Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 280 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПО СЛЕДАМ НЕСБЫВШЕГОСЯ

Печать

Юрий ЕРШОВ

 

...По следам несбывшегося: «криминализация Конституции» в домашних условиях

 

На днях средства массовой информации разразились целым блоком публикаций, посвященных теме грядущей «борьбе с сектами» в Государственной Думе. Речь в них идет об инициативе ряда депутатов, которые намерены воплотить в российском законодательстве методы, прославляемые местными антикультистами как эталон государственного подхода к «сектам» - методы французского законодательства.

Надо сказать, что одно это довольно странно - при всем современном антизападничестве так отчаянно пытаться воспроизводить худшие образцы этого самого Запада. В памяти сразу всплывает относительно недавняя похожая инициатива по внедрению в российскую систему образования ювенальной юстиции в рамках законопроекта № 553338-6 «О психологической помощи населению в Российской Федерации». Инициатива была призвана дать психологам власть без согласия родителей получить доступ к детям, чтобы «оказывать им психологическую помощь», что называется, в лучших традициях американской системы. Принцип ее в том, что, по идее школьного психолога, что ребенка надо лечить от гиперактивности, так как он «слишком активен» даже в том случае, если потребуется для того отобрать у родителей и  «лечить» насильно. Это в том случае, если родители не захотят давать ему фармакологически идентичные кокаину препараты, подобные наркотикам, кстати, запрещенные в России.

Тот законопроект не прошел, ювенальная юстиция осталась ждать своего часа. Но пока она набирается сил для новой атаки, в ход идет другая идея от западных производителей - «Борьба с сектами» на законодательном уровне.

Что же с ней не так? На самом деле, многое. Во-первых, это ни много ни мало, криминализация Конституции России. Пока в ней имеется ненавидимая антикультистами статья 28 о свободе совести и убеждений, уголовное преследование за религиозные убеждения неконституционны. Пресловутая статья провозглашает свободное исповедание любой религии, а не лишь одной из четырех «традиционных».  И это явно не всем нравится. Инициативы, подобные  этой пришли из европейской страны - Франции, там как раз имеется подобный промысел, где четыре традиционные религии - это и есть «истинно религии», которые худо-бедно, но существуют в свободных условиях, а вот все остальное - «секты», религии, с которыми надо бороться и выжигать каленым железом. В нашей стране первой ласточкой стало принятие поправок в Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», в соответствии с которым из - под возможности признания экстремистскими, вывели материалы четырех религий: христианства, ислама, буддизма и иудаизма.   Это новый шаг в развитие атаки на статью 28 Конституции. Закрепить успех, так сказать.

Во-вторых, в самой колыбели прав человека и борьбы с сектами - во Франции, - именно в борьбе с сектами явно разочаровались, и там начинает преобладать возврат к истокам, то есть правам человека. Борьба с сектами на государственном уровне, как следует из последних новостей, себя не оправдала и ее бюджетное финансирование начинает существенно урезаться. Сообщается, что две крупнейшие структуры, специализированные на этой сфере, потерпели фиаско и уходят с «рынка антикультистских услуг» правительству. Это «Дом профилактики для семьи» и «Центр по борьбе с нарушениями со стороны исламских сект». А само правительство без малого на треть снижает финансирование самой главной европейской цитадели антикультизма Fecris.

Известен старый анекдот, в котором потерянные ключи ищут не в темноте, где их потеряли, а под фонарем, поскольку под ним светлее. Очень напоминает история борьбы с сектами этот анекдот. «Светлее», это неустанно и бесстрашно бороться с тем, кто не представляет угрозы. Угрозу, ведь, можно и выдумать, раздувая до бесконечных величин, благо, возможности современных медиа едва ли не безграничны. Так уже бывало много раз в человеческой истории.

Но пока тратятся бюджетные средства на противостояние химерам, реальные угрозы никуда не уходят. Наоборот, в прохладной тени антикультистской борьбы они могут спокойно развиваться и расширяться.

Для Франции отрезвляющим холодным душем стал массированный  парижский теракт 13 ноября 2015 года, кровавая сила которого почему-то никак не была ни предотвращена, ни уменьшена многолетним финансированием из бюджета борцов с сектами. Государство начинает себя недоуменно спрашивать:  «Ничего не известно: ни цифр, ни имен. Когда госпожа Бузар, против которой я лично ничего не имею, заявляет, что она предотвратила 400 уходов в радикальные организации, какими методами для подтверждения этого заявления она пользовалась? Получая и осваивая бюджет в 600 000 евро, логично, что организация должна предоставить какие-то доказательства».

Но такие вопросы актуальны не только для Франции. В России антикультисты - такие, например, как Центр Иринея Лионского, - также существуют на деньги из бюджета (то есть из наших с вами налогов), осваивая неслабые гранты на «искоренение сектантов». Результаты такого рода усердия не менее мифичны, чем французские. Так, стоит ли ждать «холодного душа», или пора остановиться в том, чтобы последовательно копировать не самые удачные образцы западной политики?

Потеряв французскую кормушку, Fecris, похоже, начинает искать взаимности у бюджета России. При этом,  антисектантская кампания в Думе почему-то весьма напоминает первые промо-мероприятия побитых французских антикультистов, которым все еще хочется есть и отчаянно необходимо реанимировать свое былое влияние. Но стоит ли нашим законодателям так послушно встраиваться в их пиар- компанию?  

Для борьбы с реальным злом достаточно неукоснительно применять Уголовный кодекс, где составов преступления хоть для хищения имущества, хоть для причинения вреда здоровью достаточно. Соответственно, если последователи какой-то религии (традиционной ли, новой ли, неважно) или вовсе атеисты совершают преступления, то отвечать они должны за преступления. Если же составов преступлений в их действиях нет, то все, что о них следует знать, закреплено в статье 28 Конституции России. Не надо забывать, что это российские граждане. И именно своих граждан должны защищать представители власти от зарубежных атак и поползновений.

Но отчего-то именно в сфере религии эта идея ставится с ног на голову, и под флагом человеконенавистнических зарубежных идей государство задумывается о проблеме, в сущности того, как все больше нагнетать обстановку внутри страны для своих граждан.

 

RP

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100