором - с верой в обаяние доброй "старины".

Вскоре после начала патриаршества "Кардинального" один такой романтик-консерватор (высокосановный) "все это" списывал на никодимовцев и лично Кирилла: "Все это они развели!", - гневно говорил он, потрясая пачкой компромата на "содомитов-кирилловцев".

"Вот святейший Алексий с этим злом боролся, - романтично мечтал он. - Когда некий шустрый иеромонах (настолько шустрый, что открывал дверь в кабинет начальника-ректора ногой) попался на приобщении молодежи к этому злу, он был сразу наказан".

А дело было в том, что "шустрый иеромонах", увлекшись новоначальным юношей, не справился или не придал, видимо, поглощенный пламенеющей страстью, значения тому серьезному факту, какого папы сыном этот юноша был. И грубо прокололся - папа оказался человеком из надзирающей инстанции. Заподозрив неладное, папа оперативно выяснил суть проблемы и организовал скрытую видеосъемку "монашеского досуга" в сауне - с "шустрым иеромонахом" в главной роли. Артефакт был лично доставлен на стол Патриарха Алексия. Шанса проигнорировать инцидент у святейшества в этом случае не было. Дабы не брать ответственность только на себя, он ее разделил с верными иерархами: собрал совет и устроил коллективный просмотр интересного кино. Так и рисуется картина: пожилые суровые бородатые люди смотрят порно и деланно возмущаются.

"Видишь, не спустили же на тормозах, не замяли дело, не оставили извращенца без наказания!" - тот был "жестоко" отправлен из центра проректором в отдаленную семинарию. "При Алексии с этим злом боролись... А при Кирилле наоборот распускают. Вон этого шустрого сразу же вернули в Москву, теперь он в фаворе - наместник монастыря, ректор... Вот видишь, это все они". Романтику невдомек, что дело, как говорится, в папе. А если бы не папа, дело оказалось бы в шляпе - и спустили бы на тормозах, и замяли, и никуда бы "жестоко" не отправили.

Но вернемся на миг к романтикам-либералам, чаявшим света и добра. В сакраментальном "Патриарх Кирилл - пора привыкать!" звучало "лед тронулся, господа присяжные заседатели", а им слышалось "мы наш, мы новый мир построим"...

Но были и "гностики"-прозорливцы. Ехидное поздравление патриархийному духовенству и пастве "Таков вам подобаше архиерей!" раскольника-злопыхателя Лурье здесь ни в коем случае не в счет. Он - и не "гностик", а внешний.

"Понимаешь, РПЦ - это "стол на одной ножке". "Стол" ветхий и неустойчивый. Без "обер-прокурорского" присмотра вся эта примитивная конструкция рухнула бы в одночасье. Но и под присмотром очень непросто. Сохранять равновесие "одноногого стола", на котором всякой твари по паре, готовой перегрызть друг друга, - величайшее искусство! Покойный святейший этим искусством владел. Умел сохранять баланс сил, чтобы "стол" не раскачивался, а тем более не завалился при перевесе массы на каком-либо из краев. Возбудились чересчур "кочетковцы", святейший дает молчаливое "добро" на атаку "шевкуновцам". Стали преуспевать "шевкуновцы", требуя полной и окончательной расправы над противником, святейший молчаливо сигнализирует "стоп!" Сохранять баланс сил и равновесие - величайшее искусство!.. А Кирюша, попомни мои слова, все завалит. Нет у него ни чувства равновесия, ни дипломатического такта, ни таланта молчать. "Большевик" он... Начнет все сгребать на одну сторону - ему невдомек ведь, что стол-то на одной ножке", - сразу после интронизации Кирилла делился сокровенной премудростью старейший "гностик"-протоиерей.

И «Кардинальный Святейший» начал все "сгребать". Реформы-реформы-реформы... "Асфальтоукладчик" на столе с одной ножкой.

 

Воланд поселился в Чистом переулке

Неожиданный переворот - весна 2012 года.

Кирилл привык создавать вокруг себя нужное самому себе бурление сам. А тут вдруг все само забурлило вокруг него - по непредвиденному сценарию. Пыльная квартира с кузиной. Испорченные нано-частицами дорогие "святейшему" сердцу раритетные фолианты - нетленные литературные шедевры - "Путь Абая" и прочий советский "детгиз" 50-х годов прошлого века. Исчезающие швейцарские часы и их неисчезающее на полировке рабочего стола отражение. Запутавшиеся в показаниях патриархийные спикеры. Подливший масла в огонь нанятый спасатель Соловьев. "Серебряная калоша". Ехидные смешки, переходящие в гомерический хохот. И как гром среди ясного неба - "панк-молебен", обернувшийся "панк-панихидой", с пропетыми нервозным речетативом словами эпитафии: "Патриарх Гундяй в Путина верит!" (речь, конечно, не о Путине как Путине, а о Путине как власти). И наконец - согласно решению Трулльского (в рамках мифа нужно читать "Тролльского") собора - "двушечка"...

Железные нервы - блеф. Они ни у кого не железные. (Вот и сейчас опальный Чаплин говорит, что начитается Патриарх какой-нибудь дряни про себя в интернете (на "Портале-Credo.Ru", например), а потом истерит, никого не слышит, спонтанно принимает необдуманные решения.) Интонации "хорошо поставленного голоса" стали надрывными. "Заговор врагов Церкви"... "восстание новых диоклетианов"... "предатели в рясах"... Грозное потрясание "голгофским гвоздем" только еще сильнее смешило. "Он пугает, а нам нестрашно" (с).

В ответ зазвучали пусть и не столь хорошо поставленные, но внятные голоса "предателей": "Кириллино стояние: куда бежать от этого позорища", "Торжество "предателей" в рясах"... - Гимны анонимного "предателя" "протоиерея Ипатия Барышкина" мгновенно разносились по интернет-пространству всея Руси. "Ипатий - наш патриарх!", - стали выкрикивать, прежде равнодушные к церковным темам, а тут вдруг возбудившиеся ими зрители "Дождя", слушатели "Эха Москвы", читатели "Новой газеты".

Патриархийные горе-конспирологи стали что-то бурчать про предвыборную президентскую гонку, "белоленточный" заказ, проплаченный блог Кураева, "печеньки" Госдепа... И прочие профанные благоглупости. Они не "гностики", непричастны к подлинному мифу. Каких версий от них еще ждать?

Пожилой простодушный патриархийный архиерей, хоть и не "гностик", но высказался точнее: "Опозорился на всю страну со своей бабой, а теперь кричит - гонения... гонения...".

И одни только "гностики" были в полной уверенности, что в Чистом переулке, несомненно, поселился Воланд со своей свитой.

Здесь нет нужды специально останавливаться на "Курайгейте", еще более раздразнившем обывателей, ставших жадными до церковных скандалов. Для "гностиков" бесконечный МПшный сериал "Все оттенки голубого" - давным-давно наскучившее зрелище. Все то, чем малыми дозами шокирует благочестивую патриархийную публику протодиакон всея Руси, "гностикам" было известно всегда - в полном объеме и во всех подробностях.

Об Украине, которую "Кардинальный" обещал Кремлю удержать своей скрепой (не скрепой - скобой!) всю - в целости и сохранности, сказано практически все и помимо нашего мифа. Скоба эта, как оказалось, ржавая, ничего толком скреплять неспособна, коррозия ее скоро совсем разъест. В Кремле сильно недовольны.

Перейдем сразу к эпилогу.

 

"Гаванский тупик"

С одним из лучших моих друзей видимся мы очень редко. Каждая встреча - куча разговоров обо всем. Но все разговоры, по мановению собственного величия, неизменно заканчиваются решением глобальных мировых проблем. Примерно 3 года назад мы решали судьбу Путина. Он оказался в сложном, почти тупиковом положении, - уже тогда понимали мы. Есть ли выход? - И мы этот выход для него придумали - объединение Церквей!.. Если по его инициативе и под его протекторатом РПЦ МП (остальные подтянутся) пойдет на сближение с РКЦ и это сближение закончится успехом - преодолением тысячелетнего раздора и братским церковным единством, то инициатору и протектору все забудут и все простят. Дадут "нобелевку" мира. И ему останется только, как Гагарину или Горбачеву, ездить по всей планете в лавровом венке и улыбаться под взглядами миллионов восторженных глаз.

12 февраля 2016 года Патриарх Кирилл неожиданно для всех (почти!) встречается с Римским Папой Франциском. "О встрече заранее знали только четыре человека", - поделился секретом Кирилл.

"Эта встреча готовилась в течение двух лет. Два года назад мы встречались с президентом России Путиным. Через год состоялась еще одна встреча", - рассекретил агентурные данные Франциск.

Похоже, у Путина очень острый слух и он тот наш трехлетней давности разговор услышал.

Как бы то ни было, "встреча тысячелетия" состоялась. Что бы там ни подписали по протоколу Папа и Патриарх, она и без всякого протокола - эпохальный символ. А символы, как известно "гностикам", обладают огромной силой. Братское лобзание двух глав двух крупнейших церковных миров - не просто деталь этикета.

Продолжая после Гаваны триумфальное турне по странам католической Латинской Америки, "Кардинальный Святейший", встречаемый всюду с восторгом, как "истинный католик", переживал давно забытое просветление, катарсис. Ему были искренне рады - почти забытое чувство.

Более настороженно отнеслись к святейшему пингвины. Заветы Аввы Никодима им были неведомы.

И совсем уж нетриумфальным стало возвращение Патриарха Кирилла домой, в родную РПЦ МП. Кроме деланных заискивающих улыбок церковных функционеров его поджидала настоящая крамола. Не в церковных подворотнях и пономарках, а открыто, под видеокамеру, известные и не очень патриархийные фундаменталисты во всеуслышание произносят страшные слова-заклинания: "патриарх-еретик", "лжепатриарх", "предатель", "апостат"... А между тем надвигается Всеправославный собор, который точно гарантирует одно - обострение ревности "мракобесов".

Приятное чувство, посетившее в Гаване, улетучилось. Снова приходится менять интонацию и жечь грозными, обличительными глаголами... "глобальная ересь человекопоклонничества"... Чтобы этих самых "мракобесов" хоть как-то успокоить...

И что самое страшное - ничего неясно с Кремлем!

То чувство, когда ты всю жизнь был азартным игроком и сам затевал любимые игры, а теперь играют тебя. Гроссмейстер стал фигурой на доске.

"Хорошо поставленный голос" еще сохраняется, а вот карнегианская улыбка уже дается с трудом. "Патриарх на фотографиях почти всегда уныл".

Некогда родоначальник РПЦ МП митрополит Сергий (Страгородский), выйдя после непродолжительной отсидки из тюрьмы, сказал: "Теперь у меня только один догмат - не сидеть в тюрьме!" В позднесоветские, не столь суровые времена, этот единственный догмат был реформирован: "У нас только один догмат - быть всегда при власти". Этого "кредо" и приходится держаться до сих пор. - Не дай бог оказаться без властной "крыши", никому ненужными изгоями.

А кардинальная интенция - стать ни от кого не зависимой властью самому, так и остается интенцией. С этой нереализованной интенцией придется и помирать...

Человек все-таки, жалко.

Одна надежда на кардинальную перемену "Кардинального": вдруг в тонком сне, в каком видении или даже наяву явится ему дух Аввы Никодима и изречет: "Володя, оставь людей, - становись снова ловцом кошек".

 

Источник: Портал-Credo

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100